Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Хроники английского Кавказа, часть 27

Ещё в 1581 году после смерти Фитцгиббона Григорий XIII назначил верховным архиепископом Кашеля (то есть главой ирландской католической церкви) священника Дермонда О’Херли. Святой отец до этого провёл пятнадцать лет в Лювене (Фландрия) и четыре в Реймсе, а также был вовлечён во все планы ирландских изгнанников по части выдворения англичан с Изумрудного острова.
Едва став архиепископом, О’Херли ожидаемо занялся проектом очередной католической военной экспедиции в Ирландию — того самого “Священного отряда” № 3, которого так опасались в Дублине. Чтобы уяснить обстановку “на местах”, новоиспечённый архиепископ встретился с протеже виконта Балтингласа Кристофером Барнуоллом. Беседа с ним убедила святого отца в том, что Ирландия буквально только и ждёт появления нового отряда католического воинства, чтобы избавиться от безбожных протестантов.
Далее лучившийся оптимизмом О’Херли начал решать самый болезненный вопрос проекта — “пробивать” финансирование новой экспедиции. При этом архиепископ декларировал сентенции, более всего походившие на бессмертную речь основателя тайного “Союза меча и орала”: “Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны… Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем”.
Католическая общественность в большинстве своём реагировала на такую патетику аплодисментами. Однако кардиналы-итальянцы оказались прожжёнными циниками, абсолютно глухими к драматичным спичам О’Херли. Тогда архиепископ стал давить на то, что промедление с оправкой экспедиции в Ирландию дорого обойдётся графу Килдэру, барону Дэлвину и другим ирландским аристократам, якобы брошенным англичанами в тюрьму по подозрению в поддержке восстания Десмонда.
Дождавшись, когда О’Херли перестанет сотрясать воздух восклицаниями “Их смерть будет на нашей совести!”, кардинал Толомео Галио ди Комо предъявил документы, согласно которым получалось, что граф Килдэр и барон Дэлвин в Ленстере воевали не за восставших, а против них. Не дав архиепископу и рта раскрыть, кардинал разразился гневной филиппикой: "Кто поверит ирландцу? Вот письмо, в котором граф Килдэр обещает принять нашу сторону. Вот такое же обещание от всех графов Ольстера, Манстера и Коннахта. Думаете, мы согласились бы на экспедицию Фитцморица и Стакли, если бы не получили таких писем? Но все обещания в результате оказались ложью. Отныне у Папы нет больше денег ни для одного ирландца!".

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxvii/

Хроники английского Кавказа, часть 10

После того как Филипп II к имевшейся у него испанской добавил ещё и португальскую корону, Елизавета I через своего посла Генри Робертса попыталась договориться о поддержке берберийскими пиратами дона Антониу. Это явно можно трактовать как совершенно недружественные действия по отношению к Испании. Кстати, вспомним на минуточку, что претендент на португальский престол вообще-то был рыцарем-иоаннитом. Получалось, что втравливая его в шашни с мусульманскими морскими разбойниками, английская королева одновременно делала из Антониу не только предателя дела ордена Святого Иоанна, но и изменника католической религии.

Разумеется, Джеймс Фитцмориц Фитцджеральд, капитан Себастьян ди Сан-Джузеппе, Николас Сандерс (официально — тоже капитан, но на самом деле — папский нунций) и другие члены папского “Священного отряда”, закончившие ремонт своих судов в испанском Паламосе и вновь летом 1579 года взявшие курс на Ирландию, совершенно не подозревали, в какую англо-испанскую бучу влезают. Впрочем, это совершенно не мешало “участникам регаты” ощущать себя кем-то вроде крестоносцев.

Фитцмориц прихватил с собой из Рима два воззвания. Первое — на английском, где говорилось, что папа Григорий XIII, понимая, какое бесчестье перед Господом и Его Святыми пало на Шотландию, Францию, Фландрию и Англию, намерен лишить протестантских монархов-еретиков их владений. Папа утверждал, что это не нападение на корону Англии, это борьба за попираемые права католиков и католическую веру. Также в письме говорилось, что Григорий назначает Фитцморица генералом “святой армии”, и тот обязан действовать справедливо и бескорыстно. “Вы должны избавить страну от ереси и тирании, и этим самым совершить благородный и благочестивый поступок”, — значилось в воззвании.

Второй меморандум папы был составлен на ирландском языке.

"Справедливая война требует трёх вещей: справедливого дела, законной силы и средств для ведения справедливой войны. Мы даём вам эти средства*. Причина же сей войны — вящая слава Господня.

Далее писалось, что война идёт не против Англии, но против тирана, сидящего на троне в виде рыжеволосой бестии. Елизавета, мол, сама потеряла свою власть, отказавшись от католической веры и осмелившись подчинить церковь себе, особе женского пола. Поэтому свергнуть её не только законно, но правильно, приятно и богоугодно.

https://fitzroymag.com/right-place/tajny-madridskogo-dvora/

На обсуждение

Да не покажется нашим читателям странным, но да, и у Испании, и у Англии были местности, в которых они отрабатывали свои «колониальные навыки». И естественно, эти навыки потом накладывали отпечаток на все их действия в Америке и политику в отношении колоний.
Начнем, наверное, с Англии. Согласно книге «Ирландия при Тюдорах с кратким изложением более ранней истории» Ричарда Багвела,  для Англии первым средневековым колонизационным проектом стала, безусловно, Ирландия. Впервые англичане появились в Ирландии в 1160-х годах, когда король Ленстера Дермот МакМорроу ведший войну с Рори ОКоннором пригласил себе на помощь англо-нормандских лордов, из которых стоит выделить Ричерда де Клэра по прозвищу «Мощный лук» (Стронгбоу). Вскоре в междоусобицу вмешался английский король Генрих II и отвоевал себе на острове местность, которую назвали Пэйл (забор).
Периодически английские вторжения в Ирландию происходили до 1399 года, однако вскоре в Англии началась война Алой и Белой Розы, и местные англо-нормандские бароны, оставленные без связи с метрополией, «обырландились», приняв привычки и нравы местного населения.
Следующий этап колонизации связан с династией Тюдоров. После того, как Генрих VIII в 1542 году объявил себя королем Ирландии, связав два острова династической унией, возникла главная проблема – а что же делать с Ирландией? Вернее, какие действия предпринять, чтобы ее колонизировать без проблем, увеличить доходы от этих земель, и сократить расходы на них?
В результате королевой Марией I и ее мужем Филлипом Испанским было предложено два пути:
Путь первый (путь меча, sword trace): вырезать всех ирландцев, заселить на освободившиеся земли англичан и низинных шотландцев. Проблема этого пути была даже не в том, как разгромить ирландцев (английские контингенты по выучке и по вооружению превосходили ирландцев на голову), а в том, как содержать в Ирландии большую армию на постоянной основе. Ибо а) армия стоит денег; б) ее надо чем-то кормить, а в Ирландии, как в Причерноморье XVII века – земля (по мнению англичан) вокруг плодородная, но население живет грабежом.
Путь второй (путь слова, word trace): находим каким-то образом «добрых, мирных ирландцев», которых расселяем на отвоеванных у всяких Джеральдинов, ОКонноров, О'Брайанов, и прочих О'Нилов землях, создаем так называемую «черту оседлости», охраняем их, только пусть пашут, сеют и платят налоги. Проблема этого пути - нужно очень много денег, причем не единовременно, а на постоянной основе.
Изначально Тюдоры пошли по «пути слова», однако колонисты после нескольких налетов ирландцев сами превратились в люмпен-пролетариат, стали сколачивать банды и ганзы, и нападать и на ирландских соседей, и на английский Пэйл с целью угона домашнего скота.
Часть же фермеров, купивших право на землевладение в Ирландии, ехать туда не стали, а наняли для обработки земли самих ирландцев, поскольку им «житье в Ирландии привычнее». В результате вместо поступлений денег от арендной платы и налогов Мария и Филипп получили только лишнюю головную боль, и какую-то финансовую воронку, куда деньги уходили в огромных количествах и растворялись без следа.
Поэтому при Елизавете I англичане логично пришли к реализации «пути меча». В результате двух восстаний Десмонда был разорен и разгромлен Манстеру, куда было перевезено примерно 4000 английских колонистов, но самый широкий размах колонизация приобрела в Ольстере в годы правления короля Якова I. Туда было прибыло до 35 тысяч английских и ирландских колонистов. Сами ирландцы выдавливались в мало пригодный для жизни Коннахт, который в те времена называли Диким Западом (Wilde West of Ireland).
Собственно, если мы сравним действия англичан в колониях в Новом Свете – мы увидим то же самое – выдавливание аборигенов с их земель и организация чисто английских колоний, занимающихся сельским хозяйством, либо принуждение индейцев к принятию английского образа жизни и мышления и вписывание их в чисто английскую структуры («пять цивилизованных племен»). Этот опыт был целиком и полностью привнесен из Ирландии.
У Испании был совершенно другой опыт, и он отличался от английского. Собственно, после вторжения арабов на Пиренейский полуостров в 711-716 г.г. из христианских королевств там осталась только Астурия, куда бежало все христианское население страны. Мы не будем подробно рассматривать борьбу Астурии против арабов, следующий момент нашей истории – это формирование королевства Наварра (Испанской Марки) в результате распада империи Карла Великого в 877 году
Постепенно шло два процесса – это дробление Омейядского халифата на более мелкие территориальные объединения и образование христианских королевств и феодальных образований (графство Арагон, графство Барселона, и т.д.). К 1037 году христиане смогли отвоевать уже треть Пиренейского полуострова, где расположились графства Барселона и Арагон, а так же королевства Наварра, Кастилия и Леон (последние два появились из распавшейся Астурии, оттуда же появилась и будущая Португалия).
К XV веку христианами была отвоевана почти вся территория Пиренейского полуострова, только на юге остался осколок прежнего арабского владычества – Гранадский халифат, который пал 2 января 1492 года.
Как шла «рехристианизация» отвоеванных территорий? В отличие от Англии, где основной упор делался на разницу в уровне культурного и социального развития, а религия начала играть значимую роль только в конце XVI века, в Испании и Португалии религиозный вопрос был главным на протяжении всей реконкисты, и особенно – в период XII-XV веков.
Далее следует краткое изложение статьи Аны Эчеверии «Мудехарское «большинство» в Леоне и Кастилии: королевское законодательство и распределение населения (11-13 вв.)»[1].
Изначально «мудехарам» (так называли мусульманское население христианских стран в Испании на первоначальном этапе) разрешалось исповедовать свою религию, использовать свой язык и свои обычаи. Главным было, чтобы они трудились и приносили пользу и доходы. С учетом того, что мусульманское население того же королевства Арагон составляло не менее 11% населения – речь идет о довольно большой группе «неверных подданных», и понятно, что уничтожить или выгнать их без последствий для экономики не получилось бы. Взамен на такую религиозную свободу мудехары выплачивали особый налог королям Арагона, Кастилии и Леона – yizya. Тут надо учесть, что мусульмане – и это правда! – платили больше налогов, чем христиане, но имели свои льготы – например, они не служили в королевской армии и имели свое самоуправление. Однако постепенно, с ростом христианского населения, гайки мусульманам начали закручивать, что привело к мятежам, и восстания мудехаров происходили с пугающей регулярностью – 1244,1264, 1276, 1304 года, и т.д. Власти пытались этому противодействовать двумя путями – либо жестоким подавлением восстаний, либо принуждением мусульман к переходу в христианство. Очень часто мудехаров использовали в переселенческих проектах, перебрасывая их на дикие земли с тем, чтобы они их освоили.
В царствование Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского события начали развиваться стремительно. В 1486 году Фердинанд по сути отменил крепостное право в Испании, переведя за выкуп всех крестьян сначала в королевстве Арагон, а потом и в Леоне и Кастилии, с барщины на единый для всех оброк. Таким образом, крестьяне из крепостных стали арендаторами земли у помещиков. Далее, для укрепления центральной власти следовало разобраться с местным самоуправлением в городах и сделать единообразную судебную систему. Реализовано это было при поддержке церкви, и с 1483 года в Севилье начала свое существование знаменитая Священная Инквизиция, задачей которой были уголовные дела, арбитраж и борьба с ересью. В 1492 году с подачи Главного инквизитора Торквемады был подписан указ по высылке из Испании евреев. Официально евреев обвиняли в ростовщичестве, главной же подоплекой была их автономное существование в королевствах, с самоуправлением, финансовой независимостью и т.д.
Ну а через 10 лет после падения Гранадского халифата в 1502 году была опубликована «Прагматика принудительного обращения», согласно которому мудехарам ставился выбор – либо обратиться в христианство, либо покинуть Испанию. И опять-таки, эта мера была призвана уничтожить остатки самоуправления и привести мавров к формуле: «Один бог, один король, одна вера».
Здесь мы видим главное различие английского и испанского пути – если англичане ставили главной задачей в Ирландии на ассимиляцию местных и принятие ими своего образа жизни, то в Испании XVI века основной задачей и основным объединяющим жителей пунктом видели религию.
Совершенно схожие с Испанией процессы происходили и в Португалии, где в 1496 году королем Мануэлем был издан указ, подобный испанскому, образца 1502 года. Другой вопрос, что если в Испании с течением времени шло все большее ужесточение положения морисков, то в Португалии указом 1496 года все и ограничилось[2].
Что мы видим в Америке? Да то же самое. То есть поголовная католизация населения, на которую были брошены гигантские ресурсы. То есть Испания и Португалия, в отличие от Англии, основываясь на своем опыте с маврами, считали, что верность короне можно поддержать у тех, кто исповедует католическую религию.
Ну а теперь о Франции и Голландии. Эти страны не имели до эпохи Великих географических открытий собственных колонизационных проектов, сюда не получится отнести ни альбигойцев, не попытки французов утвердиться на Корсике. Поэтому эти страны начали вести политику в отношении аборигенов «с чистого листа». Французская политика получила в литературе название «патерналистской», то есть это своего рода отношение с индейцами, как с «младшим братом». Французы мало вмешивались в религиозные воззрения и социальную жизнь аборигенов, но в то же самое время по мере возможности пытались заключить с ними союзы, дабы обезопасить свои поселения от нападений.
Голландцы во главу угла ставили экономические отношения, этот тип колонизации можно назвать «монетарным». Даже тот самый факт, что голландцы выкупили место для своего поселения Новый Амстердам у индейцев за 60 гульденов (24.5 доллара) говорит о многом. Испанцы или португальцы ни у кого ничего не выкупали, а просто «вступали во владение».
Резюмируя, мы можем отметить следующее. Каждая из будущих колониальных держав, имевших «доколонизационный опыт колонизации» привнесла в свои колонии этот опыт и поступала по тем лекалам, которые были отработаны ранее. Страны, не имевшие подобного опыта, исходили из той социальной и сложившейся ко времени колонизационных проектов идеи, которые имели на данный момент. В случае Франции это главенство короля и система союзов, в случае Голландии – это экономическая и финансовая выгода.





[1] Ana Echevarria «La «mayoría» mudéjar en León y Castilla: legislación real y distribución de la población (Siglos XI-XIII)» - En la España Medieval, 2006, 29, стр. 7-30.
[2] Подробности можно узнать в статье António José da Silva Botas Rei «Moros y Moriscos en Portugal (siglos XII a XVIII)» - Fondation Mémoire des Andalous, 2018, стр. 91-106.

Ирландия, мировоззренческое.

Когда начинаешь копаться в чем-нибудь, изначально планируя развлекательное чтиво – почему-то постепенно это выходит из-под контроля и начинаешь думать, что вся официальная история – какая-то конспирология.
На самом деле это конечно не так, все факты и события давным-давно известны, просто в учебниках и в научпопе почему-то выделяются только одни моменты, а про другие не говорится ничего. Самый яркий пример, который мы знаем – это подробное изложение похода Непобедимой Армады и полное замалчивание остальных событий войны 1585-1604 годов. Причем события-то эти известны, исследованы давным-давно, но вот в учебники и популярную литературу почему-то не вошли.
То же самое касается и истории Ирландии. Я понимаю, что России вошло в привычку сопереживать всем тщедушным, слабым, убогим и сирым разумом, да к тому же «англичанка всегда гадит», поэтому мы воспринимаем историю Изумрудного острова с точки зрения национально-освободительной борьбы ирландского народа против английского владычества. Тем интереснее, когда реально окунаешься в этот омут истории, и понимаешь, пыхтя трубкой, как товарищ Сталин, что «Нэ так все было, совсэм нэ так…».
Далее следует попытка краткого изложения истории Ирландии после Тюдоров, ибо что творилось при Тюдорах, читатели моего блога уже почитали и наверное составили свое мнение.
Итак, собственно проблема, которая потом привела к завоеванию Кромвеля, была заложена не при Елизавете I, а при ее наследнике – Якове I. Опять-таки, читатели моего блога знают, читали, что дядька этот был не только острым на словцо, но методичным, упорным, и слов на ветер не бросающим.
Собственно, именно Яков реализовал все то, о чем десятилетиями грезили Тюдоры – он организовал МАССОВУЮ колонизацию земель английскими и шотландскими подданными в Ирландии. Цифры просто поражают. Если Елизавета сумела заселить плантации Манстера после восстания Десмонда всего 4000 людей (которые все сбежали оттуда на хрен после начала девятилетней войны), то Яков действовал методично и гениально – уже к 1630 году в Ольстер переехали 14 500 мужчин, а с учетом их семейств — 24 000 человек. Согласитесь, впечатляющее переселение для того времени. Переселенцы проявляли независимый дух, они достигли преуспеяния, которого не сумели добиться в Англии и Шотландии.
Понятно, что ирландцы на этом празднике жизни оказались лишними, и их вытесняли в не особо пригодный для жизни Коннахт. Вернее даже не так. Ирландцев-крепостных, тех, кто умеет трудиться, на землях с удовольствием оставляли, переводя в арендаторы на оброк, а вот всю шелупонь типа бардов Бидлей и прочих любителей грабить, бухать и иметь гусей – на Дикий Запад Ирландии. В результате в Ольстере сложилась вообще невообразимая ситуация – есть ирландские арендаторы-католики, есть английские англикане-йомены, а тут еще шотландские фермеры-пресвитериане. Кроме того, английские солдаты, получившие наделы в Ирландии – эдакие помещики Коробочки. А где-то по внешнему периметру Ольстера бродят ватаги ирландских батыров, которых с этого праздника изгнали, но которые требуют «вернуть обычаи святой старины», и вообще – «англичан и шотландцев к ногтю, а холопам, на них работающим – устроить децимацию и повысить налоги в три раза». Понятно, что такой адский клубок должен был рвануть.
Она и рванула. В 1641 году. В этот момент как раз Карл I поссорился с Парламентом, что многие в Ирландии восприняли, как отход от англиканства и возврат к католицизму, а раз так – «то бей протестантов, спасай королевство». Ганзы из Коннахта вторглись в Ольстер и Пэйл (при этом королевская армия оставалась нейтральной), и при поддержке католиков-крестьян начали резать и убивать протестантов. Вырезать деревни полностью. Стариков, женщин, детей не жалели, ибо «еретики». На всякий случай – в дублинской библиотеке собрано ТРИДЦАТЬ ДВА ТОМА свидетельств по этой резне. Показательным примером может служить дело некой Элизабет Прайс из Армы: у нее отобрали пятерых детей и сбросили с моста в Портадауне: «А для этой, дающей показания, и многих других, что остались, придумали разнообразные пытки... и эту, дающую показания, трижды подвешивали, чтобы она призналась, куда спрятала деньги. После опускали, обжигали ей подошвы ног и часто били кнутом...» По самым скромным подсчетам эта вакханалия стоила жизни 6000 протестантов. Из примерно 30 тысяч.
Ну вот такие добрые ирландцы, национально-освободительное движение, ули. Потом началась Война Трех Королевств, ну а потом пришел Кромвель и ирландцам прилетела ответка – да, знаменитая резня в Дрогеде, когда за один день было вырезано 4000 католиков от мала до велика. При этом солдаты Кромвеля шли в бой со знаменами: «Помни 1641-й..!». Всего оценки уничтоженных католиков разнятся... только не смейтесь, от 4 до 100 тысяч. Причем 4-6 тысяч человек - самое реалистичное, накрутки происходят тогда, когда в число "убитых Кромвелем" добавляют жертвы чумы. Окончательно же надежды католиков похоронил Бойн в 1689-м.
Ну а дальше – об ирландском самосознании. Кромвель фактически обеспечил господство протестантов в Ирландии, и их количество начало увеличиваться. Эти протестанты и привнесли в Ирландию не клановые или религиозные интересы, а… национальную идею. Причем – ирония судьбы! – все это через примерно 60 лет повторится фактически точь-в-точь в Тринадцати колониях.
В общем, образованная в XVIII веке и лояльная протестантская ирландская интеллигенция начала настаивать на простом правиле: «Нет налогов без представительства». То есть нужно создать, по типу Шотландии и Англии, парламент Ирландии, который бы обладал совершенно равными правами с английским и шотландским парламентами. Но проблема в том, что Лондон уже со времен Генриха VIII ФАКТИЧЕСКИ рассматривал Ирландию как колонию, соответственно, идею создания такого Парламента отклонил. Ирландские протестанты требовали свободной торговли – им тоже отказывали, и опять-таки потому, что де-факто считали Ирландию колонией.
Ситуация изменилась… в 1776-м году. Английский парламент быстро сделал работу над ошибками, и понял, что если что-то не изменит – может потерять не только Тринадцать колоний, но и Ирландию. Ирландии дали так называемый «парламент Граттана» и подписали соглашение о беспошлинной и свободной торговле, то есть отошли от принципов меркантилизма и колониализма чтобы не потерять королевство.
Однако… 1789 год, Французская революция, постоянная угроза вторжения со стороны французов, в Ирландию нагнали 150-тыс. армию и все парламенты и соглашения аннулировали.
Ну а XIX век – это вообще отдельная история.
Такие дела.


У этой картинки интересная история. Она показывает мучения протестантов во время восстания католиков 1641 года. Однако после завоевания Кромвеля эту картинку стали уже использовать ирландцы - типа это солдаты Кромвеля, которые по ночам жрут младенцев.

А кардинал познал дзен..)))

В 1581 году после смерти Фитцгиббона Григорий XIII назначил верховным архиепископом Кашеля (то есть главой ирландской католической церкви) священника Дермонда О’Херли. Святой отцец до этого провел пятнадцать лет в Лювене (Фландрия) и четыре в Реймсе и был вовлечен во все планы ирландских изгнанников по поводу выдворения англичан с Изумрудного Острова.
Естественно, новый архиепископ занялся новыми планами вторжения в Ирландию. Однако, если О’Херли, встречавшийся в Кристофером Барнуоллом (протеже Балтингласа) надеялся на новый десант на острове, то вот кардиналы-итальянцы были настроены весьма скептически. Во время споров с кардиналом Комо речь шла о том, что граф Килдэр и барон Дэлвин сидят в английской тюрьме по подозрению в поддержке восстания. Кардинал предъявил документы, согласно которым получалось, что оба ирландских дворянина были замешаны как раз в подавлении восстания в Ленстере и разразился гневной филиппикой: «Кто поверит ирландцу? Вот письмо, в котором граф Килдэр обещает принять нашу сторону. Воттакоеже обещание от всех графов Ольстера, Манстера и Коннахта. Думаете, мы согласились бы на экспедицию Фитцмориса и Стакли, если бы не получили таких писем? Но все обещания в результате оказались ложью. Отныне у Папы нет больше денег ни для одного ирландца!».


Товарищ Толомео Галлио ди Комо хорошо известен нашему современнику по вилле д'Эсте, построенной как кардинальская резиденция на небезызвестном для истинных патриотов матушки-России озере Комо

Хоть что-то в этом мире остается постоянным))

В сентябре 1579 года в Мадрид прибыла миссия от папы Римского, которую возглавляли папский нунций Сега и кардинал Гранвелла. Понимая, что Филиппом на данный момент разговаривать об экспедиции в Ирландию бесполезно, посланники попросили Его Величество доставить в Ирландию… 100 молитвенников и 50 требников, которые просто необходимы страждущим там братьям во Христе. Именно с этой просьбы и началась история высадки в Ирландии 1580 года.
В бискайских портах капитан папской гвардии Бастиано ди Сан-Джузеппе нанял на деньги Григория XIII 600 испанских идальго и зафрахтовал два корабля, на которые погрузил 10 пушек, 130 аркебузов и мушкетов, 300 мечей, 400 квинталов пороха, 100 молитвенников, 50 требников, провиант и припасы. Филипп негласно выделил 400 солдат, которых предварительно уволили из рядов испанской армии, сообщив, что это просто добровольцы, которые не представляют Кастилию и Арагон, а просто «следуют зову сердца».

Дефенестрация через призму «Сальто Делчева».

Как ни странно, но одна из самых кровопролитных в Европе войн началась из(за) окна. 23 мая 1618 года группа чешских протестантов выкинула из окон Пражского Града двух имперских агентов и имперского секретаря. Это событие и послужило точкой отсчета начала Тридцатилетней войны. Но прежде чем мы с вами рассмотрим события в Богемии, давайте разберемся в нескольких вопросах.
Итак, вопрос первый. А в чем собственно смысл дефенестрации? Ведь по идее можно избить человека, можно зарубить, можно, если хочется унизить, вывалять в фекалиях и перьях. Продолжать можно бесконечно, но, как мы с вами понимаем, арсенал всяческих действий достаточно велик. Поэтому давайте разберемся – а почему именно из окна?

Collapse )


С учетом вышеизложенного, как мы с вами видим, правда оказалась на стороне католиков – дефенестрируемые же выжили, а значил Бог – за них! Но вы плохо знаете протестантов – они объявили «живучесть» имперцев… колдовством. Но в принципе обе стороны остались довольны. Протестанты покарали «Иезабель», ну а католики подтвердили «апостольность»своего дела.
Такие дела.


Последняя дефенестрация, прусский вариант.

Приключения французов в Ирландии - 2

Вообще истории высадки французов в Ирландии не повезло, ее полностью затмил поход Наполеона в Египет. Забегая чуть вперед – Юмбер высадил в Ирландии всего 1100 человек, на тот момент на Зеленом Острове находилась 150-тысячная английская армия (регулярные войска плюс ополчение), в течение трех недель французы смогли преодолеть все трудности, разбили несколько отрядов англичан в полевых условиях (причем совокупно это было в семь или восемь раз больше всего французского отряда) и уступили подавляющим силам противника лишь после того, как переиграли британских командиров после продолжительного марша длительностью в неделю. Тем более, что задержка Юмбера всего в несколько часов помешала ему соединиться с большим отрядом ирландских повстанцев, и тогда дело могло бы предпринять вообще непредсказуемый оборот, ибо тогда бы дорога на Дублин была открыта.
Ну да мы продолжим пока с того места, где остановились. Итак, ополченцы Кирквуда укрепились на холме на окраине города, когда показались первые две роты французских гренадер. Они без раздумий бросились на отряд англичан, огонь ополченцев оказался слабым и неточным, и после того, как у англичан погибло 19 человек, они сыграли отступление. Одновременно в городе появился сам Юмбер вместе с сыновьями Стока и Ратледжем, и на корявом английском спросил, где находится епископ. Толпа угрюмо молчала, когда сам епископ, пригибаясь, вышел из ближайших кустов. Юмбер улыбнулся, протянул епископу руку, и попросил побыть переводчиком, поскольку, как генерал слышал, Сток сносно говорит на французском. И далее Юмбер произнес следующую речь: «Поверьте, вам всем нечего опасаться. Мы прибыли в вашу страну не как завоеватели, а как освободители и попросим вас дать нам только то, что нужно нам для вашей поддержки. Вы в такой же безопасности под нашей защитой, как были под защитой Его Величества короля Англии».
И тут надо вообще сказать, а как вообще возникла мысль об экспедиции в Ирландию. Поскольку требования ирландских эмиссаров о высадке французских войск в Ирландии не прекращались, в Ла-Рошели погрузили на три фрегата 1100 ветеранов генерала Юмбера. Одновременно с этим планировали перебросить войска и из Бреста, там находился генерал Харди с 3000 солдат, в основном находившихся ранее в плену англичан и ирландцев. Кроме того, в Нидерландах находился ирландский патриот Дженнингс, который сообщал, что у него готовы к высадке до 10000 ирландских повстанцев. Из этих трех отрядов только Юмберу удалось высадиться в Ирландии.
Собирались тяжело, все силы и ресурсы были отданы на экспедицию Бонапарта, поэтому войска выцарапывали с трудом у комиссариата не только жалование, но и провиант, вооружение, предметы первой необходимости. В 7 утра 4 августа 1798 года маленький французский отряд из 3 фрегатов («Конкрод», «Медея» и «Франсуа») под командованием коммодора Андре Даниэля Савари покинул Ла-Рошель и направился на север. Десант составлял 1060 рядовых и 70 офицеров при двух полевых орудиях (две гренадерские роты и эскадрон 3-го конного егерского полка). С собой так же везли 5500 мушкетов, которыми планировали вооружить ирландских повстанцев.
И вот, в исходе дня 22 августа 1798 года Мэттью Тон взобрался на крышу епископского замка и спустил оттуда британские флаге, и в лучах заходящего солнца резким порывом ветра развернуло триколор Французской республики. Вторым флагом, поднятом на епископской резиденции стал зеленый флаг с арфой – национальный ирландский стяг, под которым они сражались с англичанами еще во времена де Клера-Стронгбоу и Елизаветы Тюдор. Часть города безумно радовалась высадке французов, лоялисты же «лили горькие слезы, ожидая, что их вот-вот зарежут. Они пытались бежать, но тщетно, все улицы Киллала были заполнены мятежниками, готовыми принять несчастных в братские объятия и перерезать им глотку по злобе своих сердец. Никому из лоялистов не разрешалось покидать свои дома, только не иначе, чем по разрешению захватчиков».
Юмбер же решил пополнить запасы, которых у его было негусто еще при выходе из Ла-Рошели, а теперь они закончились совсем. Он сообщил епископу, что хочет реквизировать определенное количество лошадей и крупного рогатого скота,  за которых готов заплатить ваучерами Ирландской директории, который несомненно будут в ходу, сразу как французы освободят весь Коннахт. Понятно, что большинство собственников отказалось менять лошадей и скот на несуществующие фантики несуществующей страны, Юмбер обвинил епископа «в отсутствии сотрудничества» и просто конфисковал нужных ему животных без каких-либо компенсаций. Тем не менее, Сток позже отмечал, что «в войсках французов поддерживалась жесточайшая дисциплина, и я не могу упрекнуть их в том, что они брали что-то лишне. Все их требования были крайне разумными и никаких грабежей и насилий не наблюдалось».

"Революция гидности"

25 мая 1823 года по инициативе роялистов в Мадриде было создано абсолютистское регентское правительство (сам Фердинанд VII на тот момент удерживался конституционалистами в Кадисе), и 19 июля объявила «врагами монархии» тех, кто увез короля в Кадис, и далее создали «общество апостолов», которое объявило вендетту либералам. Регентом признали королеву Марию-Уристину, президентом регентского Совета стал Педро Алькантаро де Толедо, герцог Инфантадо. Газеты были отданы на откуп церкви, теперь рупорами роялизма стали «El Defender del Rey» («Защитник короля») и «El Restaurador» («Реставратор»). 4 июня в них объявили об «умиротворении», мол, преследовать инакомыслящих более не будут, пусть только уважают власть и короля. Однако уже 8 июня было создано «Главное управление общественного наблюдения» под началом генерала Хосе Мануэля де Архона, которое публиковало списки всех, выступавших когда-либо против трона или церкви, и выносило им заочные смертные приговоры, которые реализовывались «апостолами». Началась «великая чистка», не только в армии или на госслужбе, но и среди священнослужителей. Для разбирательство по городам были разосланы «тройки», состоявшие чаще всего из офицера, священника и какого-нибудь высокородного дворянина. Адвокатурой не баловались, ну ни к чему это обвиняемым. Процессы чаще всего занимали сутки, не больше.
8 же июня было приказано освободить всех политзаключенных, попавших в тюрьмы при либералах. 9 июня – отменить все налоги, введенные конституционалистами. 10 июня был создан корпус «роялистов-добровольцев», которые взяли на себя полицейские и властные функции в регионах. 19 июня отменили суды низшей инстанции, теперь любые дела рассматривал только Королевский суд. Ну, и, наконец, самое прекрасное – 23 июня был выпущен указ «О всеобщем запрете», согласно которому любой, кто был депутатом в течение последних трех лет, заочно приговаривался к смерти.
15 августа – начать процесс реституции и возвратить в правах дворян над крестьянами, причем крестьяне за период 1820-1823 годов тоже должны были расплатиться за год, 12 равными платежами. Где они возьмут деньги – роялистов не интересовало.
В общем, от этих мер, заметим – создаваемых «снизу»! – совсем охренел не только командующий французской армией герцог Ангулемский, но и сам Фердинанд VII.