Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Столпы испанской промышленности в XVIII веке.

1. Королевская суконная фабрика Гвадалахары, с филиалами в Бриуэге и Сан-Фернандо-де-Энарес. Основана в 1717 году. В 1757 году управление фабрикой было передано пяти основным гильдиям Мадрида, которые осуществляли администрирование фабрикой в течение десяти лет. К 1777 году Гвадалахара специализировалась на саргетах (тонкой шерстяной ткани, в которой иногда смешивался шелк) и насчитывала 670 ткацких станков, на которых работало около 24000 надомных рабочих, которые пряли на фабрике или около нее, в городах. В 1787 году был построен «неф Сан-Николас» для производства кашимира, тканей и других текстильных изделий. К этому момент на фабрике в Гвадалахаре было занято 4000 рабочих, на фабрике в Бриуэге - на 1000, плюс - 20 000 надомных рабочих поставляли сырье для этих фабрик из близлежащих сельских районов.

2. Вальядолидская шерстяная компания Мигель де Ревильянте производила тонкую шерсть и имела на 1784 год 235 ткацких станков.

3. Компания Cinco Gremios Mayores de Madrid производила шляпы из шерсти перуанской викуньи для богатых, а для бедных - из шерсти мериноса. Тоже полностью оснащена станками, 70 единиц.

4. Компания по производству шелковых изделий Талавера де ла Рейна (Толедо), 350 ткацких станков и 863 рабочих.

5. Компания по производству изделий из шелка Реал Сан-Фернандо-де-Севилья, на 17709 год - 2000 станков 10 тыс. рабочих.

6. Компания Manresa - 1200 ткацких станков.

7. Основной объем производства железа в Испании, 72% от общего объема в середине 18 века, приходилось на компании Соморростро (Бискайя), а также в Эрнани и Мондрагон (Гипускоа). На 1750-е - еще на дровах. В 1761 году испанцы - первые в мире!- начали предварительно коксовать древесный уголь, в Британии это сделает Джеймс Вилкинсон через семь лет. С 1771 года начинается перевод металлургических производств с дров на уголь, и уголь точно так же по аналогии с деревом предварительно коксуют. Недаром в Англии в то время такой метод коксования угля назывался уголь по-испански. Уголь добывали в Вильянуэва-дель-Рио (Севилья), а в 1785 году в Алькарасе и Аюа (Альбасете), но трудности были просто гигантские, угольные жилы тоненькие, много разломов, большая глубина, наличие большого количества метана, постоянные взрывы этого метана с многочисленными жертвами, и поэтому угля много не добывалось. Жопа с металлургией у Испании началась с 1810-го, когда Испанская Америка просто перестала закупать испанское железо, а французы, разорив страну, вывезли все ценное во Францию.

8. Главным потребителем железа были пушечные заводы , которые располагались в окрестностях Барселоны, Риполя, Севильи, Льерганеса, Ла Кавады и Химены. Барселона и Севилья специализировались на бронзовых пушках, а Льерганес и Ла Кавада (Сантандер) - на железных. Пушки из Сантандера считались самыми лучшими, потому что там сначала отливали болванку,которую затем рассверливали (закупив в Швейцарии оборудование), тогда как на других фабриках в середине века пушки старались лить полыми. Ну с известным результатом.

9. Игнасио Забала открыл в Алегрии де Ория (Алегия на баскском языке) в 1778 году сталелитейную компанию по производству толедской стали для палашей, сабель и т.п. Там впервые был установлен металлический пресс.

10. Так же вВ 1721 году была открыта Королевская фабрика гобеленов Санта-Барбара в Мадриде.
В 1727 году открыт Королевский стекольный завод в Ла Гранха.
В 1759 году в Мадриде открылся фарфоровый завод Buen Retiro.
В 1760 году - в Алькойе были бумажные фабрики с 12 мельницами на реке Молинар.
В 1785 году в Вальдеморо была основана компания Longistas, которая производила ленты, ленты, чулки, шляпы и перчатки.

11. Гигантские прибыли приносила добыча и обработка ртути-непосредственного компонента для очистки серебра. Крупнейшая шахта располагалась в Альмадене.

12. Соль была монополией государства (как добыча, так и продажа со времен средневековья) и ее в изобилии производили как в морских соляных бассейнах, так и в шахтах в Каталонии (Кардона и Герри), в Арагоне (Кастеллар и Ремолинос), в Мерсии (Ла Мата и Эль-Пинатар), в Кадисе, на Майорке, на Ибице ... и даже экспортировали в страны Северной Европы.

Это только самая малость того, что было, но уже дает впечатление "о совершенно неразвитой стране, которая ушла в небытие со времен Филиппа IV".

Производственный де пизес, как он есть

Алман же «взял на себя задачу убедить столпов английского финансового рынка взяться за возрождение добычи серебра в Новой Испании». Он предложил отменить еще королевские указы, согласно которым иностранцам было запрещено владеть предприятиями по добыче полезных ископаемых на территории Мексики. Алман писал: «Если вложение иностранного капитала в развитие нашей промышленности рассматривать с политической точки зрения, это, несомненно, окажется важным преимуществом, в силу которого наша судьба может быть не безразличной для купеческих народов Европы. Они уже много раз заявляли о признании нашей независимости и о том, что они видят в этом собственный интерес». Перед сомневающимися министр разливался соловьем: «Мы уверены, что вскоре увидим процветание наших шахт, некоторые иностранные промышленники уже готовы вложить значительные средства в оснащение наших шахт, в том числе паровые машины, насосы для откачки воды, и т.д. Они переоборудуют не только наши старые шахты, но и начнут поиск новых месторождений, что привлечет к нам еще больше капиталов».
В результате появилась «Объединенная Мексиканская компания», которой через несколько лет фактически принадлежала вся горнодобывающая промышленность Мексики. По сути, эта компания честно оставляла в стране только трехпроцентный налог с добычи, а все серебро… реализовывала на других рынках. Получилось, что денег в бюджете все равно нет, и пришлось опять идти на поклон к английским банкам.
Но дело для англичан внезапно оказалось далеко не таким прибыльным, как предполагалось. Когда английские горнорудные компании, осуществлявшие прямые инвестиции в добывающую промышленность Мексики, прислали специалистов в Новый Свет, те были просто в шоке. Один английский инженер писал: «отсталость техники для разработки шахт и методов эксплуатации горнорудных предприятий усугублялась низкой квалификацией персонала. С одной стороны, на шахтах не хватало самых элементарных машин, таких, как паровой двигатель для откачки воды, с другой –мы не могли его поставить, потому что не могли найти достаточно квалифицированных рабочих». Далее он продолжает: «Когда английские машины достигли конечного пункта назначения, английские инженеры столкнулись с тем, что мексиканские рабочие не имели ни малейшего представления о том, как с ними обращаться».
В результате англо-мексиканская компания «Реаль-дел-Монте Майнз» вложившая в переоборудование шахт Реал-дель-Монте 16 218 489 песо, поучила доход всего лишь в 11 310 416 песо, то есть чистый убыток составил 4 908 073 песо. Мадам Кальдерон, одна из акционеров предприятия, писала: «Самые многообещающие надежды [...] не оправдались, и главной причиной этих несчастий была нехватка ртути, которая в результате покупалась по ставке сто пятьдесят песо наличными за центнер, тогда как та же испанцы (во времена колониального господства) поставляли ртуть по цене пятьдесят песо и в кредит. Получилось, что, что груды неочищенного серебра лежат внавалку, потому что стоимость ртути делает работу по очистке серебра совершенно недоступной».
Отдельной строкой стоит выделить логистические проблемы. В отсутствие железных дорог, да и просто дорог, вывоз серебра представлял собой нетривиальную проблему и сильно удорожал его конечную стоимость.
Ну и на закуску – коррупция. Очевидец описывает это так: «Английским геологам были назначены высокие зарплаты, и было создано множество ненужных [...] должностей; спекулянты и недобросовестные люди вмешивались в дела горнодобывающих компаний, которые вводили в заблуждение английских капиталистов ложными описаниями и сообщениями о богатстве некоторых шахт».

Загадка, наверное легкая)

Как наверное многим известно, в 1100-1500 годы Венеция была флагманом промышленного развития. Тут тебе и стекло Мурано, и судостроение, и мыловаренье...
Кстати, насчет последнего - продажа твердого мыла в Европе стала своего рода конверсией.)  ибо изначально это была чисто военная технология.
Вопрос - как мыло применяли в бою?)



ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ: Изначально мыло (если его так можно назвать, просто смесь жиров) было жидким. И им поливали палубы и ванты противника, дабы сделать их скользкими, и чтобы противник потерял управление кораблем, ну и чтобы абордажные партии не могли перебраться не венецианский корабль)
Потом уже, добавив присадки, ароматизаторы, и сделав мыло твердым, его начали продавать как косметическое средство по Европе)

Прекрасное из "Кавказской войны"

Случилось, что одна из шаек напала при Чалбасах на рыбные промыслы Маркова, где одиннадцать работников, малороссов-крестьян, оказали ей неожиданно сильное сопротивление. Не имея пуль, упрямые хохлы заряжали ружья оловянными пуговицами с кафтанов и, отстреливаясь таким образом, несколько часов выдерживали неравный бой с неприятелем, осыпавшим их своими стрелами. Только совершенное истощение пороха заставило их ретироваться в камыши, и лишь тогда татарам удалось наконец овладеть заводом.

Идеалисты-1

Этот материал должен был стать заключительной частью на ресурсе "Спутник и Погром" в сериале "Россия и Пруссия". Хотя речь там уже шла не о Пруссии, а о единой Германии, тем не менее, на мой взгляд, именно последующие события и развели пути-дорожки Берлина и Петербурга, и превратили их из партнеров сначала в соперников, а потом и во врагов. И закончилось все это двумя мировыми бойнями.
Я посчитал, что было бы неправильно оставить тех, кто читал весь сериал на "Спутнике" без концовки. И решил последнюю главу постепенно выкладывать в ЖЖ. Во многом она перекликается с книгой Козлова «По следам «Турецкого гамбита», но есть и небольшие правки или добавки. В общем, читайте сами, выводы делайте сами.


После победы Бисмарка над Францией коалиция Пруссии, России и США постепенно распалась. Во-первых, США уже мало заботили европейские дела, и Вашингтон решил сосредоточиться на Новом Свете, во-вторых, сыграла свою роль и экономическая конкуренция. Дело в том, что после победы Севера в Гражданской войне основным экспортным товаром США стал не хлопок, а пшеница. Вот как этот рост выражался в цифрах: на 1861 год собрано 60 миллионов гекалитров, продано 4.9 миллионов гекалитров; на 1863 собрано 48 миллионов гекалитров, продано 8.9 миллионов гекалитров; на 1864 год собрано 45 миллионов гекалитров,  продано 10 миллионов гекалитров. В денежном выражении вывоз пшеницы из США возрос с 552 миллионов долларов в 1850-е годы до 1.808 миллиарда долларов в 1870-е.
Если вы заметили из выше приведенной статистики, то во время Гражданской войны пшеницы собиралось меньше, но продавалось заграницу больше. Можно подумать, что делалось это в ущерб населению США. Неужели американские граждане голодали? Нет! Продуктом, заместившим пшеницу на территории страны, стала кукуруза. Тут следует понять, что люди в промышленном обществе – далеко не единственные потребители зерна. Зерно используется и как корм для домашних животных, и для выделки спиртов и водки. Так вот, на корм скоту и для выделки алкоголя американцы начали пускать кукурузу, а кукурузный хлеб внутри страны составил конкуренцию пшеничному.
Сразу после войны в США начался дикий рост посевных площадей. При этом вывоз растет вместе с ними сначала до 13 миллионов, а потом и до 17 миллионов гекалитров. Эта политика подогревалась все растущим спросом на зерно в Европе, чем американцы и воспользовались. Конечно, здесь они составили конкуренцию России и потеснили ее на европейском рынке. Удалось это, в первую очередь, из-за отменного качества зерна. Здесь в двух словах стоит упомянуть разницу между американским и российским подходом.
Американский производитель сдавал зерно на элеватор, где оно проходило очистку, и на выходе получал вес чистого зерна. Вот за это чистое зерно и выплачивались деньги.
Российский подход был интереснее. Купцы хранили зерно в своих амбарах. Кто-то заморачивался качеством, кто-то – нет, и в результате поставки с разных регионов России сходились в портах отгрузки (Новороссийск, Одесса, Таганрог), там зерно смешивалось безо всякой очистки, и продавалось заграницу. Получается, что качество закупленного российского зерна предсказать было невозможно. И это - при том, что российское зерно ценилось в Европе гораздо больше, чем любое другое.  Но покупатель получал кота в мешке, качество разнилось от партии к партии, те же англичане отмечали брак в поставках до 30% от закупленного. По идее, надо было ввести централизованную закупку зерна государством и его очистку хотя бы в портах погрузки, это позволило бы как продавать зерно дороже, так и не пустить американцев на свои рынки. Но это начало делаться только после 1907 года, при Николае II. Были упущены и время, и прибыль.
Вернемся к США. В 1870-е, из-за множества банковских афер продолжение строительства железных дорог в США было поставлено под большой вопрос, но резкое увеличение экспорта зерна помогло американцам изыскать средства, и строить дороги с новой силой.
Таким образом, постепенно Вашингтон стал отдаляться от Петербурга, однако прямо антироссийской политика США стала только в начале XX века, при Теодоре Рузвельте. Примерно в это же время началось медленное и осторожное сближение США и Англии. Дело в том, что Англия была основным экспортером в США, и главным покупателем американской пшеницы в Европе. Кроме того, британцы усилили Канаду, в этом большая заслуга первого ее премьер-министра Джона Макдональда, который начал создавать отряды канадской конной полиции на западе, дабы отбить возможные поползновения американцев к аннексии канадских земель, а строительство канадской тихоокеанской железной дороги позволило англичанам своевременно перебрасывать силы с востока на запад страны.
У Англии после 1871 года была довольно тяжелая ситуация – она фактически лишилась союзников в Европе и Америке. Но, умело ведя дипломатию, пугая своих противников несуществующими угрозами, играя на противоречиях, сумела даже нарастить свое могущество, поэтому период 1871-1904 годов вошел в историю под названием «Блестящая изоляция».


На картинке - элеватор на озере Мичиган, Чикаго, 1870-е.

Крымская, технологическое

По поводу промышленности Англии в переод перед Крымской и во время Крымской было высказано много. Но чаще всего зацикливаются почему-то на железных дорогах, хотя железные дороги Англии в Крымской войне роли не сыграли, ибо они... в Англии.
Гораздо интереснее другой вопрос - почему англичане смогли насытить свою армию и флот уже к 1855-му, а к 1856-му строили те же канонерки сотнями?
И тут надо упомянуть об одном человеке, который по сути и запустил эту систему - о Джозефе Витворте. Помните этот пример из учебника "Черчение" 8-го класса? "Польза взаимозаменяемости была продемонстрирована еще в 1826 г. на Тульском оружейном заводе. Со склада взяли без выбора 30 ружей, разобрали их и детали перемешали. Затем ружья снова собрали. И все работало." Речь о стандартизации. Собственно в 1841 году Витворт ввел стандартизацию на резьбу труб. И она стала общегосударственной.
С началом Крымской войны Адмиралтейство и адмирал Нэпир определили потребность для Балтийской эскадры в канонерках в количестве 90 единиц, каждая в 60 л.с., которые должны были быть спущены на воду через 90 дней. Естественно, основной проблемой были паровые двигатели, а не сами лодки, которые Британия (да и любые другие страны) могла клепать в неограниченном количестве. И морской инженер Джон Пенн сделал следующее. Он взял пару паровых двигателей, разобрал их на простейшие части, и раздал по производственным мастерским по всей Британии, сказав, что ему нужно получить через 90 дней ровно 90 таких образцов. Понятно, что какие-то мастерские делали детали лучше, какие-то - хуже, но самое главное было не в этом. Все мастерские пользовались стандартом Витворта, и соответственно сборка частей в целый паровой двигатель труда не составляла. То есть Пенн, раздавая заказы, был уверен, что части двигателей, присланные разными мастерскими, соединятся друг с другом без проблем.
Пострадало ли из-за этого решения качество самих канонерок? Да, однозначно. Но все тут компенсировалось именно массовостью.
Собственно, в 1855 году то же самое сделал и Путилов. Свой первый заказ на 32 канонерки он разместил как на крупных заводах, так и в мелких мастерских:
- 5 винтовых механизмов и котлов делал Александровский завод.
- 19 двигателей сделали предприятия Томпсона, Ишервуда, Фрике
- 19 котлов сделали заводы Берда, Семенова, компания «Ашворт и Стивене»
- 6 двигателей и котлов изготовил Ижорский казенный завод.
Остальные работы были поручены мелким подрядчикам.

Сам Путилов Пишет: "Где одна часть, где другая, где – десятая, а где – двадцатая были обрабатываемы на нескольких заводах и в мастерских. Где выкована. Где обточена. Где просверлена. А к концу февраля свезли откуда что и начали собирать. К 15 марта первая машина собрана на заводе. А уже в мае того же года, то есть через 100 дней, 32 вооруженных канонерки, каждая с паровой машиной в 80 сил, стояли уже в Кронштадте… Машины были сделаны настолько удовлетворительно, что на многих канонерках разводились пары еще на стапелях с тем, чтобы по спуску на воду тотчас идти прямо на пробу, а корветы и клипера после войны пошли в Тихий океан и в Средиземное море. На многих этих суднах бывшие прядильщики пошли за старших машинистов… Наша сборка машин была похожа на сборку в Женеве часов: из одной мастерской – циферблат, из другой – стрелки, из третьей – корпус и т. д."
Как видите, мысль совершенно одинаковая, но... стандартизация резьбы в России была введена только в 1891 году, до этого, с 1857 года, была только внутризаводская, что не позволяло поступить по методу Пенна, если только сеть мастерских не принадлежала одному заводу/владельцу. Поэтому и скорость сборки была меньше английской, и меньшее количество на гора могли выпускать. Просто потому, что в случае чего, приходилось "после сборки обрабатывать напильником".
Собственно на мой взгляд именно в этом и состоял на тот момент технологический выигрыш Британии перед всем остальным миром. Стандартизация ей открыла возможность быстрого наращивания технической продукции.

Ну и на почитать.

ЛУГАНСКИЙ ЛИТЕЙНЫЙ ЗАВОД В КРЫМСКОЙ ВОЙНЕ (1853-1856)

статья Абакумовой В.И. (Луганская государственная академия культуры и искусств) .

22 мая 1853 года министр финансов Брок внес на рассмотрение Николая І доклад « О Луганском заводе», который начинался так: «Ваше императорское Величество повелели сообразить приносит ли пользу Луганский завод, и не лучше ли закрыть сей завод…». Далее, на 32 листах министр финансов приводит свои соображения по этому вопросу. Вывод был однозначен: «Горное ведомство не имеет особой надобности в Луганском заводе», но «следует сохранить завод, чтобы на нем могли быть изготовляемы в военное время артиллерийские снаряды, примерно в том же количестве, в каком отливались они в последнюю турецкую войну». Николай І поставил на этом документе резолюцию «Исполнить». Но жизнь распорядилась по-своему. Вскоре, вместо свертывания производства, Луганскому заводу пришлось в несколько раз увеличить выпуск снарядов. В октябре 1853 года началась Крымская война, а в сентябре 1854 года неприятель осадил Севастополь, в мае 1855 года захватил Керчь. Армии и флоту требовались снаряды. В это время лишь несколько заводов России выпускали военную продукцию. Александровский, Кончезерский, Кронштадский и Ижорский на северо-западе России и ряд Уральских заводов. Все они были очень далеко от Крымского театра боевых действий. В непосредственной близости находился лишь Луганский Литейный, и вся тяжесть обеспечения флота и армии снарядами легла на этот завод.В сентябре 1854 года защитники Севастополя затопили парусные корабли у входа в бухту, чтобы закрыть флоту противника доступ в нее. Это известный исторический факт из школьного учебника. Но только в узкоспециальной литературе можно встретить сведения, что многие пушки, снятые с затопленных кораблей и установленные на бастионах Севастополя, были отлиты на Луганском заводе. В музее обороны Севастополя на одном из бастионов Малаховского кургана и сейчас стоит пушка, на стволе которой отлито клеймо Луганского завода. 22 октября 1854 года начальник Артиллерийской экспедиции Главного управления Черноморского флота и портов обращается к начальнику Луганского завода с письмом: «По случаю продолжительной осады Севастополя вторгшимся в Крым неприятелем с превосходными силами, запасы снарядов от беспрерывных продолжительных действий сухопутных батарей, вооруженных морскими орудиями, в настоящее время сильно истощились. По этой причине главнокомандующий войсками в Крыму, Его Светлость князь Меньшиков требует сколь можно поспешнейшего снабжения Севастополя снарядами…». Снабжение Севастополя снарядами не могло быть иначе, как их отливкой на Луганском заводе еще и потому, что снаряды требовались таких калибров, которых в сухопутной артиллерии не было в употреблении. Ведь оборону Севастополя держали корабельные пушки, снабжение же флота снарядами традиционно было в ведении Луганского Литейного завода. Так не прошло и года, как по «высочайшему повелению» Луганский завод должен был начать сворачивать производство, теперь же предстояло быстрыми темпами наращивать выпуск снарядов. За два летних месяца 1854 года было изготовлено более 64 тысяч пудов снарядов. Если министр финансов Брок предполагал, что годовой нормой завода должен стать выпуск 32 тысяч пудов, то за месяц военного времени завод перекрыл годовой план мирного времени. В конце августа 1855 года началась последняя, самая сильная бомбардировка Севастополя. Потребность в снарядах для защитников Севастополя еще более увеличилась. В июле и августе было изготовлено 117 тысяч пудов. Из них 112 тысяч пудов 36 и 24 фунтовых (14,4 и 9,6 кг) ядер, предназначенных для морских пушек. Ежедневно завод отправлял осажденному Севастополю 2-3 тысячи пудов ядер. Это было в 20 раз больше того, что предусматривалось постановлением начала 1853 года. Такого количества отливок не производил ни один завод в России. Несмотря на огромный выпуск качество снарядов, отправляемых в Севастополь, тщательно контролировалось. Практикант, а после войны инженер-поручик Савченков в отчете о практике отмечал: «На ядро накладывается горизонтально лекало и катают ядро по столу. Для того, чтобы видеть достаточно ли ровна и гладка поверхность по всем направлениям. Ядро не должно нигде задевать за лекало…кроме того пробуют еще другим лекалом несколько большего диаметра, в который ядро должно проходить везде». Отливка ядра должна быть очень точной, потому что оно не подвергалось никакой механической обработке, даже отточке наждачным кругом.Производство такого количества качественных отливок требовало большого напряжения сил, четкой организации труда. В условиях военного времени особо проявился талант начальника Луганского Литейного завода, полковника Николая Терентьевича Летуновского не только как горного инженера, но и как организатора производства. Он был главой сильной команды инженеров, в которую входили многие видные специалисты горнозаводского дела в России: помощник начальника подполковник Константин Николаевич Томилов, управитель завода инженер-капитан, а затем подполковник Дмитрий Ильич Филипьев, механик и управляющий чертежной штабс-капитан Илиодор Федорович Фелькнер, СМОТРИТЕЛЬ РУДНИКОВ штабс-капитан Михаил Михайлович Чернявский, поручики Павел Александрович Вагнер, Агненподист Алексеевич Носов. В то время на заводе также работали маркшейдер Александр Васильевич Васильев, поручик Николай Першин, а в 1855 году из Керчи приехали подполковники Евгений Борисович Иваницкий и Аполлон Федорович Мевиус и вместе с Илиодором Федоровичем Фелькнером в послевоенные годы они возглавляли завод. Ныне в Луганске установлен барельеф Мевиуса, а барельеф Фелькнера находится в стадии изготовления.Среди этих инженеров были видные геологи, ГОРНЯКИ, металлурги, машиностроители. Они заслужили научную славу, но известны лишь узкому кругу специалистов. Деятельность одних впоследствии во многом определила успехи промышленности Юга страны, вклад других был менее значителен. Однако в годы Крымской войны усилия были направлены на то, чтобы изготовить как можно больше снарядов.Коллектив завода работал как единый, хорошо слаженный организм. О Луганском заводе с уважением и восхищением говорили соотечественники, за его работой напряженно следил неприятель. Свидетель тех событий писал: «Кому случалось быть в Луганском заводе во время последней войны, тот наверное не остался бы без сильного впечатления при виде всего, что там происходило. День и ночь готовились здесь снаряды для защитников Севастополя и других мест, на которые нападал или замышлял напасть неприятель.Завод загроможден был в буквальном смысле подводами, из которых более 100 ежедневно отправлялись со снарядами по направлению к Севастополю. При виде неутомимой деятельности мастеровых, нередко отказывавшихся от обеда и отдыха, вы не призадумывались бы причислить их к непосредственным защитникам Севастополя». Мудрый начальник завода ввел материальное стимулирование труда мастеровых. «Производительность завода громадно усилилась, писал в том же отчете Савченков, задельная плата (сдельная плата авт.) введенная нынешним горным начальником полковником Летуновским, служит лучшим побудителем средством черезвычайной деятельности рабочих и в то же время имеет огромное влияние на тщательность их работы». Крепостные по своему социальному статусу, мастеровые Луганского завода во время Крымской войны работали самоотверженно, и стимулы этого труда были не только материальные, но и духовные. Они делали снаряды для защиты своей Родины, своего края. Они любили Донецкий край, осваивать который приехали их отцы и деды, а у некоторых и прадеды, с которым у них связано понятие Родины. Эта духовность и была одной из главных причин героического труда мастеровых, который позволил Луганскому заводу в годы Крымской войны работать с огромным напряжением и отдачей сил. Пытаясь не допустить столь активной работы Луганского завода, турки хотели его взорвать. Во всяком случае, начальник Луганского завода Летуновский в своем прошении Александру II о назначении ему пенсии писал так: «Находясь во время прошедшей войны на юге России в усиленных и чрезвычайных занятиях по Луганскому заводу, превосходящих по своей громадности почти всякую возможность исполнения и угрожаемый вторжением неприятеля, распускавшим слухи об уничтожении завода, я вследствие напряжения всех моих сил расстроил здоровье». За более чем 300-летнюю службу и заслуги во время Крымской войны Летуновский к пенсии, положенной генералу-майору, получил прибавочное содержание 750 рублей в год. За труд во время Крымской войны многие мастеровые Луганского завода получили медали «В память войны 1853-1856 годов», которые и сейчас хранятся у их потомков, живущих в Луганске. Крымская война была проиграна. Ни героизм матросов и солдат, ни самоотверженный труд мастеровых не смогли предотвратить поражения России. Но работа Луганского завода во время крымской войны была высоко оценена современниками. Один из ведущих горных инженеров страны Котляревский писал: «Это время было блестящей эпохой в деятельности завода. Продолжительность осады Севастополя многому обязана ему… Пример Севастополя живет в нашей памяти самыми гордыми воспоминаниями». 

Еще немного из 9-й части России и Пруссии

Как обналичивается экспорт революций? Да легко)

Британия к 1820-м годам стала лидером технического и промышленного развития. Первоначально она занялась насыщением произведенными товарами своего внутреннего рынка, потом – колоний, ну а дальше… По идее должна была начаться торговая экспансия в страны Европы. Но вот беда – европейцы тоже старались развить свою промышленность и для этого вводили протекционистские тарифы, призванные защитить собственную индустрию от британского производителя. А это грозило для Англии вылиться в кризис перепроизводства.
Выход был найден простой и циничный. Экспорт революций. Свергается старая власть, новая провозглашает свою приверженность либеральным ценностям и свободному рынку, и – вуаля! – тарифы и пошлины отменяются, а британские товары широким потоком обрушиваются на новый рынок. Даже если революция не удается – это в любом случае спад промышленного развития, траты на предотвращение социальной напряженности, армию, и т.д., то есть потенциальное ослабление конкурента.
Изначально схема была опробована в Южной и Центральной Америке. В результате те же Бразилия, Аргентина, Колумбия, Чили, и т.д. стали поставлять в Англию свое сырье (серебро, хлопок, сахар и т.п.) в обмен на британские промышленные товары. Во всю развернулись и Лондонские финансисты. Вот пример Мексиканского займа. В 1824 году мексиканскому правительству Лондонской торговой биржей было выдано два займа по 3 миллиона фунтов каждый.
Как же распределялись деньги? Прежде всего, из 6 миллионов фунтов было удержано 3 миллиона фунтов в качестве оплаты процентов за первые 5 лет. Из оставшихся 3 миллионов фунтов 1.5 миллиона было потрачено на закупку Мексикой вооружения, ей продали ружья, пушки, снарядные ящики, оставшиеся после битвы при Ватерлоо, причем часть была некондиция. Еще 700 тысяч из этих денег было передано британскому поверенному в Мексике Уорду. Часть этих денег он потратил на свою любовницу, графиню Регла. И лишь 800 тысяч дошло до Мексики.
При этом Мексика осталась должна к возврату после всех этих комбинаций... 6 миллионов фунтов.
Добыча серебра в Мексике в 1830-1860-е колебалась от 1100 до 1400 тонн серебра в год (на сумму от 34 до 48 миллионов долларов в год), а доля мексиканского серебра на рынке в этот же период возросла с 73 до 84 процентов. Так же не стоит забывать и прекрасный городишко Тлальпухауа, чьи шахты с 1769 года давали примерно по 5 тонн золота в год.
При этом с 1825 года почти все шахты (а соответственно и львиная часть добытого) принадлежали английским компаниям, делавшим целевые вложения именно в горнорудную индустрию Мексики. Ну а в 1850-е на мексиканские шахты пришли Ротшильды, которые, как известно, в накладе не оставались никогда.
Согласитесь, выгодный бизнес. Более того, отжать ценные активы, и в то же время сбыть старье с крутой наценкой, некондицию по цене драгоценностей – это же верх мошенничества! Нынешним нашим экономистам следует запомнить, записать, втемяшить себе на лбу – если вас призывают к «свободному рынку», значит вам хотят впарить старье или некондицию по слоновьей цене, отжав у вас то, что реально чего-то стоит, и всё. Nothing personal, just business.
Но, как все понимают, покупательская способность населения в бывших испанских колониях не ахти, там в основном бедняки живут. И примерно с 1830-х годов в голову приходит мысль – а почему бы нечто подобное не провернуть и в Европе? Собственно все эти Демократические Комитеты, Мадзини, Кошуты, Легранжи, Ледрю-Ролены, и т.д. были нужны не ради продвижения идеалов «свободы, равенства, братства» в массы, а ради продвижения британских товаров на рынке Европы.
Ну и в 1848 году полыхнуло сразу в нескольких странах. Январь 1848 года – восстание в Королевстве Обеих Сицилий и Ломбардии, 9 февраля – восстание в Баварии, 22 февраля - Французская революция, 13 марта – восстание в Вене, 15 марта – Венгерская революция, 18 марта – волнения в Пруссии, 19 марта – польское восстание в прусской Познани, 31 марта – революция в Бадене, апрель – революция в Молдавии и Валахии, 3 мая – восстание в Дрездене, 9 мая – восстания в нескольких городах Рейнской Пруссии, 18 мая – революция во Франкфурте, в 1849-м – революция в Пфальце.
Если посмотреть географию, то революционным движением оказались охвачены все страны-члены Священного Союза (кроме России) и… Франция.


https://sputnikipogrom.com/history/85724/rp-9/

О последовательности

Вот знаете, не люблю фразы-маркеры из учебников, которые отучают мыслить.
Как пример: "К середине XIX столетия промышленное отставание России (особенно в машиностроении и металлургии) от западных стран, прежде всего, Англии и Франции, лишь увеличилось. Так, в начале XIX в. производство российского чугуна достигало 10 млн. пудов и примерно равнялось английскому. Через 50 лет оно выросло в 1,5 раза, а английское - в 14 раз, составив соответственно 15 и 140 млн. пудов. По этому показателю страна с 1 - 2 места в мире опустилась на восьмое. Отрыв наблюдался и в других отраслях. В целом, по размерам производства промышленной продукции Россия к середине XIX в. уступала Франции в 7,2 раза, Великобритании - в 18 раз".

В общем-то, посыл понятен. Русские лаптем щи хлебают, пока Европа развивается. И далее естественно идет тезис об отсталости России.
А давайте посмотрим другие страны. Например Пруссию. И что же мы видим? "Так, в 1850-м году в Англии было добыто 49 миллионов тонн каменного угля, ну а Пруссия, располагавшая тогда, кроме Рура, ещё и Силезией, с её горными богатствами, выдала нагора лишь 6,7 миллиона тонн. Чугуна в том году британцы выплавили 2250 тысяч тонн, а немцы – лишь 208 тысяч… " Еще раз - в России выплавляется 245,7 тыс. тонн чугуна, а в Пруссии - 208 тыс. Может быть тогда Пруссию тоже запишем в отсталые страны?
В США на 1850 год выплавка составила 20 миллионов пудов чугуна, прямо скажем - недалеко от России с ее 15 миллионами пудов ушли. Тоже отсталые?
Франция - 24 миллиона пудов чугуна. Ну ведь тоже по сравнению со 140 миллионами англичан смотрятся бледно, правда?
Вот и получается, что фраза-маркер сильно искажает действительность. Вернее не так. Если начать ее разбирать - то все отсталые, кроме Англии.
Как-то так.