Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Господи, но почему от истории Ирландии вечно хочется не то смеяться, не то плакать?)

Вот вам еще один персонаж ирландской истории. Который тоже вошел в пантеон ирландских "борцов за независимость".

Итак, «Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем», кункатор в лице Уолсингема умер, а на совершенно запутанной сцене Коннахта появился еще один персонаж – Брайан О’Рурк, глава клана из Литрима. О’Рурк отказался признать права Лорда-Президента Коннахта (Бингхэма), заявив, что подчиняется напрямую только Лорду-Заместителю Ирландии (Фицуильяму). Брайан имел довольно большие владения (75000 акров земли),  из которых 8000 акров принадлежали непосредственно О’Рурку, а остальное – его вассалам и арендаторам. Состояние ирландского джентльмена оценивалось во вполне приличные 50 фунтов стерлингов в год. Однако О’Рурк этим не удовлетворился, он ввел арендную плату для мелких землевладельцев в 10 шиллингов с каждого акра в год, а так же ввел воинскую повинность – крупные латифундисты должны были выставлять со своих владений в случае войны 8 всадников и 40 пехотинцев с каждых 100 акров.
Таким образом, О’Рурк неплохо повысил свою капитализацию, путем несложных подсчетов (учитывая, что 1 фунт стерлингов равен 20 шиллингам) мы с вами получим, что даже с чисто своих 8000 акров он теперь получал более 4000 фунтов стерлингов. И понятно, что вскоре О’Рурк начал тратить деньги на собственную армию. Чтобы армия не простаивала без дела – он начал налеты на соседей, так в начале 1589 года во время налета на Слайго и Мойи его отряд из 400 кернов угнал 3000 коров и 1000 кобыл.
Проблема была в том, что созданную Брайаном армию невозможно было прокормить среди болот и холмов Литрима, поэтому, по словам Бингхэма, «О’Рурк мог содержать свое войско на постоянной основе только занимаясь набегами на соседние графства».
Отдельно доставляло то, что в 1586 году Брайан смог оскорбить даже королеву Елизавету. Где-то около озер Макклэнси он нашел деревянную статую ведьмы в женском обличье, и… приказал выбить на идоле слова «Королева Елизавета». Ну а дальше статую привязывали за ноги к лошадям и тащили по грязи, плевали, пинали, и наконец на Рождество просто сожгли к чертям, назвав это действо «судом над матерью и кормилицей всех еретиков».

Ну и еще прекрасное)))

Теперь главным обвинителем был выбран сэр Роджер О’Флаерти, которого оттер от управления его территориями Морог. Роджер жаловался, что Морог никогда не делал попыток доказать свое право на фамильные земли, а Роджеру на претензии ответил просто: «Эй, приятель. Я добыл эти земли мечом. Что мне надо доказывать?» (Why, man, I got it by the sword; what title should I say else?).
Собственно, я совершенно согласен с сэром Морогом))) Какие еще доказательства нужны?)))

Хроники английского Кавказа, часть 17

А ирландский цикл продолжается, и на очереди - эпичный разгром англичан.
ЗЫ: И да, народ. Вы лучше прокомментируйте, чем ставить сердечки. Я себе по глупости подключил сообщение о лайках, и теперь вешаюсь просто. Я конечно понимаю, что лайк поставить быстрее, чем написать "Спасибо", но что вы потом делаете с такой кучей освободившегося времени?)))



Ко всей этой красоте стоит прибавить еще одно обстоятельство Кэрью и капитан Одли с самого начала разговаривали на повышенных тонах, а потом и просто поссорились, что, понятно дело, не внесло позитив в настроение их солдат, находящихся под обстрелом.
Разведка же ирландцев сработала великолепно. Джеральд Фитцморис через графа Килдэра был в курсе всего – что большинство солдат отряда Грея совершенно необстреляны, в нем много новобранцев, Фитцморис знал маршрут движения, сколько людей выделено для атаки, в общем – имел все нужные данные.
Мэлби, находившийся рядом с Греем в момент битвы, отмечал: «Необычность этого сражения заключается в том, что бою совершенно невежественные новобранцы, ни разу не бывшие в бою, во время обстрела сначала замирали в изумлении, становясь легкой целью для туземных лучников и аркебузиров, а потом просто толпами сдавались в плен».
Мэлби же продолжал безжалостно резать правду-матку: «Их красные и синие плащи служили точным ориентиром ирландцам, куда и в кого стрелять. По сути, они могли просто повесить себе на спину белые мишени, результат был бы тем же. Гораздо правильнее было бы одеть их перед боем во фризовые серые куртки и плащи из мешковины грязно-серого цвета, а на те деньги, которые потрачены на это новое, но совершенно бесполезное обмундирование, лучше закупить дополнительно пороха или мушкетов».
Ну а далее последовала атака ирландских кренов, причем сверху вниз, которые просто добили все то, что еще пыталось сопротивляться. Большинство англичан было поднято на пики.
Оценка потерь английского отряда при Гленмалуре разнится по разным источникам. Так, Стэнли утверждает, что погибло всего-то 30 англичан, но среди них – Мур, Косби, Одли, Кэрью. Сэр Питер Кэрью вообще был одет в полный доспех, что оказалось даже хуже, чем красный плащ. Он задохнулся от бега в гору и вынужден был лечь, чтобы передохнуть, в таком состоянии он и был захвачен мятежниками. Очевидец пишет: «Когда его схватили, часть туземцев предлагала потребовать выкуп за него, однако один из ирландцев, прекратив всякие споры, воткнул ему меч в горло между шлемом и нагрудником».
Что касается ирландских источников – они оценивают потери англичан в 800 человек. Пожалуй самыми взвешенными будут оценки Мэлби и Грея, которые насчитали примерно 350-400 убитыми и до 300 сдавшихся в плен. Оставшиеся солдаты в ужасной панике бежали из лощины, часть без оружия, и потеряли всякую боеспособность.

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xvii/


Не в бровь, а в глаз

Главный недостаток я вижу в гражданской политике нашего королевства. По крайней мере в течение 350 лет со времен первой попытки завоевания Ирландии английские законы так и не были доведены до сведения ирландцев, и им не давались все их выгоды, и не гарантировалась их защита. В результате мы получили беззаконную землю, где англичане могли беспрепятственно угнетать, грабить и убивать ирландцев, а ирландцы делали то же самое. Как они после этого не могли быть преступниками и врагами в глазах английской короны?
Если сам король не дал им статуса подданных, как они могли признать его и подчиняться ему? Если английские магистраты не хотели управлять ими по закону, карающему измену, убийство и воровство смертью, а просто оставили их под властью их собственных лордов, то стоит ли удивляться что они жили по своим собственным законам? Если ирландцам не разрешили покупать землю и имения в собственность, запретили передавать их по наследству в соответствии нашим общественным правом, стоит ли удивляться, что они продолжали свой обычай танистики?
Одним словом, англичане не правили ими по закону во времена мира, и не смогли искоренить их мечом во время войны. Поэтому все наши завоевания Ирландии за три века просто провалились.


Сэр Джон Дэвис "Открытие истинных причин, по которым Ирландия никогда не была полностью покорена", 1787 год.

Прекрасное))

6 января 1586 года Лестер со свитой въехал в Гаагу. Герцог писал Уолсингему: «Господин секретарь, в прошлый понедельник я прибыл сюда, в Гаагу, где меня очень тепло приняли, все представители сословий собрались приветствовать меня и продемонстрировать свою добрую волю Ее Величеству. Во многих речах и театрализованных представлениях, а так же на площадях и улицах, где я проезжал, люди как один восклицали: «Боже, храни королеву Англии!». На следующий день Генеральные Штаты пригласили меня на заседание и канцлер Леониус (здесь его еще называют Лонгиниусом) произнес длинную хвалебную речь в мою честь, и возблагодарил Ее Величество королеву за ее великое милосердие, щедрость и доброту, проявленную к его бедной разоренной стране».
Гулянка в трактире «Веселый Уголок» (Joyeuse Entrée) была впечатляющей – зал был набит битком, пиво лилось рекой, хотя, по словам Лестера, «местные бюргеры в своей извечной скаредности все думали, как сократить расходы, составив список того, что можно купить дешевле всего». Изначально гаагские купцы вообще решили, что банкет не нужен, и решили просто преподнести подарок Его Светлости, «поскольку это выйдет дешевле». Однако за один день до приезда Лестера им «нашептали на ухо, что подарок – не лучшая идея», и идея о банкете сразу же вернулась на повестку дня.
Несмотря на то, что все перепились, Лестер позже назвал Гаагу «более трезвым городом, чем многие другие города Зеландии и Голландии, которые я посетил».

Разведка и контрразведка

Хм, а методы Филиппа II мне нравятся))

Еще в феврале 1589 года ирландские (читай – английские, но под ирландским флагом) купцы распространили в Испании очень интересные слухи – они говорили, что Алонсо де Лейва жив, и что он с 2000 человек устроил на севере Острова небольшой Армагеддон англичанам, кошмаря Атлону. С учетом того, что из Ла Коруньи пришли вести о смерти де Лейвы от выживших при крушении «Жироны» - распространители этих слухов были арестованы и посажены в тюрьму, пока не выяснится действительное положение дел. Позже, понятно дело, их просто повесили.
Что касается Шотландии – она как можно скорее постаралась избавиться от всех испанцев на своей территории, последние иберийцы официально покинули Шотландию в июле 1589 года. Но это – официально. По факту же часть испанцев осело на Оркнейских островах и занялось грабежом проходящих мимо английских судов, а так же разбоем и нападениями на шотландские территории, участвуя в разборках хайлендерских кланов. В результате, в последующие два года шотландскому правительству короля Якова пришлось предпринять несколько походов с целью «умиротворения наших законных территорий».


Хроники английского Кавказа, часть 13

Зимой 1579/1580 годов в залив Дингл прибыло одно испанское и одно французское судно. Все они имели письма для Десмонда и Сандерса. Эти письма были скопированы в Кастл Айленд и распространены гонцами (bearers) по всей Ирландии. В сообщениях говорилось, что французский и испанский дворы рассмотрели просьбы ирландцев о помощи, и готовы высадить на Зеленом Острове до 20тысяч солдат, возглавят которых сыновья Джеймса Фитцмориса. Эти сведения подтвердил и некий Оуэн О’Мадден, молочный брат Десмонда, попавший в плен к Ормонду. Он сообщил, что Десмонд и Дональд МакКарти граф Клэнкейр торжественно поклялись присоединиться к католическим силам, «каковая присяга была дана Сандерсу, державшему требник под ногами и расшитый рушник над их головами». О’Мадден сообщил, что на данный момент силы восставших составляют 600 галоглассов, 1600 пехотинцев (kerns, буквально переводится как «мародеры», Сюьюард их описывает так: «Керны производили сильное впечатление своей диковинной одеждой и свирепостью, возвращаясь из набегов с отрубленными головами, свисающими с их коней без седла»), 80 кавалеристов и 200 мушкетеров. Однако, сообщал пленный, несмотря на то, что «каждый сейчас в Ирландии сердцем поддерживает дело Джеральдинов, те, у кого есть что терять, не спешат становиться на их сторону».
Уильям Пэлэм, лорд-судья Ирландии, писал: «Я предполагаю, что чем больше акров имеет свободный ирландский землевладелец, тем больше он боится, что при иностранном суверене у него отнимут его землю, и вообще – с испанцами или французами у них будет намного менее привольная жизнь, чем под нашим скипетром. С мест мне доносят, что некоторые из мятежников начинают над этим задумываться, и понимать, что иностранцы после победы выкажут им гораздо менее доверия, чем мы, ведь они сейчас предают своего законного принца и суверена, а предателям веры нет».
Кстати, сам Пэлэм в этот момент (середина февраля 1580 года) только что покинул Уотерфорд, так и не навербовав из-за трудностей со снабжением нужного количества солдат. Более того, в отряде Пэлэма начался падеж лошадей, и вместо вьючных животных он решил использовать 300 «ирландцев, плечами пошире». Мерно качаясь в седле своего усохшего от голода коня, лорд-судья коротал время написанием заметок: «Если сравнить солдата из Бервика (Бервик-апон-Твид, город в Северной Англии) и ирландского – то англичанин готов переносить гораздо большие тяготы службы, нежели ирландец. Думаю, все солдаты христианского мира боле ответственны, чем ирландские, ирландцы в походе и бою ведут себя скорее как олдермены Лондона, а не как профессиональные бойцы».
Этим воспоминаниям вторят строки Зауча: «войны здесь трудны не из-за ирландского сопротивления, а из-за проблем со снабжением и дальних марш-бросков, поэтому у нас большие потери людей из-за болезней. Ирландцы же по сути не воюют, они просто ждут, когда устанем воевать мы. Очень редко храбрость и высокий дух берут у них верх, и в такие моменты они действительно опасны, но к счастью это быстро проходит».
Но сейчас англичанам было не до смеха – сведения, добытые Ормондом от О’Маддена, стали для них настоящей бомбой. Вот-вот может произойти иностранное вторжение в Ирландию! В этой ситуации было решено соединить все силы и ждать развития событий. Пэлэм соединился с Ормнондом в Клонмеле, и там лорд-судья предложил Батлеру «отставить полностью выжженную землю от Аскетона до Дингла, чтобы у испанца горела земля под ногами». В Лимерике Пэлэм провел более двух недель, ожидая отрядов Уэллопа и Мэлби, 10 марта соединился с войсками Ормонда у Раткила, и далее Батлер занялся разрушением и сожжением всех селений и деревень вдоль Шеннонской дороги, а лорд-судья – селений всего остального Манстера. Согласно «Анналам Четырех Мастеров», англичане «убивали всех, но прежде всего слепых и калек, а так же женщин, мальчиков и девочек, больных людей, стариков и местных дурачков». Четыреста были убиты в лесах в первый день, все что могло гореть, было сожжено.
Когда англичане достигли Глина, они получили вести, что в Дингл прибыли корабли. Чьи – неизвестно, поскольку это могли быть и испанцы или французы, и корабли из Бристоля. Десмонд решил, что это корабли испанские или французские, и что пришли они к нему, и срочно двинулся к гавани, чтобы соединиться с ними. У Трали к нему присоединился Патрик Фитцморис, решивший продолжить дело своего отца.

https://fitzroymag.com/right-place/budni-irlandii-grabezhi-i-obedanie/

Отличная фраза)

И кстати, опять - аналогии с Кавказом XVIII-XIX веков просто прут дуром))

Что касается самой Ирландии, Куэяльяр дал ей просто убийственную характеристику: «В этой стране нет ни справедливости, ни закона, здесь каждый делает все, что взбредет в голову».

По следам капитана Блада

По следам капитана Блада.

По окончании битвы Февершем был отозван в Лондон и заменен полковником Перси Кирком. Кирку, ветерану Танжера,  предстояло сыграть особую роль. Король приказал судье Джеффрису провести судебные процессы над мятежниками, которые впоследствии стали известны как Кровавые Процессы. Ему сказали, что их нужно уложить в несколько дней, а не месяцев. Главным было, чтобы новых восстаний  больше не случилось, и не было волнений по мотивам.
 Те, кто рассказывают, что судья приехал на место - преувеличивают, Джеффрис никогда не приезжал в Бриджуотер. Он председательствовал в других местах: в Эксетере, Дорчестере, Тонтоне и Уэллсе. 
А вот что Джеффрис реально сделал, так это проинструктировал Кирка, как определить "своих и чужих".
В лучших традициях папы Александра 4-го, он писал: "все захваченные с оружием, или подозреваемые, должны признать себя виновными."
Кирк поступил следующим образом: всех захваченных привели к нему, и он спросил - виновны ли они. Тех, кто назвал себя невиновными, по приказу Кирка немедленно вывели на улицу и повесили.