Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Немного про Ирландию

Для тех, кому затянуто, и кому хочется узнать кратко об истории Ирландии в одном посте.
Я уже как-то говорил, что в истории Ирландии есть четыре реперных точки, которые приводили если не к полной перезагрузке, то к трансформации страны.
Первая точка - это Тюдоровское завоевание, в результате которого большая часть Ирландии была разорена, а англичане получили власть фактически над всем островом. Собственно про это и идет речь в сериале. По сути, на этом феодальная Ирландия и кончилась.
На "освободившиеся от местного населения территории" началось масштабное переселение англичан и шотландцев, но это как раз неважно, а важно то, что они были протестантами. То есть на острове появилось в количестве протестантское население в пику католическому. Как-то два мира, два Шапиро существовали какое-то время, и это привело в конечном итоге ко второй реперной точке.

Вторая точка - Кромвелевское завоевание Ирландии. Как ни странно - но оно растянулось во времени, и закончилось сражением на Реке Бойн в 1690 году. Это был по сути полный крах католической Ирландии. Появилась Ирландия протестантская. Не в смысле, что количество протестантов превысило количество католиков, а в смысле, что протестантское меньшинство занимало ключевые должности и определяло политику в Ирландии, собственно этот период и назван как Protestant Ascendancy.
В общем, хочешь хоть как-то значимо участвовать в жизни колонии - становись протестантом.
Далее, в строгом соответствии с 13-ю Колониями ирландские протестанты стали требовать прав и свобод. Нет, Ирландский Парламент был конечно аж с 13 века, но был он куций, последовательно его полномочия обрезались, ни один акт его не мог быть принят без подтверждения Тайного или Королевского Совета, и т.д. В общем, протестанты Ирландии стали требовать, чтобы все стало как в метрополии. И чтобы Парламент Ирландии был равен Парламенту Англии и Шотландии. Поскольку Лондон и Эдинбург на это не соглашались - из Ирландии начался исход... парм-пам-пам! - ПРОТЕСТАНТСКИХ семей в Северную Америку (те самые WASPы), что увеличило долю католического населения Ирландии в процентном соотношении.
А оставшиеся на острове протестанты к 1770-м образовали Партию Патриотов, которая по сути являлась почти клоном Сынов Свободы 13-ти Колоний. Когда в Америке началось восстание, напуганный Лондон принял для Ирландии Конституцию 1782 года, которая по сути приравняла-таки Ирландию к Англии.
Казалось бы - компромисс достигнут, мир-дружба-жвачка!
Да фиг там. Как мы помним, из Ирландии в Америку свалило (и продолжало сваливать) много протестантов. А католики как были ущемлены до Конституции, так и продолжали быть ущемлены после Конституции. Поэтому дело подошло к третьей реперной точке.

Третья реперная точка - это восстание 1798 года, или - в более широком смысле - период революционных и Наполеоновских войн с конечным пунктом в 1840-е, то есть с Великим Голодом.
Ирландское восстание интересно тем, что в нем объединились пресветериане, католики, нигилисты, и прочие -исты ("Католики, протестанты и инакомыслящие"- как сказал один из лидеров восстания) с единственной целью - свергнуть английское владычество в Ирландии. То есть только в 1798 году ирландцы почувствовали себя нацией, и нашли они национальную идентичность (точно так же как и Индия) не в борьбе за что-то, а в борьбе против кого-то, в нашем случае - англичан. Понятно, что восстание было потоплено в крови, а в Лондоне в 1800 году был издан Акт о Союзе, который утверждал Ирландию неотъемлемой частью Англии, и забирал все предоставленные ранее автономии. Разгромленные повстанцы в 19 веке организовали Молодую Ирландию, которая как и все комитеты Молодой Европы боролась за независимость. Но Молодая Ирландия никогда не имела штаб-квартиры в Лондоне и никогда не входила в конгломерат Мадзини-Маркса. И на руку Молодой Ирландии сыграл конечно же Великий Голод. Начался откат к основам, и период после Голода интересен тем, что множество протестантов-ирландцев меняют веру на католическую, чтобы показать, что они патриоты.
Но младоирландцы переоценили свои силы - когда они в 1848 году подняли восстание, надеясь, что "заграница нам поможет" (речь шла о США и фениях) - реальность им быстро обломала рога. Восстание было подавлено довольно быстро.Однако последствием этого восстания стало создание фенианского братства в США и республиканского братства в Ирландии, из которого потом вышли те самые ваши ИРА.

Ну и все покатилось к последней реперной точке - закон о самоуправлении 1912 года и Пасхальное восстание 1916 года, об этом уже все знают.

Подытожим в двух словах.
Тюдоровское завоевание нанесло удар именно по феодальной Ирландии, а прибытие на остров протестантов заложило мину замедленного действия. Сражение на реке Бойн дало власть в руки протестантам Ирландии, которые своей политической целью объявили внедрение всех тех свобод, которые были в метрополии. Однако смогли они их получить уже слишком поздно - в 1782 году, когда куча протестантов свалило в Новый Свет, оставшиеся - разочаровались в лидерах, а католическое большинство наконец-то закончило бесконечные войны друг с другом и нашло себе единого врага в лице англичан.
Восстание 1798 года фактически сформировало ирландскую нацию, и опять таки - на основе вражды с Англией. Все-таки дружить против кого-то гораздо интереснее, чем за что-то.
Вот вам вкратце история Ирландии, и для меня это грустная история, история нереализованных возможностей, которые у ирландцев были, и довольно много. Но просирали они их тоже сами, и здесь не получится все скинуть на англичан или еще кого-то. Про Россию вроде говорили - татаро-монгольское иго отбросило Русь на 300 лет назад. Фигня все это. Вот Ирландия застряла в масштабах Средневековья аж до середины XVII века, когда Москва уже была единым государством, Сибирь поимела и в Повольжье обосновалась.
Оказывается, были народы более сирые и убогие, нежели мы, наверное поэтому они нам так нравятся.

Русская рулетка-2

Продолжая.
Преамбула. Дорогие знатоки!
Я просто делаю пересказ. Для тех, кому интересно. Я не специалист в теме ВМВ, и вообще свое мнение высказывать не рискну. Тем не менее, в России даже обзорных работ, подобных «Военной логистике» ван Кревельда просто нет. Поэтому я предлагаю просто рассматривать данный материал как взгляд со стороны в первом приближении. Может быть кому-то его мысли покажутся интересными. Может наоборот, выйдет когда-нибудь книга «Анти-Кревельд» (ведь выпустил же в свое время Алексей Исаев антиСуворова).
Я конечно понимаю, что полноты информации тут явно нет, книга-то от Адама до Саддама, но как мне показалось – мысли высказаны интересные.
Ну а теперь амбула.
В общем, в ОКВ было принято, что автоколонны способны к покрытию 600 миль (в обоих направлениях) за 6 дней, включая сюда время погрузки и разгрузки. То есть на 144 дивизии требовалось бы 10 000 тонн в день или 70 тонн на дивизию в день. 1/3 полезного груза должна была состоять из провианта.
Однако согласно плану вторжения в СССР количество задействованных дивизий было увеличено до 166, в то время как Grosstransportraum рапортовал, что его средств доставки хватит только для снабжения 111 дивизий.
Вопрос же снабжения моторизированных дивизий стоял очень остро, ибо заранее было понятно, что дороги будут забиты отстающей пехотой, а это явно создаст пробки. Поэтому было принято решение бронированные острия сделать в известной степени автономными, то есть мало зависящими от поставок из Рейха. Для этого каждой танковой дивизии выделили норму в 430 тонн горючего (по принципу непобедимой Армады – все свое вожу с собой), и планировали во время военных действий поставить еще 400-500 тонн из запасов с помощью Handkoffer (контейнеров), что давало радиус действия танковым дивизиям в 250-300 миль. Таким образом, ОКХ надеялся достичь линии Двина-Днепр на одном дыхании, без остановок и пополнения припасов.
Так же было заранее понятно, что дальнейшее продвижение и снабжение войск невозможно без использования железных дорог, что требовало подготовки железнодорожных войск. Однако при подготовке к вторжению приоритет железнодорожных войск был низким, поэтому они недофинансировались и туда сплавляли разный неликвид, как с точки зрения людей, так и с точки зрения техники.
Касаемо групп армий было закреплено требование, чтобы у каждой группы была как минимум одна ветка железной дороги, направленная с запада на восток, то есть здесь логистика стала влиять на стратегию еще на этапе планирования.
Ну а далее – вторжение. Кроме изолированных крепостей типа Бреста сопротивление русских на границе было быстро сломлено, танковые клинья рванули вперед, за ними медленно шла масса пехоты. Поскольку железные дороги были разрушены или повреждены, снабжение велось исключительно автомобилями. И тут Grosstransportraum столкнулось с проблемой номер раз: нет, немцы знали, что дороги в России немногочисленны и плохи, но они были удивлены, что – Кревельд – «дорожное покрытие начало ухудшаться уже на трети день компании» (Я не знаю, что он тут имеет ввиду – асфальт ненадлежащего качества, проселочные дороги или еще что).
Через 19 дней после начала кампании из-за дорог и действий изолированных групп советских войск потери в автомобильном парке танковых дивизий достигли 25%. Неделю спустя группа армий Центр отчиталась, что потери в транспорте составили 33%. Проблема осложнялась тем, что ремонтные мощности не были перекинуты вслед за войсками и находились в Польше.
Из-за плохих дорог расчеты по потреблению топлива полетели в тартарары, и теперь войска требовали 330 000 тонн в месяц (9000 тонн топлива ежедневно) вместо заложенных ранее 250 000 тонн. Оказалось, что топлива, хватавшего Германии автомобилю на 100 км, в России хватает только на 70. Безжалостная эксплуатация двигателей привела к их быстрому износы, потребление масла увеличилось с от 2 до 5-7%. Массово выходили из строя шины, запасы каучука быстро таяли. В результате Grosstransportraum мог обеспечить непрерывное снабжение только в радиусе 60 миль (вместо требуемых 300 миль).
Проблемы была и с советской ж/д сетью. Оказалось, что хотя российские шпалы были сделаны из леса, все же изменение ширины на них было делом трудоемким. Русские рельсы были легче немецких, и короче на 1/3, то есть состыковать дорогу одновременно русскими и немецкими рельсами не предоставлялось возможным. С другой стороны, по русским рельсам, из-за их облегченности, нельзя было посылать тяжелые составы. Русский уголь не мог использоваться в немецких паровозах, поэтому проблемы решали, смешивая русский уголь с немецким, либо добавляя в уголь бензин.
С другой стороны Eisenbahntruppe (ж/д войска) были заняты восстановлением прежде всего мостов, путей и т.п., поэтому некоторые задачи типа создания баз с углем, крытые ангары для локомотивов, и т.д. вообще не исполнялись.
Наконец, захваченный русский вагонный парк, как оказалось, не мог использоваться вне России, так же как и невозможно было переделать паровозы (их немцы отдали финнам, но в это мало верится, думаю – знатоки поправят).
Не оправдались и надежды на захват больших масс продовольствия. Красная армия просто распределила провиант прямо с поездов между дивизиями, и только немного продовольственных складов были захвачены немцами.
Далее Кревельд рассматривает логистику на примере группы Лееба.
Легче всего с точки зрения логистики приходилось группе армий Север – расстояние от Кенигсберга до Ленинграда всего 500 миль, и Прибалтика имела вполне сносные дороги, в том числе и железные, вдоль всего побережья. Транспортно-логистический отдел у Лееба имел 50 автоколонн и 10 моторизованных рот с пекарнями скотобойнями и прочим. Главные склады располагались в Тильзите и Гумбинене, там были сосредоточены 27 803 тонны боеприпасов, 44 658 тонн продуктов и 39 899 тонн топлива и другие материалы.
Силы Лееба были разделены на три армии – 16-ю, 18-ю, и 4-ю танковую группу. 4-я танковая группа по плану должна была получать 300 тонн поставок в день, остальные – по 200 тонн. 22 июня 4-я группа, зажатая между двумя армиями, вырвалась вперед, действуя наподобие острия копья, уже через пять дней (27 июня) вторгнувшись на 200 миль на русскую территорию. Однако следующая за танковой группой пехота заполонила все дороги и тем самым прервала ее снабжение, пытались снабжать самолетами, но это не спасло от нехватки топлива в обоих танковых корпусах. В результате до 4 июля 4-я танковая группа стояла на месте, пока не были созданы склады топлива на захваченной территории и пока не были сделаны необходимые поставки.
Второй рывок – опять 200 миль. И вот уже 10 июля Рейнхард у Луги (200 миль от Динабурга и в 80 миль от Ленинграда), а Манштейн на озере Ильмень. Но опять – проблема поставок, плюс – оба корпуса сильно оторвались от пехоты. Кроме того, танковая группа не может взять город, особенно такой как Ленинград, для этого нужна пехота – то есть 16-я и 18-я армии.
Ж/д войска с напряжением всех сил перешивали колею на немецкую, к 10 июля некоторые ж/дороги были восстановлены на глубину в 300 миль (Тильзит-Динабург), но пропускная способность очень низка – вместо 10 составов в день – всего один. Проблема была в том, что Динабург уже находился в паре сотен миль позади фронта, и оттуда тоже надо было как-то все везти.
Пробовали действовать через перегрузочные пункты – то есть до границы с СССР все везется на немецких поездах, потом все перегружается на советские составы, и доставляется дальше. В теории выглядело логично. В реальности начались пробки на перегрузочных пунктах, время перегрузки варьировалось от 3 до 12, 24, а иногда и 80 часов (больше трех суток!). Генерал-квартирмейстер группы армии Север отмечал, что вместо 34 составов в день (450 тонн полезного груза каждый, этого бы хватило Леебу) он может отправлять только 18, и то, 18 – это самый оптимистичный случай, чаще всего 8-10 (ЗЫ: что-то с количеством составов какая-то лажа, толи неправильно перевел, то ли речь не про количество составов в день).
Понятно, что Гепнер начал обвинять отдел снабжения и конкретно генерала Вагнера, жалуясь Тому Кого Нельзя Называть на то, что предназначенные ему поезда угнаны для нужд других армий. Вагнер все сваливал на Герке, типа он у нас по железным дорогам – с ним и разбирайтесь.
В общем, получилась следующая ситуация. Танковая группа Лееба могла совершить рывок примерно на 200 миль, даже следовала 6-8-дневная остановка, за время которой базы снабжения выносились вперед, сама танковая группа снабжалась необходимым, и теперь была готова к новому рывку. На чем дальше танковая группа отдалялась от своих баз, тем сложнее ее было снабжать. С другой стороны русские, отступая, в данном конкретном случае приближались к своим базам (Ленинград), и рано или поздно должен был наступить момент, когда русские свои войска насытят быстрее, чем это смогут сделать немцы. Что и случилось. Немцы возобновили движение только 8 августа, но к этому времени русские успели сосредоточить войска и начать полноценную оборону Лениграда. Да, сложно, да теряя территории и отступая, но главное – что теперь такие действия, какие были 22 июня, уже просто были невозможны. Период с 10 июля по 8 августа стал для немцев полным провалом для их планов на северном направлении.

Пока выдался свободный денек…

Итак, продолжаем изложение ван Кревельда.
В прошлый раз мы рассмотрели логистические неудачи немцев на Марне, в следующей подглаве Кревельд излагает проблемы французов и англичан, но мне это неинтересно пересказывать, просто поверьте на слово – они там были не меньше, чем у немцев, если не больше. Ну или прочитайте.
Ну а со следующей главы Кревельд переходит ко Второй Мировой, и начинаются вкусности. Предупреждение: не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет. Я просто пересказываю.)
Итак, Гитлер пришел к власти в январе 1933 года и принес с собой, так сказать, ветер модернизации и механизации. Но со своим колоритом. Сам Гитлер, как и члены НСДАП, были фанатами автомобилей, и собственно первое что создали – это корпус водителей, NSKK. Вообще же Автобаны и Фольксвагены стали своего рода визитной карточкой национал-социалистической Германии.
Что касается армии, вернее армейской логистики – там возник спор, что предпочтительнее – железные или автомобильные дороги, и соответственно – паровозы или автомобили. После некоторых споров выбор пал на последние, то есть впереди шли механизированные и моторизированные колонны, а за ними – автомобили снабжения, визитная карточка немецкого блицкрига.
НО! Тут начинаются проблемы. В ПМВ активное использование железных дорог в военных целях позволило Германии обороняться почти от всего мира, и довольно успешно обороняться, и проводить наступательные операции. Однако железные дороги не давали нужного темпа наступления, что и было доказано после 1914-го, поэтому было решено поставить на автомобили. Но совсем забыли, что, учитывая технологические условия 1939 года, одна двусторонняя железная дорога заменяла не менее 1600 грузовиков (на которые тоже нужны и персонал, и топливо, и запчасти, и обслуживание относительно того полезного груза, который эти грузовики призваны доставить). В общем, чтобы не вдаваться в расчеты, Кревельд предлагает следующее – железная дорога при прочих равных всегда выгоднее, если расстояние между пунктами А и Б более 200 миль (370 км). То есть получалось, что успешный блицкриг с автомобильным снабжением возможен вот примерно на такую глубину.
С другой стороны, расширение автомобильного строительства привело к уменьшению паровозного и вагонного, и получилось так, что в 1939-м у Германии локомотивов и вагонов было меньше, чем в 1914-м. В то же самое время на 1 сентября 1939 года автомобильная промышленность Германии все еще не была достаточно развита, 1 автомобиль приходился на 70 душ населения, в тех же Штатах такой показатель в это время был – 1 автомобиль на 10 человек населения. Наконец, автомобильная моторизация потребовала, каучука и нефти, которые Германия не имела, вместо угля и стали для паровозов, которых у Германии было в избытке. Изготовление буны и бензина из углеродных сланцев было по сути импровизацией, и героическими попытками из ничего получить хоть что-то.
Между 1933 и 1933 годами Гитлер предпринял массовое перевооружение армии. Из 103 дивизий, доступных накануне войны, только 16 были моторизованными бронедивизиями. В остальных не хватало ни бронированных машин, ни автомобилей, поэтому они по примеру войн прошлых веков либо везли все на лошадях, либо шли пешком (стандартная пехотная дивизия – это 942 автомашины снабжения, и… 1200 телег на конной тяге).
«Соединять» армию с ее запасами в германии были призваны военно-транспортные полки (Grosstransportraum), это примерно 9000 солдат, 6600 транспортных средств (из которых примерно 20% находились в ремонте или ожидании ремонта), и которые обеспечивали мощность перевозок на расстояние до 200 миль в 19500 тонн в день.
Забегая вперед напомним, что союзники во Франции в 1944-м поставляли в действующие войска 69 400 тонн в день, и то – это количество было признано совершенно недостаточным, и не хватало буквально всего, от бензина до патронов.
В общем, на начало Второй Мировой проблемы с логистикой германской армии были столь впечатляющими и очевидными, что к примеру после победы над Францией в армию был включен большой парк французских машин. Однако и их не хватало, поэтому было принято соломоново решение – демоторизировать несколько дивизий ради того, чтобы сделать полноценно моторизованным костяк.
Получилась следующая петрушка. Мобильный бронированный костяк, который во время наступления быстро отрывался от основной массы войск, и медленно топающая остальная часть армии. Понятно, что между моторизованными и пехотными частями появлялись гигантские разрывы, которые при умении и хорошей разведке можно было отлично использовать против немцев.
Ну и организационно немцы тоже начудили в своем фирменном стиле ВМВ. Снабжением и логистикой по железным дорогам и водным путям занимался Chef des Transportwesens в ОКВ, а автомобильным транспортом заведовал Wehrmachittransportchef в ОКХ. Ну и чтобы совсем сойти с ума – автомобильным транспортом в зоне военных действий управлял не начальник транспортного отдела Вермахта, а генерал квартирмейстер в ОКХ, генерал Вагнер.
Таким образом логистика организационно была расколота на три независимые ветви власти – это отдельно командование водными путями и железными дорогами, отдельно – командование военным автомобильным транспортом, и отдельно – командование тем же автомобильным транспортом в зоне военных действий.
Эта ситуация аукнулась уже в Польше в 1939-м, когда разрушение там железных дорог обеими сторонами привело к тому, что тыловая система немцев была готова вот-вот обрушиться, по сути спасла немцев только быстрая польская капитуляция. За время Польской компании из-за плохих дорог и работы на износ Grosstransportraum потерял 50% автомобилей в качестве ремонтных или не подлежащих восстановлению. А ведь в Польше расстояния, прямо скажем, были небольшими. С учетом того, что для германской армии каждый квартал производилось только 1000 грузовиков – ситуация с поставками и с восполнением потерянного парка выглядела просто аховой.
Как вы думаете, что сделали немцы в этой ситуации? Наверное увеличили производство машин для армии? Не-а. Ну может быть стали активнее строить железные дороги и наращивать производство локомотивов и вагонов? А вот опять не угадали. Цитата из Кревельда: «Сталкивающийся с быстрым уменьшением парка автомобилей ОКХ в январе 1940 года постановил… уменьшить число транспортно-моторизированных полков снабжение, заменив их полками на конной тяге». Ведь прелесть, правда?
Продолжим дальше, как будет время.

Вынесу и в ЖЖ

Не так давно в одном из пабликов в контакте прозвучала мысль на извечную тему - "Как нам реорганизовать рабкрин" почему Испания промотала деньги, пришедшие из колоний, а не вложила их в себя, в свое собственное развитие. Мол, испанцы, аки агнцы божьи, старались защитить Европу от турецкой угрозы, на это тратили все силы и средства, защитили, но надорвались, денег не стало, и жизнь их покатилась по наклонной. То есть благородно пожертвовали собой, своим счастьем и благополучием на благо не оценившего этого "коллективного Запада".
На первый взгляд, так оно и есть, например тот же Лепанто обошелся испанской казне в более чем 12 миллионов флоринов (дукатов)*.
Но давайте смотреть в комплексе.
Турецкая угроза действительно была, и глупо ее сбрасывать со счетов. Другой вопрос, что Испания тратила свои деньги большей частью…. Сюрприз! – на борьбу за гегемонию в Европе.
Вы хотите примеров и ссылок? Их есть у меня.
Начнем конечно же с Карла нашего, Пятого, который оставил Филиппу II входящий долг в 16 миллионов флоринов (дукатов). Итак, откуда же Каролус Квинтус взял такой входящий долг? Да все очень просто – Итальянские войны. Согласно «The Italian Wars 1494-1559: War, State and Society in Early Modern Europe» под авторством Christine Shaw и Michael Mallett ежегодно содержание армии в Италии обходилось Карлу в 400 тысяч дукатов. Итальянские войны длились 65 лет, и путем нехитрого умножения получаем сумму в 26 миллионов дукатов. Как вы думаете, это борьба с турецкой угрозой? Не-а. Это борьба с Францией за гегемонию в Европе.
Испанская Армада обходилась королю Филиппу II в 172 тысячи дукатов в месяц в 1587 году, и в 300 тысяч дукатов в месяц в 1588 году (данные по Colin John Mackenzie Martin «THE EQUIPMENT AND FIGHTING POTENTIAL OF THE SPANISH ARMADA»). Всего на Армаду было потрачено 15 миллионов дукатов. Ах да, стоит добавить, что таких Армад было три (1595, 1601 годы). Суммы сравнимы. Вот вам еще 45 миллионов дукатов. Потраченные далеко не на турецкую угрозу.
На войну за Португальское наследство Филипп II потратил 25 миллионов дукатов (Паркер «The Grand Strategy of Philip II»).
Я не буду даже рассказывать что мятеж во Фландрии (траты на армию во Фландрии вообще крыли все расходы на борьбу с турками как бык овцу) и финансирование в Германии, я просто напомню, что согласно договору с де Гизами Филипп II решил их финансировать на 600 тысяч экю (6 миллионов дукатов) ежегодно (Сытинская энциклопедия). Это точно борьба с турецкой угрозой?
Ну а теперь о том, чтоб было на самом деле. По факту, Испания, прикрываясь для всей Европы фиговым листочком турецкой угрозы боролась за гегемонию в Европе. Ну по-нашему, по-екатериненски: «Без нас ни одна страна чихнуть не может». Это понял уже французский король Франциск I, который как раз и вошел в союз с турками, чтобы как-то противодействовать испанским амбициям. Более того, уже на следующий год после Лепанто Венеция, состоявшая в Священной лиге, предала Испанию, стала вести сепаратные переговоры о мире с Турцией. А главным связующим звеном Священной Лиги был папа Римский, а не король Испании и император Священной Римской Империи Карл V.
Таким образом, тезис – Испания благородно пожертвовала собственным счастьем и процветанием, чтобы спасти Европу от турецкой угрозы – не выдерживает критики. Испания потратила все силы и средства на борьбу за гегемонию в Европе, и стоит ли удивляться, что все обиженные и оскорбленные в результате объединились, и устроили ей сначала Вервенский мир (когда поползновения Испании на роль гегемона Европы фактически были прекращены), а потом и сражение при Даунсе и Рокруа, с которого начинается отсчет падения Испания в качестве супердержавы.
При этом, если поиграть в альтернативную историю, Испания вполне могла отказаться от гегемонистской политики в любой момент, это был всего лишь вопрос приоритетов.
Например, получив Португалию можно было отказаться от Фландрии. И вот уже не надо тратить деньги на поддержку в Германии и на борьбу с Англией. Просто поддерживай вялотекущую борьбу католиков и гугенотов во Франции, и на границе полный порядок.
Но Филиппу II нужен был мир, желательно - весь.
При этом - не забудем особенности вхождения чужеродных территорий в состав Испании.
В свое время к Испании присоединялись области и королевства совершенно на добровольной основе. В результате браков и развития династических связей были присоединены Каталония, Сицилия, Неаполь, Фландрия и т.д. В каждой новой присоединенной стране испанский король оставлял те свободы и обычаи, которые там были. Довольно часто во избежание недовольства местной знати даровались льготы и послабления в налоговой сфере. В то же время, поскольку чиновничий аппарат чаще всего оставался местным, не возникало ощущения себя винтиком большой Империи и причастности к Испании. Поэтому Португалия, Каталония, Неаполь и другие области вполне устраивали все блага внутри Империи, но они напрочь не хотели принимать участия в несении расходов на оборону, строительство государства и его институтов и т.д. Как пример - португальский парламент, который просто заблокировал введенные Оливаресом во время Тридцатилетней войны налоги, направленные на спасение португальской же колонии Бразилия от голландцев. Причем португальцы вполне серьезно считали, что коли король Испании объявил себя еще и королем Португалии, то он обязан сам заботиться об их благополучии и защите их владений, а португальцы могут для этого ничего не делать.
Таким образом основное бремя имперской ноши упало на Кастилию (собственно королевский домен), которая, как дизель в Заполярье, с натугой тянула всю эту громадную и страшную бюрократическую машину под названием Испанская империя. Тянула, пока не надорвалась экономически. И вот тогда выяснилось, что Кастилия не может более дать ни людских ни материальных ресурсов для проведения политики гегемона, Испания быстро скатилась в число второразрядных держав.
Собственно, это и есть во всей красе политика королей Испании от Карла V до Филиппа IV.
И особое место тут принадлежит именно Филиппу нашему, нумер Два. У авторов Drelichman&Voth есть куча статей на эту тему, например вот эта: "The Sustainable Debts of Philip II: A Reconstruction of Spain’s Fiscal Position, 1560-1598", так вот, согласно ей, Сталин принял Россию с сохой, а оставил с ядерной бомбой Филипп II принял Испанию с долгом в 19 миллионов дукатов, а оставил... с долгом в 68 миллионов дукатов.
Ну и напоследок. Рассказы о том, как "серебро Индий" убило испанскую экономику. Мол, Европа жила при недостатке серебра, а в Испании серебра было завались, поэтому - революция цен, Испания катится в УГ, а все остальные на испанские деньги процветают.
Согласно тем же Drelichman&Voth "серебро Индий" дало Испании в период 1555-1598 годов 56 622 000 дукатов (1, 3 тонны серебра). Всего из Нового Света в этот период было ввезено 16 тонн серебра.
При этом - проблема кризиса добычи серебра стояла перед Европой, но... в период примерно с 1370 по 1465 годов. Далее был открыт процесс ликвации, который позволил саксонские и тирольские меднорудные жилы при выплавке разделять на медь и серебро. Теперь сребромедную руду можно было добывать как на новых, так и на старых шахтах, и начался бум добычи серебра и меди, который достиг пика в 1540-х годах. Так вот, только Германия, Австрия, Богемия, Венгрия и Словакия давали серебра (см. https://www.economics.utoronto.ca/workingPapers/UT-ECIPA-MUNRO-99-02.pdf):
в период 1493 - 1520 г.г - 35 тонн в год.
в период 1520-1544 г.г. - 47 тонн в год.
В период 1551-1560 г.г. - доходило до 97 тонн в год.
Это мы сюда не добавляем Швецию, Далмацию, Италию, да те же небольшие серебряные рудники в Испании.
Этого серебра Европе не хватало, и импорт серебра из Сирии и Египта постоянно возрастал с 78,5 тонн в 1511 до 255 тонн в 1561-м.
Если же учесть, что довольно большая доля испанского серебра из Нового Света не покидала Нового Света, вернее - использовалась для закупок товаров в Китае и Азии (вот кто по настоящему воспользовался своей ситуацией!), то со всем правом можно сказать -участие американского серебра в промышленном убийстве Испании... ну если мягко выразиться... очень сильно преувеличено.
Такие дела.


*Здесь следует сделать пояснение. Флорин - золотая монета, весом в 3.53 грамма. Но поскольку столько золота не было даже у Испании, то ее заменили счетной единицей - дукатом (монеты такой фактически не было никогда). Изначально дукат считался равен 375 мараведи (монета весом в 0.26 грамма серебра, то есть дукат - почти 100 грамм серебра), однако позже, когда счетный дукат вошел в обиход, его приравняли к эквиваленту флорина в серебре. Золото на тот момент относилось к серебру, как 1 к 6.72, вот и получилось, что дукат - это 23,7-23,8 граммов серебра, фактически - талер или гульден.

На обсуждение

Да не покажется нашим читателям странным, но да, и у Испании, и у Англии были местности, в которых они отрабатывали свои «колониальные навыки». И естественно, эти навыки потом накладывали отпечаток на все их действия в Америке и политику в отношении колоний.
Начнем, наверное, с Англии. Согласно книге «Ирландия при Тюдорах с кратким изложением более ранней истории» Ричарда Багвела,  для Англии первым средневековым колонизационным проектом стала, безусловно, Ирландия. Впервые англичане появились в Ирландии в 1160-х годах, когда король Ленстера Дермот МакМорроу ведший войну с Рори ОКоннором пригласил себе на помощь англо-нормандских лордов, из которых стоит выделить Ричерда де Клэра по прозвищу «Мощный лук» (Стронгбоу). Вскоре в междоусобицу вмешался английский король Генрих II и отвоевал себе на острове местность, которую назвали Пэйл (забор).
Периодически английские вторжения в Ирландию происходили до 1399 года, однако вскоре в Англии началась война Алой и Белой Розы, и местные англо-нормандские бароны, оставленные без связи с метрополией, «обырландились», приняв привычки и нравы местного населения.
Следующий этап колонизации связан с династией Тюдоров. После того, как Генрих VIII в 1542 году объявил себя королем Ирландии, связав два острова династической унией, возникла главная проблема – а что же делать с Ирландией? Вернее, какие действия предпринять, чтобы ее колонизировать без проблем, увеличить доходы от этих земель, и сократить расходы на них?
В результате королевой Марией I и ее мужем Филлипом Испанским было предложено два пути:
Путь первый (путь меча, sword trace): вырезать всех ирландцев, заселить на освободившиеся земли англичан и низинных шотландцев. Проблема этого пути была даже не в том, как разгромить ирландцев (английские контингенты по выучке и по вооружению превосходили ирландцев на голову), а в том, как содержать в Ирландии большую армию на постоянной основе. Ибо а) армия стоит денег; б) ее надо чем-то кормить, а в Ирландии, как в Причерноморье XVII века – земля (по мнению англичан) вокруг плодородная, но население живет грабежом.
Путь второй (путь слова, word trace): находим каким-то образом «добрых, мирных ирландцев», которых расселяем на отвоеванных у всяких Джеральдинов, ОКонноров, О'Брайанов, и прочих О'Нилов землях, создаем так называемую «черту оседлости», охраняем их, только пусть пашут, сеют и платят налоги. Проблема этого пути - нужно очень много денег, причем не единовременно, а на постоянной основе.
Изначально Тюдоры пошли по «пути слова», однако колонисты после нескольких налетов ирландцев сами превратились в люмпен-пролетариат, стали сколачивать банды и ганзы, и нападать и на ирландских соседей, и на английский Пэйл с целью угона домашнего скота.
Часть же фермеров, купивших право на землевладение в Ирландии, ехать туда не стали, а наняли для обработки земли самих ирландцев, поскольку им «житье в Ирландии привычнее». В результате вместо поступлений денег от арендной платы и налогов Мария и Филипп получили только лишнюю головную боль, и какую-то финансовую воронку, куда деньги уходили в огромных количествах и растворялись без следа.
Поэтому при Елизавете I англичане логично пришли к реализации «пути меча». В результате двух восстаний Десмонда был разорен и разгромлен Манстеру, куда было перевезено примерно 4000 английских колонистов, но самый широкий размах колонизация приобрела в Ольстере в годы правления короля Якова I. Туда было прибыло до 35 тысяч английских и ирландских колонистов. Сами ирландцы выдавливались в мало пригодный для жизни Коннахт, который в те времена называли Диким Западом (Wilde West of Ireland).
Собственно, если мы сравним действия англичан в колониях в Новом Свете – мы увидим то же самое – выдавливание аборигенов с их земель и организация чисто английских колоний, занимающихся сельским хозяйством, либо принуждение индейцев к принятию английского образа жизни и мышления и вписывание их в чисто английскую структуры («пять цивилизованных племен»). Этот опыт был целиком и полностью привнесен из Ирландии.
У Испании был совершенно другой опыт, и он отличался от английского. Собственно, после вторжения арабов на Пиренейский полуостров в 711-716 г.г. из христианских королевств там осталась только Астурия, куда бежало все христианское население страны. Мы не будем подробно рассматривать борьбу Астурии против арабов, следующий момент нашей истории – это формирование королевства Наварра (Испанской Марки) в результате распада империи Карла Великого в 877 году
Постепенно шло два процесса – это дробление Омейядского халифата на более мелкие территориальные объединения и образование христианских королевств и феодальных образований (графство Арагон, графство Барселона, и т.д.). К 1037 году христиане смогли отвоевать уже треть Пиренейского полуострова, где расположились графства Барселона и Арагон, а так же королевства Наварра, Кастилия и Леон (последние два появились из распавшейся Астурии, оттуда же появилась и будущая Португалия).
К XV веку христианами была отвоевана почти вся территория Пиренейского полуострова, только на юге остался осколок прежнего арабского владычества – Гранадский халифат, который пал 2 января 1492 года.
Как шла «рехристианизация» отвоеванных территорий? В отличие от Англии, где основной упор делался на разницу в уровне культурного и социального развития, а религия начала играть значимую роль только в конце XVI века, в Испании и Португалии религиозный вопрос был главным на протяжении всей реконкисты, и особенно – в период XII-XV веков.
Далее следует краткое изложение статьи Аны Эчеверии «Мудехарское «большинство» в Леоне и Кастилии: королевское законодательство и распределение населения (11-13 вв.)»[1].
Изначально «мудехарам» (так называли мусульманское население христианских стран в Испании на первоначальном этапе) разрешалось исповедовать свою религию, использовать свой язык и свои обычаи. Главным было, чтобы они трудились и приносили пользу и доходы. С учетом того, что мусульманское население того же королевства Арагон составляло не менее 11% населения – речь идет о довольно большой группе «неверных подданных», и понятно, что уничтожить или выгнать их без последствий для экономики не получилось бы. Взамен на такую религиозную свободу мудехары выплачивали особый налог королям Арагона, Кастилии и Леона – yizya. Тут надо учесть, что мусульмане – и это правда! – платили больше налогов, чем христиане, но имели свои льготы – например, они не служили в королевской армии и имели свое самоуправление. Однако постепенно, с ростом христианского населения, гайки мусульманам начали закручивать, что привело к мятежам, и восстания мудехаров происходили с пугающей регулярностью – 1244,1264, 1276, 1304 года, и т.д. Власти пытались этому противодействовать двумя путями – либо жестоким подавлением восстаний, либо принуждением мусульман к переходу в христианство. Очень часто мудехаров использовали в переселенческих проектах, перебрасывая их на дикие земли с тем, чтобы они их освоили.
В царствование Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского события начали развиваться стремительно. В 1486 году Фердинанд по сути отменил крепостное право в Испании, переведя за выкуп всех крестьян сначала в королевстве Арагон, а потом и в Леоне и Кастилии, с барщины на единый для всех оброк. Таким образом, крестьяне из крепостных стали арендаторами земли у помещиков. Далее, для укрепления центральной власти следовало разобраться с местным самоуправлением в городах и сделать единообразную судебную систему. Реализовано это было при поддержке церкви, и с 1483 года в Севилье начала свое существование знаменитая Священная Инквизиция, задачей которой были уголовные дела, арбитраж и борьба с ересью. В 1492 году с подачи Главного инквизитора Торквемады был подписан указ по высылке из Испании евреев. Официально евреев обвиняли в ростовщичестве, главной же подоплекой была их автономное существование в королевствах, с самоуправлением, финансовой независимостью и т.д.
Ну а через 10 лет после падения Гранадского халифата в 1502 году была опубликована «Прагматика принудительного обращения», согласно которому мудехарам ставился выбор – либо обратиться в христианство, либо покинуть Испанию. И опять-таки, эта мера была призвана уничтожить остатки самоуправления и привести мавров к формуле: «Один бог, один король, одна вера».
Здесь мы видим главное различие английского и испанского пути – если англичане ставили главной задачей в Ирландии на ассимиляцию местных и принятие ими своего образа жизни, то в Испании XVI века основной задачей и основным объединяющим жителей пунктом видели религию.
Совершенно схожие с Испанией процессы происходили и в Португалии, где в 1496 году королем Мануэлем был издан указ, подобный испанскому, образца 1502 года. Другой вопрос, что если в Испании с течением времени шло все большее ужесточение положения морисков, то в Португалии указом 1496 года все и ограничилось[2].
Что мы видим в Америке? Да то же самое. То есть поголовная католизация населения, на которую были брошены гигантские ресурсы. То есть Испания и Португалия, в отличие от Англии, основываясь на своем опыте с маврами, считали, что верность короне можно поддержать у тех, кто исповедует католическую религию.
Ну а теперь о Франции и Голландии. Эти страны не имели до эпохи Великих географических открытий собственных колонизационных проектов, сюда не получится отнести ни альбигойцев, не попытки французов утвердиться на Корсике. Поэтому эти страны начали вести политику в отношении аборигенов «с чистого листа». Французская политика получила в литературе название «патерналистской», то есть это своего рода отношение с индейцами, как с «младшим братом». Французы мало вмешивались в религиозные воззрения и социальную жизнь аборигенов, но в то же самое время по мере возможности пытались заключить с ними союзы, дабы обезопасить свои поселения от нападений.
Голландцы во главу угла ставили экономические отношения, этот тип колонизации можно назвать «монетарным». Даже тот самый факт, что голландцы выкупили место для своего поселения Новый Амстердам у индейцев за 60 гульденов (24.5 доллара) говорит о многом. Испанцы или португальцы ни у кого ничего не выкупали, а просто «вступали во владение».
Резюмируя, мы можем отметить следующее. Каждая из будущих колониальных держав, имевших «доколонизационный опыт колонизации» привнесла в свои колонии этот опыт и поступала по тем лекалам, которые были отработаны ранее. Страны, не имевшие подобного опыта, исходили из той социальной и сложившейся ко времени колонизационных проектов идеи, которые имели на данный момент. В случае Франции это главенство короля и система союзов, в случае Голландии – это экономическая и финансовая выгода.





[1] Ana Echevarria «La «mayoría» mudéjar en León y Castilla: legislación real y distribución de la población (Siglos XI-XIII)» - En la España Medieval, 2006, 29, стр. 7-30.
[2] Подробности можно узнать в статье António José da Silva Botas Rei «Moros y Moriscos en Portugal (siglos XII a XVIII)» - Fondation Mémoire des Andalous, 2018, стр. 91-106.

Ирландия, психологическое

В психологии есть некий психологический эффект, который называется "эффект Бенджамина Франклина".
Звучит он так: "Тот, кто однажды сделал вам добро, охотнее снова поможет вам, чем тот, кому вы сами помогли".
Прямой смысл его самый простой - люди любят делать добро, поскольку это поднимает их чувство собственной значимости. Но не менее важен и другой посыл, тот, который мы часто видим в отношениях между мужчиной и женщиной. Чтобы далеко не ходить, просто дам цитату на цитату из русской Вики - кому интересно, почитаете более подробно по этому предмету.
"Современная теория самовосприятия говорит нам о том, что наш мозг ведет себя как сторонний наблюдатель, постоянно наблюдая за тем, что мы делаем, а затем выдумывая объяснения действиям, которые впоследствии влияют на наши представления о нас самих. Наш наблюдающий мозг не любит, когда наши действия не соответствуют убеждениям которые мы имеем о себе, — ситуация, обычно называемая когнитивным диссонансом. Итак, когда ваше поведение противоречит вашим убеждениям (например, в случае когда вы делаете что-то хорошее для кого-то, кто вам может очень не нравиться или наоборот, когда вы делаете что-то плохое человеку, о ком вы должны заботиться), этот конфликт немедленно вызывает тревожные сигналы в вашем мозгу. У мозга на это есть очень умный ответ — речь о том, чтобы изменить ваше восприятие с целью уменьшить конфликт и отключить сигналы тревоги".
Если разложить эту цитату на простые истины - получается следующее: чем больше мы делаем добра, вкладываемся и морально и финансово - тем объект для нас ценнее. Не потому, что тут дело в деньгах, нет, после каждого такого вклада наш мозг сам на уровне инстинкта повышает ценность объекта или субъекта. Ну то есть мужчина, заваливающий женщину подарками, каждым этим подарком повышает (для себя, для своего сознания) ее ценность, уникальность, неповторимость, хотя вроде как изначально мотивация его другая - как раз чтобы женщина оценила его усилия и чтобы для нее его уникальность, ценность и неповторимость возросли.
В общем, те, кому интересно, почитаете.
А теперь самое смешное. Этот эффект можно экстраполировать и на общественные, и даже на межгосударственные отношения. Лично для меня во многом именно этим эффектом объясняется это многолетнее держание Испании за Фландрию, России - за Украину (которая при том же Алексее Михайловиче и Петре была сплошным расходом, доходов в казну не приносила в принципе), Англии - за Ирландию, и так далее, примеров можно привести кучу. В отличие от примеров обратных, которых я на лету вспомнил только два - это отказ после войны за Независимость Англии от 13 Колоний, и отказ Франции в Семилетку от Канады (требуется прорва денег на их содержание, а выгод никаких не предвидится).
И тут страны (и королей) вполне можно понять. Столько денег вбухали, столько жизней угробили, и что - все зря? да ни фига подобного! Это что, в Ирландии будут базы испанского флота (в Севастополе встанет флот НАТО, во Фландрии утвердятся французы и т.д.)?
То есть произошла завышенная оценка данной территории. И уже рациональные мотивы уходят на второй план. Придут они, эти рациональные мотивы, только при почти полном исчерпании ресурсов - как финансовых, так и моральных, что опять-таки очень похоже на описание личностных взаимоотношений (как в известном анекдоте: "Коль, Коль, да окстись ты уже. Что, я теперь себе бабу не найду?").
И связь тут прямая. Хотя отношения - общественные и межгосударственные, но ведут их люди (причем в XVI-XVIII веках - единовластные монархи), которые подвержены как раз обычным человеческим слабостям. И очень часто бывают моменты в истории, когда все меряется не экономической или финансовой выгодой, и даже не политическими раскладами, а человеческой психологией.
Естественно - мнение это чисто мое, дискуссионное, так что если кто-то хочет по обсуждать - милости прошу.
Такие дела.

О сухопутном мышлении

Вынесу ка я в корень.
Тут Андрей Уланов озвучил мнение, которое берет корни с ВИФа начала 2000-х. Мол, проклятье флота России - это четыре совершенно не соединяющихся между тобой ТВД. То есть межтеатровый маневр между ними затруднен, и матушке-России приходится содержать не один, а четыре разных флота.
Я скромно замечу вот что - совершенно непонятно, минус это нашей географии, или плюс.
Минус понятен и очевиден - нам сложно сосредоточить все свои флоты в одном месте в единую силу.
Действительно, при рандеву всех наличных сил, скажем у богом забытого острова Св. Елены нам Черноморский флот надо тащить через три (а считая и Тунисский) четыре пролива до Атлантики. Из Балтики приходится тащить флот через три три пролива. С Северным ситуация чуть лучше, ну а с Тихого океана эскадра вообще половину земного шара пройдет.
А какие же плюсы?
А плюс есть обратная сторона минуса - нашему противнику, чтобы уничтожить все наши флоты, придется точно так же дробить свои силы на отдельные отряды. Отдельно для каждого из ТВД. Более того, даже простая блокада такого количества столь разнесеных ТВД требует даже от мощной орской державы таких усилий, которые сравнимы с усилиями в мировой войне.
Когда я это озвучил на фейсбуке - сразу получил в ответ массу стереотипов,которые слышал вот как раз с тех самых 2000-х. Давайте пройдемся по основным пунктам, взяв за пример Крымскую войну. Нет ну а что? На тот момент у России три совершенно разделенных морских ТВД (Черное море, Балтика и Тихий океан), в условиях господства противника межтеатровый маневр невозможен, и усилить или ослабить ту или иную группировку мы уже не можем. То есть карты на руках - те что есть.
Итак, заблуждение первое.
А зачем врагу дробить свои силы, если он может оперативно собрать свою силу в кулак и разбить один из флотов? В отличие от России, которая даже заранее узнав о концентрации сил противника, не сможет оперативно перегруппировать свой флот, и это не говоря о таких препятствиях, как закрытие проливов, отсутствие баз и прочее.

Смотрим пример Крымской. Казалось бы, ну действительно, что стоит - забить, допустим, на ту же Балтику, послать весь флот на Черное море, там все разгромить, а потом уже приняться на штурмы фортов Кронштадта с моря?
Однако этот тезис не учитывает, что война ведется не флотом, а с государством. Если послать все силы на Черное море - то вполне можно опасаться, что Балтийский флот окажется у берегов Англии и Франции и устроит там небольшой армаггедон.
Хорошо, скажет оппонент, давайте пошлем на Черное море не все силы,а оставшиеся оставим за защите домашних вод. Возможен ли такой вариант? Да, возможен, но это уже не игра от наступления, это по сути передает стратегическую инициативу на Балтике в руки русских. То есть они вольны избрать любой вариант действий и получают право первого хода.
Совершенно то же самое мы видим и на Тихом океане. Невозможно при наличии трех русских крейсеров игнорировать этот факт и стянуть все силы в Европу. Ибо тут вступает в действие проклятие "растянутых коммуникаций", которые, если их не защищать, окажутся под ударом.
Более того, самое смешное, что от русского флота тут ничего не зависело. Как мы знаем, ЧФ был затоплен к весне 1855 года, однако значимые силы союзников были там и в кампанию 1855-го, переброски на Балтику больших сил не последовало.
То есть получается, что морская держава, ведущая против России наступательную политику, будет вынуждена разделить свои силы на море на все наши четыре ТВД.

Заблуждение второе.
Просто флот России не нужен. Потому он вечно получается третьесортным. Ему ж не конкретные задачи решать надо за их отсутствием, а демонстрировать, что Россия-морская держава, не более.

Вот мне всегда была непонятна эта болезнь - валить все наши беды на географию, на традиции, на все что угодно, кроме нашей лени и нежелания что-то реально взять и сделать. Да хотя бы начать с того, что просто подумать.
Звучит она примерно так в переводе на посканный и домотканный - а мне пассатижи не нужны, я все проблемы молотком и долотом решаю. Флот - это инструмент. Либо ты им умеешь пользоваться, либо нет. Если использовать пассатижи вместо микроскопа - и инфузории-туфельки не увидишь, и глаз себе оторвешь.
Проблема третьесортности - она в головах. И особенно это смешно звучит уже ПОСЛЕ того, как мы имели флот №2 в мире. И за счет этого имели довольно много плюшек (в частности, думаю, без 5-й и 8-й эскадр ВМФ влияние СССР в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Азии было бы далеко не таким сильным).
Ах да, мы же обещали примеры из Крымской.
Так вот, несмотря даже на довольно невыразительное выступление РИФ в Крымскую, он во многом (особенно это заметно на Балтике) сыграл роль амортизатора, защитной подушки, ослабив удар по побережью. Он заставил противника дробить свои силы между нашими ТВД, устроил экзамен логистике союзников, а на Тихом Океане вообще обеспечил экспроприацию Амурского края.
К вопросу о ненужности в проигранной в общем-то войне.

Заблуждение третье, мое любимое.
Звучит так: "У них есть традиции, у нас - нет". В разных вариациях - "не жили богато - нечего и начинать", "у нас после Революции была прервана преемственность поколений", и т.п.

На мой взгляд это мантра для того, чтобы прикрыть собственную лень и ничегонеделание. Я возможно удивлю, но у флота Германии тоже когда-то не было традиций. Никаких. А у Японии вообще была антитрадиция в войне против Корее - ну там всякие Божественные ветры и прочие Ли Сун Сины. И у флота США были первые "тринадцать негритят" - фрегаты, построенные в 1776-1778 годах, которые помножили на ноль. И так далее, и так далее. Традиции создаются людьми, ручками. Нету традиций - создайте. Всего-то делов.
Но конечно же гораздо проще ныть и жаловаться, для этого даже жопу с дивана поднимать не надо.

Такие дела.

Очередного размышлизма псто

Писал тут давеча про начало Мексиканской войны за независимость (восстание Идальго и чуть позже) на примере всего одной провинции Новой Испании - Техаса. Нет, ну а что? Ничем не лучше, ничем не хуже других. Конечно, со своими особенностями, но все же.
И получается интересная вещь. Вообще развитие Техаса началось с 1776 года, когда наместник Новой Испании дон Бернардо де Гальвес решил сделать из провинции базу по поставкам мяса и разведения скота. Кстати, плюньте всем тем в лицо, кто будет говорить о каких-то ковбоях, ибо они начисто слизаны со вполне себе тру-испанских вакерос (ед.ч. - вакеро). Так вот, на 1796 год стандартное техасское ранчо насчитывало от 1500 до 6000 голов крупного рогатого скота, овец и или мустангов, сам скот или мясо реализовывалось на рынках Нового Орлеана. Связь с Луизианой осуществляли чаще всего французские контрабандисты и пираты, имевшие обширные связи на побережье Мексиканского залива и в устье Миссисипи. На 1808 год техасское население насчитывало уже 4-4.5 тыс. человек, что для Техаса ОЧЕНЬ много (скажем так, до 1770-х это население не переваливало за отметку 1000 человек).
И вот далее начинается....
В октябре 1810 года в Коауилу и Техас был послан один из доверенных лейтенантов Идальго – Мариано Хименес, который сначала занимается пропагандой в Техасе, а потом бежит за помощью - естественно же! - к США. Начинается череда переворотов, республиканцы (с американской поддержкой) свергают роялистов, потом роялисты свергают республиканцев, потом опять республиканцы роялистов, потом республиканцы начинают грызню между собой, опять приходят роялисты.
При этом идет такая резня со всех сторон - что просто страшно. Даже американские маунтинмэны -уж на что парни много что повидавшие! - офигевали.
"Если почитать воспоминания американцев, видно их недоумение такой жестокостью восставших, ведь действительно, многие из выходцев из США грезили идеалами свободы, равенства, братства, и слова «независимость» и «свобода» не были для них пустым звуком. Проблема была в том, что менталитет жителей Новой Испании был совсем другим и вкладывали они в понятие борьбы совершенно другой смысл.
У мексиканцев в то время не было четких политических пристрастий, они вообще не понимали причин восстания падре Идальго, вернее не так – из всех его призывов они услышали только один – режь гачупинов без пощады! Ну или в более широком смысле – гачупинов и их приверженцев. В результате борьба за свободу основывалась не на возвышенных понятиях, а на обычной классовой ненависти, которая не терпит сантиментов."

Ну а когда победили роялисты - пришел "белый террор".
"Арредондо же не нашел ничего лучше, как устроить террор на землях Техаса, находившихся ранее под властью Гутьерреса. Так, в битве при Медине были захвачены в плен 112 республиканцев – казнены все. 215 человек заключены в тюрьму в Бексаре и чуть позже расстреляны. В Байе – 330 человек схвачены по обвинению в связях с революционерами – казнены все. В Сан-Антонио – 500 жителей города заключены в тюрьму, камеры были переполнены, люди умирали от удушья. Тех, кто остался в живых – расстреляли.
Казни на главной площади происходили ежедневно. Головы многочисленных патриотов каждый день выставлялись на пиках вокруг площади.
Так, Хосе Антонио Наварро в своих мемуарах красочно описал «тирана по имени капрал Рибал», который избивал заключенных плетью, кроме того он вспоминал следующее: «Эти дни наверное были хуже, чем те, которые были во времена Марата и Робеспьера, он [Арредондо] просто упивался властью над заключенными, и когда солнечные лучи уходили и начиналась темная ночь, многие офицеры и солдаты за небольшую мзду по сговору с охранниками брали себе очередную жертву-женщину, и насиловали. Ночью над тюрьмой стоял один дикий женский крик, крик боли и отчаянья. Бывало что за ночь женщина переживала насилие десяти и более человек."

Результат - к 1814 году население Техаса насчитывало 1500-2000 человек. Край был в конец разорен, вся промышленная основа убита, на "нейтральной территории" на реке Сабина во всю орудовали контрабандисты, поскольку вакуум власти не терпит пустоты. То же самое происходило на юге, где французский пират Жан Лаффит создал на острове Галверстон и прилегающих территориях свое собственное пиратское королевство. Началась серия вторжений поселенцев и не очень в Техас из США, с которыми обходились очень жестко («Я сжег 30 человек заживо.... Они оставили большой урожай кукурузы, картофеля, тыквы, а также различные другие овощи, много свиней и домашней птицы .... Я не им оставил ничего, что могло бы, возможно, служить им в настоящем или будущем»).
Как результат - на сильно ослабевших белых начались массовые нападения апачей и команчей, поскольку этим детям равнин было все равно, кого грабить – любое хозяйство или ранчо они прежде всего рассматривали как скопище разных полезностей и вкусностей, и двуногие бледнолицые были лишь досадной помехой между настоящим индейцем и приятными ништяками, которые можно прихватизировать.
И вот чтобы это как-то прекратить - в 1823 году и начинается эпопея Остина, разрешение американцам селиться в Техасе, а потом - война за независимость Техаса и его присоединение к США.
Но кто во всем виноват? Конечно же США, да? Ведь власти Новой Испании и метрополии - они няшки, рукотворно поделившие на два, а то и на три свое население в провинции, разрушившие свою же собственную экономику, и создавшие все условия для того, чтобы заселять Техас не своими силами, а силами США)

6

Немного о белом рабстве

Я уже говорил и снова повторяю - я вообще не пойму нынешних событий в США.
Сначала сделаю кросспост из фейсбука - Всего из Африки в Америку вывезли 12.5 миллионов негров. Больше всех вывезли португальцы и белые бразильцы, 5.85 миллиона. Для сравнения - на территории Тринадцати колоний и США было вывезено 300-400 тыс.
Португальцы особо не парились, там было и все - и поджаривания на медленном огне, и связать козлом, а потом отрубать конечности... Там был институт наложниц при неграх-евнухах.
Почему вся ненависть нынешнего черного населения мира направлены на США и Британию?
Где крики "покайтесь, португальцы!"?
Где бунты в Бразилии и счета, выставленные Португалии?
Но у нас не менее расхож миф и про белое рабство. Ну вы помните, да? Капитан Блад, Саббатини, и тому подобное.
Читаем оригинал: "These prisoners were to be transported at once to His Majesty's southern plantations, and to be kept there for the space of ten years before being restored to liberty, the parties to whom they were assigned entering into security to see that transportation was immediately effected."
Согласитесь, вполне себе схоже с русским понятием "ссылка в Сибирь", просто тут Сайберией выступает Вест-Индия.
Ну да ладно.
Пока же я просто перескажу некоторые моменты статьи "The myth of Scottish slaves" Стивена Муллена, которого по ходу просто задолбали публикации шотландских националистов и рассказы о "шотландских рабах" Его Величества. Кому охота прочитать оригинал полностью - ссылка: http://sceptical.scot/2016/03/the-myth-of-scottish-slaves/
Но прежде всего стоит понять, кто раб, а кто - не раб.
С англичанами тут все очень просто - они старались регламентировать все стороны своей жизни, и в 1661 году вышел "Барбадосский закон о рабстве". Чтобы его не пересказывать (если что - ссылку я дал), то грубо говоря раб - это что-то типа домашней скотины. У него нет и не может быть собственности, у него нет семьи в традиционном понимании этого слова, его потомство так же остается рабами.
Если говорить про белое рабство (это полный аналог каторги), то во-первых, оно длилось исторически очень короткий период (1620-1631 г.г.), и это была высылка каторжников в колонии на определенный срок, скажем, 5-10 лет. При этом каторжник вполне мог иметь недвижимость, вполне мог жениться, регистрировать браки, его потомство было свободным.К 1631-му году в английских колониях белые каторжники начинают массированно заменяться черными рабами.
Вспомним так же, что до 1708 года Шотландия была отдельным королевством, поэтому тут к Англии не должно быть претензий.
В период с 1707 по 1763 год в колонии были депортированы 600 заключенных. В период 1718-1775 годов - 181 заключенный (из 395 осужденных шотландцев). Отдельной строкой идут якобиты, после восстания 1715 года в Северную Америку отправили 450 якобитов, еще 170 - в Вест-Индию.
Как же они там жили? Как их угнетали?
Прежде всего, перед перевозкой якобитам предлагали подписать 7-летнее соглашение - мол, готов побыть 7 лет в колониях? Если да, то потом возвращайся, вину искупил, никто тебя преследовать не будет.
Ну а далее?
Вот пример. Джон Данбар перед отправкой в Новый Свет обратился к родственникам помочь займом, поскольку боялся, что его по прибытии продадут в рабство. Родственники денег дали, он прибыл в Вирджинию, причем в отдельной каюте (заплатив капитану), и.... сразу же по прибытии был освобожден, поскольку "он свободный белый человек". Данбар устроился работать моряком, а в 1723 году вернулся в Шотландию.
Еще один якобит - Уильям Камминг. Служил в Public Office при Южнокаролинской ассамблее, после окончания срока ссылки остался в колониях, умирая, завещал сыну все свое имущество, в которое входили 40 рабов и 3 слуг. Согласитесь, какие тяжелое рабство!
Ключевым моментом в отношении Данбара и Камминга является то, что они смогли за несколько лет продвинуться от несвободных рабочих до свободных людей: один вернулся в Шотландию, а другой вошел в элиту плантократии в колониях. Это было возможно только потому, что они были белыми и поэтому по закону считались в колониях людьми.
После восстания 1745 года и поражения в Каллодене из 3463 якобитских заключенных 936 были перевезены и 348 изгнаны. Некоторые были перехвачены французами. Другие добрались до колоний, а их труд был продан агентам, один из которых заявил, что "он будет располагать ими должным образом среди своих друзей, которые, как мне кажется, сделают их полезными членами Общества, и со временем они могут стать хорошими подданными". Однако один из заключенных не подписал королевский контракт на ссылку в Великобритании и избежал «пожизненных работ», просто отсидев свой срок в тюрьме в Англии. Но, опять-таки, по словам Моргана и Руштона, «те [якобиты], которые подписали контракты на Ямайку, в результате были каторжанами не более семи лет».
Приверженцы мифа о белых рабах совершают гигантскую ошибку, которого избегают те, кто стремится быть историками: судить прошлое по сегодняшним стандартам. Да, навязанное рабство является незаконным во многих странах сегодня. Но в то время в Англии и Шотландии система принудительного труда не считалась репрессивным кабальным трудом. Это был обычай - практически все работники были в той или иной форме иерархических рабочих отношений: сельские слуги, горничные или ученики торговцев. Существовали значительные различия между рабством в Англии и Шотландии и наемным рабством в англо-карибском регионе в начале семнадцатого века, но наемные слуги, изгнанные изгнанники или перевозимые осужденные не были ни де-юре, ни де-факто порабощены.
В общем, читайте дальше, там еще много вкусного и интересного.