Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Мама- анархия, папа - стакан портвейна..

Резня в Смервике тем не менее не стала концом восстания. Ормонд и некоторые лорды из его окружения с презрением сообщали, что Десмонд, его брат и Балтингласс имеют «всего лишь кучку негодяев, четырех испанцев и барабан, чтобы истошным барабанным боем заставить всех поверить в то, что их поддерживают много иностранцев». Тем не менее, И Йогал, и Росс считали себя в безопасности, Уоллоп писал королеве, что связь между Дублином и Лимериком поддерживают «простые люди, получающие немалое жалование, которые передвигаются в одежде нищих». Собственно, поэтому Грей и Ормонд расслабились, тогда как Десмонд неожиданно снова появился возле Дингла, что стало для адмирала Бингхэма неприятным сюрпризом. У находившегося в его подчинении Зауча половина отряда составляли на тот момент чистые потери (в основном от голода и болезней), а оставшиеся в живых были слишком слабы и больны, чтобы работать на строительстве укреплений или драться. Рота Кейса был в немного лучшем состоянии, но без моряков Бингэма солдаты ничего не могли бы сделать. Выделенные адмиралом 20 матросов в ударном темпе, всего за тринадцать дней, возвели насыпь и бруствер, который мог бы сдержать атаку 2000 кернов и галоглассов.  После этого моряки сели на корабли и вернулись в Англию, поскольку на эскадре начался настоящий голод, усугубленный цингой и тифом. По словам Уолсингема, Бингхэм «покинул Ирландию с такой скоростью, как будто Вавилонская башня уже была достроена».
В этот момент в Манстере было гораздо больше английских солдат, чем в 1581-м, да и военного имущества было в избытке. Проблема была в потере управления. Все командиры спорили друг с другом о дальнейшей стратегии, и никто не согласовывал между собой политику, какую следовало бы проводить. Более того, никак не могли определить, а кто, собственно, главный. В результате офицеры больше ругались между собой, чем занимались подавлениями остатков мятежа.
Ормонд в этот момент находился в Дублине и больше заботился приращением своих земель, чем военными действиями. Сэр Уорхэм Сент-Леже, главный комиссар в Корке, спорил за первенство в Джорджем Бурше (George Bourchier), капитаном гарнизона Килмаллока, в то время как последний вообще немного заигрался во фрилансера (captain of free lances), предоставляя услуги своего отряда тем, кто больше заплатит.
Сэр Уильям Морган у Йогале не признавал ни Сент-Леже, ни Бурше, заявляя, что будет подчиняться только новому назначенному Лорду-Президенту, «честному, суровому, храброму и мудрому». В результате Манстер подвергся еще большему опустошению – то, что пощадили солдаты королевы, доломали мятежники. В Коннахте Бёрки сравняли с землей множество селений, северный Ленстер был полностью опустошен, в Манстере деревень и селений не осталось вовсе, уцелели только крупные по ирландским меркам города. Ольстер, казалось, вот-вот взорвется.

Карантин в Средние Века - это просто.

В марте 1374 года Миланский герцог издал указ, согласно которому всех болеющих чумой следует вывозить за пределы города в поле или лес, - далее цитата - "пока они не выздоровеют или не умрут".

"Иногда шаг вперед есть следствие пинка в зад"

Битва при Камдене стала фактически полным разгромом патриотов на юге. При этом англичан было всего 2 тыс., а американцев - 3-4 тыс. Немного об обстоятельствах начала битвы.

В августе 1780 года Корнуоллис писал Клинтону, что полному покорению Южной Каролины мешает не столько «мятежный сброд», сколько «ужасный климат», который (за исключением Чарльстона) на глубине более 100 миль от побережья настолько плох, что с конца июня и до середины октября там невозможно квартировать или как-то использовать войска, поскольку «они там будут бесполезны для военной службы, если к тому времени не будут потеряны от болезней».
«Наши местные друзья – продолжал Корнуоллис, - вообще не желают оставаться в течение этого периода в штате, и уезжают куда подальше, отказываясь помочь нам сформировать административный аппарат и ополчение».
В результате болезни безжалостно сокращали в колонии количество британских войск быстрее, чем патриоты. Почти все депеши наполнены жалобами на климат и болезни. Вот, в донесении подполковника Бальфура Корнуоллису от 17 июля 1780 года отмечается: «Мы все болеем, в том числе и наш хирург». Или депеша майора Вемисса из Джорджтауна от 29 июля 1780 года: «эпидемия лихорадки среди моих людей распространяется очень быстро, за последние три дня у потерял 6 человек, еще 30 - больны». Список можно продолжать бесконечно.
Часть британской армии, достигшая Камдена, считавшегося «здоровой местностью», так же страдала. Из 2000 человек 1400 были здоровы, а 600 – больны.
Меж тем, остатки американских войск на юге возглавил Горацио Гейтс, который на тот момент имел примерно 1500 регулярных войск и 2500 ополченцев. Американцы так же страдали от дизентерии и лихорадки. В этих условиях Гейтс не нашел ничего лучше, как атаковать англичан у Камдена 16 августа 1780 года. Англичане, хотя и считали, что у Гейтса имеется до 7000 солдат, решили принять бой. Корнуоллис позже объяснял этот выбор так: «при отступлении пришлось бы бросить много больных и все припасы, поэтому наши и без того скудные силы ослабли бы еще больше».

Ответ на загадку

Просто цитата.

Особенностью Устава 1839 г. являлся запрет на применение смертной казни в мирное время, кроме случаев побега к горцам или в Турецкую империю.

http://center-bereg.ru/e120.html

Кстати, статья очень хорошая. Сильно рекомендую. Очень интересные описания нравов. Например, когда повсеместно ввели шпицрутены,  казаки... воспротивились. Мол, для нас палки (почему-то в нашем сознании воображение рисует оглоблю здоровую, хотя шпицрутен это просто ивовый прут, отсюда и такое количество ударов) это стремно. И им отдельным указом разрешили наказания плетью, ограничив 50 ударами. Кстати, этими 50 ударами так же вполне могли убить, вот отличие плети от шпицрутена.
То есть это был такой вид молодчества.

Ну а ближе всего к отгадке был tolstyjnemez (tolstyjnemez). Ему не хватило совсем чуть чуть).

Про трудотерапию

Опять Крымская.
В общем, смысл такой. Как мы помним, зима 1854-55 годов оказалась для союзников настоящей жопой. Много умерших, еще больше заболевших. Плюс- из-за офигенной работы службы логистики армия осталась без зимней одежды и одеял. Проблему надо было как-то решать. Ну и придумали следующее.
А что, если больные, пока они там болеют и выздоравливают, займутся чем-нибудь полезным? Ну например - начнут шить одеяла?
Бинго! Но блин...  Где ткань то на одеяла взять...  Решение пришло и простое и элегантное. Да из мундиров убитых/умерших! Тем более, мундиры были цветные, красивые. Вот из них пусть и делают!  Тем более, они будут хоть глаз радовать в серости крымской зимы.
В результате вот такие одеяла в Англии до сих пор называют Крымскими.

Опять про цитаты

Ну о том, что фразу "больной человек Европы" Николай Первый никогда не произносил, знают наверное все.
Оригинал фразы (но в перепеве Рабиновича, ибо Сеймур записок не оставил, и впервые этот разговор упомянут в книге Гарольда Темперли в 1936 году) выглядел так: "Николай: у нас на руках больной человек, тяжело больной. И будет обидно, когда он умрет у нас на руках, особенно до того, как успеет оформить необходимые документы". То есть Николай намекает, что Россия и Англия должны составить завещание за больного.
Тот же Темперли говорит, что есть вторая версия этой фразы: "Медведь умирает. Вы, конечно, можете дать ему мускус, но это не продлит ему жизни".
Мускус здесь употреблен в понятии "нашатырь". То есть дать умирающему человеку понюхать нашатырь конечно можно, только для течения самой болезни бессмысленно. И да, меня одного удивляет, что Николай сравнил Турцию с медведем? Вроде как после войн с Наполеоном сравнивали с медведем исключительно Россию.
Ну а теперь самое смешное. Фразу "больной человек Европы"   первый раз в истории употребила газета "Нью-Йорк Таймс" в своей передовице от 12 мая 1860 года. При этом цитата применена относительно Австрии, хотя и Турция тоже упоминается: "Состояние Австрии в настоящий момент само по себе угрожающее, хотя оно и менее тревожное для мира во всем мире, чем состояние Турции семь лет назад, когда царь Николай пригласил Англию составить совместно с ним завещание для этого больного человека Европы."

Ну и картинка, которую Очень Люблю.)))  Султан Абдул Гамид на заборе собственного дома читает:  "Производится реконструкция Османской империи. Стоимость объекта - 5 миллионов фунтов стерлингов. Генеральные подрядчики - Англия, Франция и Россия." Ну и сильно возмущается - типа, а где я то в числе подрядчиков?)

Еще одно нововведение по результатам Крымской

Надо сказать, что госпитальные суда были в английском флоте с начала XVII века. Их в 1608 году ввёл Яков I. Первым таким стала шебека Goodwill, которая была придана английской эскадре, следовавшей для блокады алжирских пиратов. Изначально задачей госпитального судна было перевозить заболевших на эскадре в Испанию, в госпитали, где этих больных и лечили.
Начиная с 1680-х на госпитальные суда осуществляли две функции - 1) оказание первой помощи; 2) изоляцию больных от здоровых. Отличались они от обычных кораблей тем, что на госпитальном судне в штате было 2 хирурга и по 5 санитаров на каждого. Ну еще и запасы игл, бандажей, бинтов, и т.д. на таких кораблях были побольше.
Естественно, что катализатором пересмотра такой политики стала Крымская война, а точнее - потери в зиму 1854-55 годов. Скажем, из Крыма в Скутари за Крымскую войну было перевезено 15 тысяч больных и раненных. И потери при перевозках - особенно на начальном этапе - достигали 30%.
В Адмиралтействе началась дискуссия - а какие собственно госпитальные суда нужны? И в 1860 году со стапелей сошли два специализированных госпитальных парохода - HMS Melbourne и HMS Mauritius. Коренным отличием этих кораблей от госпитальных судов прошлого было то, что они могли именно лечить и ставить на ноги раненных и больных прям на борту. На них стояла современная система вентиляции, были оборудованы кровати (а не гамаки), на корабле были большие запасы лекарств и квалифицированный персонал из Медицинской службы флота. Кроме того, на каждом корабле было три операционных, оснащенных по последнему слову техники. Выглядело это так:

HMS Melbourne и HMS Mauritius участвовали во второй Опиумной войне и отзывы об их деятельности были самые восторженные. И первыми нововведение оценили американцы, которые в 1862 году, в разгар Гражданской, переделали пароход Red Rover в современное госпитальное судно. Действовал американский пароход во время войны в основном на реках. Через Red Rover за время его службы прошли 2400 пациентов.