Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Хроники английского Кавказа, часть 19

Ну а мы продолжаем продолжать. На этот раз главной фабулой 19-й части стала резня в Смервике.

Тем временем в Смервике итальянцы с испанцами расставляли палатки и укреплялись на каменистой земле, строя небольшой блокгауз. С моря парней ди Сан-Джузеппе остались прикрывать один паташ и 32-вёсельная галера. С собой экспедиция привезла 5 000 единиц стрелкового оружия для раздачи повстанцам и четыре бочонка испанских реалов для Джеральда Фитцджеральда. Узнав об этом, граф Десмонд решил пробиться к Смервику по кратчайшей прямой, для чего атаковал замки Ардферт и Фенит. Однако сильные англо-ирландские гарнизоны играючи отбили эту атаку мятежников. Адмирал Ричард Бингхэм так охарактеризовал воинство Десмонда: “В основном босоногие оборванцы, большая часть из них — просто дети”.

Так и не взяв Ардферт и Фенит, Джеральд Фитцджеральд оказался вынужден идти в обход, чем подарил противнику возможность перехватить его на марше. Впрочем, этой возможностью англичане не воспользовались. Точную численность десанта в Смервике никто не знал, слухи здорово преувеличивали количество солдат ди Сан-Джузеппе. Поэтому старый недруг Десмонда Томас Батлер, граф Ормонд, решил повременить с выступлением. Он очень рассчитывал на помощь Пэлэма. Но у лорда-президента были иные планы. Перед тем как мчаться к Ормонду, Пэлэм захотел закончить дело с Тиром Эоганом О’Ниллом, которому папский нунций Николас Сандерс предложил корону Ольстера в обмен на присоединение к восстанию.

Пока О’Нилл обдумывал предложение Сандерса, ему доставили послание из Дублина. В нём Пэлэм давал понять, что, во-первых, он знает про интригу с короной Ольстера*. Во-вторых, лорд-президент советовал О’Ниллу не дёргаться, на провокации Сандерса не поддаваться, сидеть на попе ровно, “а королева за это пришлёт ему пару мешков с серебром”. Кроме того, в качестве жеста примирения Пэлэм отправил О’Ниллу три воза с бочками французского вина. Объяснил это лорд-президент предельно просто: "Как детвора визжит от игрушек, так и ирландские рыцари от Бахуса пьют до потери пульса этот испорченный виноградный сок, особенно если они претендуют на то, что кровь у них королевская".

Осознав, что время уходит, а подмоги из Дублина всё нет и нет, Томас Батлер спустя три недели после появления в Ирландии “Священного отряда” № 2 всё же выступил из Корка с 1 600 солдатами. Граф Ормонд осознавал, что своей заминкой оказал хорошую услугу ди Сан-Джузеппе и Десмонду, поэтому теперь торопился изо всех сил. По приказу своего командира войско Ормонда двигалось налегке, оставив латы и обозы в Корке. Провизию англичане добывали, грабя попадавшиеся им на дороге манстерские селения.

Вломившись в Керри, воины Ормонда перехватили нескольких гонцов мятежников. Во время допроса те выдали диспозицию повстанцев. Оказалось, что граф Десмонд, его брат Джон, Сандерс и Джеймс Юстас — виконт Балтинглас вместе с большей частью нового “Священного отряда” находятся у развалин замка Бунгундер, недалеко от Трали.

Батлер прямо с марша погнал своё войско в атаку, но удар Ормонда пришёлся в пустоту. Оказалось, что лазутчики мятежников внимательно следили за перемещениями Ормонда и, как только войско графа направилось к Бунгундеру, повстанцы откатились к Смервику. Тут их пути разошлись. Балтинглас отправился через всю Ирландию в Ленстер, а Десмонд и ди Сан-Джузеппе решили попробовать взять Ормонда в “клещи”. Для этого “Священный отряд” приготовился утром атаковать роялистов в лоб, а когда Томас Батлер развернёт свои боевые порядки в сторону Смервика, в тыл Ормонду должны были ударить галлогласы Десмонда.

Естественно, на следующий день всё пошло не так, как задумывалось. Лоялисты обнаружили выдвижение к себе в тыл Десмонда и тут же устремились на его отряд. Не ожидавшие этого галлогласы обратились в бегство. Ди Сан-Джузеппе решил, что у него появился шанс ударить Ормонду в спину и всё же повёл своих людей в атаку. Но поскольку лоялисты погнались за Десмондом, они оказались существенно дальше от Смервика, чем рассчитывал итальянский капитан. Из-за этого “Священный отряд” настиг войско Ормонда уже изрядно выдохшимся. Решительной и чётко организованной атаки у ди Сан-Джузеппе не получилось. Более того, граф Ормонд неожиданно развернул своих солдат на 180 градусов, после чего внезапная атака лоялистов заставила итальяно-испанцев улепётывать до самого Смервика. По итогам всей этой суматошной беготни взад-вперёд Ормонд Десмонда таки упустил. Зато поле боя осталось за людьми Томаса Батлера. Кроме пленных, лоялистам достались “несколько икон, походных алтарей, украшенных драгоценностями чаш, книг и других безделушек, которые, как утверждают, принадлежали папскому нунцию”.

По-хорошему, сразу после сражения Ормонду следовало бы выбить ди Сан-Джузеппе из Смервика, однако этого не произошло. Напомним — солдаты графа покинули Корк налегке. Испытывавшее нехватку пороха, провизии и палаток, да к тому же ещё и лишённое лат войско повести на штурм населённого пункта, загодя приготовленного противником к обороне, Томас Батлер не рискнул.

Пока граф Ормонд размышлял, что делать дальше, ему доставили послание от нового лорда-президента Артура Грея де Уитона. Тот наконец-то пришёл в себя после поражения при Гленмалуре и теперь готовился выступить в новый поход против мятежников. Правда, войску английского наместника не хватало еды. Поэтому де Уитон приказал Ормонду срочно изыскать где-нибудь 1 000 голов скота. В разорённом Манстере выполнить такое распоряжение наместника было крайне затруднительно, а уж в окрестностях Смервика — попросту невозможно. Не имея иного выхода, Томас Батлер решил временно отступить к Лимерику. Свита графа слышала, как тот тихо костерит сэра Артура и язвит, что по степени безумия приказ немедленно собрать 1 000 голов скота равен приказу немедленно найти и убить всех мятежников.

Чтобы поднять себе настроение, Ормонд, явно считавший себя мастером эпистолярного жанра, направил ди Сан-Джузеппе весьма куртуазное письмо. В нём граф сетовал на скуку, вызванную тем, что подчинённые итальянского капитана не высовывают нос из Смервика, а также просил ди Сан-Джузеппе прислать “хорошего ястреба, поскольку он [Томас Батлер — С.М.] давно не занимался соколиной охотой”. В ответном послании Ди Сан-Джузеппе сообщил, что ястреба он графу присылать не намерен, так как, судя по результатам охоты за Десмондом, охотник из Ормонда никакущий. Вошедший во вкус этого “бокса по переписке”, Томас Батлер отписал в Смервик, что “сначала он вдоволь поохотится на диких басков и итальянцев, а потому уже доставит себе удовольствие повесить Десмонда на воротах его собственного замка”.

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xix/

Ну мне так, для себя, чисто поржать))

Декабристы, чилийский вариант))) Я всегда говорил, что любое нынешнее восстание утонет в обычной бюрократии)))

Поскольку на выборах в марте победили сторонники экстремистов, роялистской частью армии был предпринят мятеж, который получил в истории название «восстание Фигероа». Полковник Томас де Фигероа поднял свою роту к ратуше Сантьяго с намерением произвести переворот. У его удивлению ратуша не работала, поэтому он направился вместе с солдатами к зданию Королевской Аудиенсии. Поскольку на крики никто не вышел, Фигероа с несколькими офицерами проследовал внутрь. Там его встретили писцы, которые предложили «старому солдату» изложить его претензии в письменном виде. Шпаги и пистолеты не произвели на чиновников никакого впечатления, они терпеливо разъяснили Фигероа, что они – люди подневольные, и работают только с письменными заявлениями граждан. Полковник, запутавшись уже в этом дурдоме власти, сел за стол и натурально начал писать свои требования. Далее он передал им письмо, которое чиновники запечатали и положили в стопку для отправки, сообщив, что завтра бумага попадет в ратушу на рассмотрение.
Пока Фигероа занимался написанием сей мемории, к Аудиенсии были стянуты войска под командованием Хуана де Диаса Виала, которые после короткого боя пленили солдат Фигероа. Самое ироничное во всей этой ситуации – что Фигеора вышел из Аудиенсии уже когда все закончилось, и только для того, чтобы спешно бежать в монастырь Санто-Доминго, где он попросил убежища. Однако по приказу Розаса солдаты нарушили право убежища, Фигероа был арестован на территории монастыря и расстрелян этим же вечером за «мятеж и неповиновение приказам».

Просто поржать.

В общем, началось все с вопроса - кто главнее, папа или вселенский собор?
Чтобы разрешить этот вопрос, в 1431 году в швейцарском Базеле собрали собор, задачей которого была борьба с ересью (гуситами) и воссоединение Западной и Восточной церквей. Понятно, что цели были абсолютно декларативные, и поэтому все выродилось в борьбу папы и республик за реальную власть. В 1439 году собор, прямо конкурировавший с папой Евгением IV, вообще его низложил, и избрал антипапу - герцога Амадея Савойского, который был переименован в Феликса V.
Понятно, что папе была нужна поддержка от кого-то, чтобы, если нужно, военной силой доказать свое право верховной власти. Пока же папа объявил собор в Базеле нелегитимным, и собрал новый, в Ферраре. Папа "был молод, ему нужны были деньги", и он решил для продолжения борьбы с конкурентами продать часть земель Папской области, а вернее - поселок городского типа Сансенполькро, за 25 тысяч дукатов. Ах да, еще одна причина для продажи - во время сражения при Ангиари к Соборной лиге присоединились примерно 2000 сансенполькровцев, поэтому папа решил продать неблагодарных своей союзнице, Флоренции. Ибо не фиг.
В общем, суть да дело, Флоренция и папа составили договор, но... ошиблись в границах продажи. Вернее, флорентийцы считали, что покупают все до реки Рио, а папа - что продает все до ручья Рио. И местность между ручьем Рио и рекой Рио (это примерно 2 км в длину, 500 метров в ширину) осталась без власти папы с одной стороны, и без власти Флоренции с другой стороны.
Жители, проживавшие на этой территории, объявили свою землю terra nullis (земля, которая никому не принадлежит) и провозгласили отдельную республику, Коспайю. Так возникла, наверное, самая необычная республика. В ней не было ни президента, ни парламента, не было вооруженных сил, полиции, сбора налогов. Был только совет старейшин и всё. Ах да, девиз республики - "Perpetua et firma libertas" (Жизнь и вечная свобода).
Самое смешное, что Совет Старейшин, покумекав, решил - а что? Самое милое дело в такой ситуации - зарабатывать. Сначала объявили Каспайю зоной свободной торговли. А потом, с 1574 года, стали разводить табак, жители в складчину закупили семена табака, и стали заниматься его разведением. Сначала сдавали его на обработку Флоренции, а потом стали сами сушить и продавать конечный продукт. Это была первая плантация табака в Италии.
А сама республика просуществовала до 1826 года, когда по решению третьих стран ее отдали Папской области. За это папа Лев XII разрешил жителям республики продолжать растить табак и сбывать его беспошлинно в землях Папы.
Как-то так.

Крымская, опять про балбесов

Вчера я ругал русских, а сегодня оторвусь на англичанах.
Итак, истинные причины отставки адмирала Нэпира. Это шедевр!
Итак, 3 сентября 1854 года взят Бомарзунд. Союзники решают, что делать, при этом французы четко заявили - 14 сентября мы берем Шанель и идем домой. И вот 11 сентября Нэпир получает депешу от Первого Лорда Грэхэма провести с французами консультации по возможности атаки Свеаборга в этом году. Собственно на совет на "Дюк оф Веллингтон" созываются все флагманы, и английские и французские, и пять часов спорят - смогут ли они атаковать Свеаборг так же как и Бомарзунд, и стоит ли овчинка выделки.
После пятичасового мозгового штурма решили - нет, невозможно. Во-первых, Свеаборг слишком силен, во вторых - уже середина сентября. В октябре на Балтике может вообще появиться лед. Нэпир отписывает результаты совета Грэхэму. И прям 14 сентября, в день отплытия французов, Нэпир получает еще одну депешу - а проведите пожалуйста повторное заседание по поводу атаки Свеаборга. Нэпир лично на гичке едет на французский флагман, спрашивает французского адмирала о возможности еще одного заседания - охреневший француз отвечает, что все свои соображения он уже высказал, и они ни капли не изменились, так что не видит предмета для нового обсуждения.
Итак, 14-го французы уходят. 19-го район Аландских островов покидают англичане. 4 октября эскадра Нэпира входит в Бельты, где его ждет новая телеграмма от Адмиралтейства. Это даже не телеграмма. Это хитрый план. Нет, не так. Вот так - ХИТРЫЙ ПЛАН! Подписанный Первым Лордом Адмиралтейства Грэхэмом, министром иностранных дел Кларедоном и депутатом от Девоншира адмиралом Баркли.
Смысл плана в следующем. Мы тут почитали метеосводки, и всякие прогнозы погоды и узнали, что в Кронштадте лед встает на пару недель раньше, чем в Свеаборге. Поэтому есть предложение. Как обычно - рационализаторское. А вы можете, когда уже замерзнет Кронштадт, но еще не замерзнет Гельсингфорс, атаковать Свеаборг наличными силами и прихватить там часть русского флота, базирующегося на Финляндию? И далее приписка, которая Нэпира просто взбесила - В ЛЮБОЙ УДОБНЫЙ ДЛЯ ВАС ДЕНЬ!
Надо сказать, что переписка по Свеаборгу велась с мая, и Адмиралтейству было прекрасно известно, об этом писал Нэпир в своем письме еще от 15 мая, что Свеаборг для его флота просто неприступен. Грэхэм на это просто наплевал. Но самое интересное - это подпись на документе Кларедона.
И ее объясняет вот какая цитата из него (письмо Нэпиру): "Если бы мы в этом году взяли Севастополь, а так же Кронштадт или Свеаборг, британская гордость была бы удовлетворена, и народ радовался бы, что получил у руля такое сильное правительство, которого никогда не существовало прежде". Самое прекрасное выделено болдом - еще раз, все эти Севастополи и Свеаборги были для власть придержащих Британии только козырями во внутриполитической борьбе партий и кланов. Всего лишь.
В общем, Нэпир отказался даже рассматривать возможность исполнения безумного плана атаки Свеаборга в октябре 1854 года, привел эскадру домой, в Англию, подал в отставку, ну и попал под следствие за небрежение обязанностями.
Тем, кому надо подробности - добро пожаловать на Hansard, дебаты от 8 марта 1855 года.

Крымская война: бомбардировка Свеаборга | Warspot.ru

6 июня 1855 года произошло событие, которое повергло британцев в шок. В этот день британский паровой корвет Cossack приблизился к мысу Ханко на юге современной Финляндии, чтобы высадить там всех пленных финнов, захваченных на торговых судах. Забавно, что в дальнейшем описании событий финны просто-напросто отсутствуют, так что скорее всего цели были немного иными.
Как пишут английские источники, 6 июня лейтенант Луи Женест (Louis Geneste) высадился на побережье под белым флагом и никого не встретил. За ним последовали британские морпехи, которые, как только ступили на землю, были окружены сотнями русских солдат. Русские, недолго думая, захватили всех британцев и открыли огонь из ружей по другим высаживающимся, а также шлюпкам союзников, которые спешно бежали под защиту своих кораблей. Чуть позже спасательная партия сумела подобрать мулата Джона Брауна, одного из морпехов, который получил пулю в бок и упал, симулируя смертельное ранение. Вечером он дополз к морю и поплыл в направлении английских кораблей, где и был подобран шлюпкой. По его рассказу выходило, что русские убили всех британцев, причём не пулями, а топорами.



Крымская война: бомбардировка Свеаборга | Warspot.ru

Краткое резюме по Свеаборгу

… Результаты Свеаборга оказались для англичан обескураживающими, хотя их ожидали еще во время планирования, в феврале 1855 года. Тогда Адмиралтейство признало, что в 1855 году у них нет и не будет кораблей и судов, способных бороться с береговыми крепостями.
Дандас и Пенно были уверены, что их бомбардировка (выпущено было более 20 тысяч бомб и ядер), произошедшая практически без полноценного обмена ударами из-за малой дальности большинства русских орудий, нанесла крепости жесточайшие потери. Однако 20 тысяч бомб совершенно не соответствовали 55 убитым и 204 раненым у русских. Как позже выразился Клей – «обычный армейский полк нанес бы русским гораздо большие потери». Отдельный вопрос – как отчитаться за 4.5 миллиона фунтов стерлингов перед налогоплательщиками, на которые была снаряжена эта экспедиция?
Пытаясь хоть как-то оправдаться, Дандас заявил, что «Свеаборг был просто не совсем удачным экспериментом уничтожения крепости с помощью мортир и гаубиц». Не кажется ли уважаемому читателю, что эксперимент оказался слишком дорогим? Именно так показалось и парламентариям. И самый главный вопрос был не в русском противодействии, а в неспособности артиллерии союзников вести длительный огонь по сильно укрепленным пунктам. Нет, 68-фунтовые пушки Ланкастера с дальностью 4500 метров все равно выигрывали бы состязание по дальности выстрела, однако точность такого огня была заведомо никакой. И опять бы все свелось к противостоянию крепости стен и крепости пушек. Грубо говоря, стены держались гораздо больше, чем пушки. И Дандас заговорил… о газовой атаке «судами-вонючками» Кокрейна в навигацию 1856 года при атаке русских крепостей на Балтике. Тем самым признав, что в чисто военное решение проблемы «флот против берега» он не верит.
Пытаясь решить проблему противостояния «флот против берега», французы пошли по другому пути, нежели русские и англичане, срочно разрабатывавшие и принимавшие новые артиллерийские системы (Ланкастер, Маиевский, Баумгартен) – уже весной 1855 года были разработаны усовершенствованные ракеты Конгрива с двумя ступенями, сначала отрабатывала одна ступень, которая полностью сгорала, и прожигала перегородку другой ступени, в результате дальность пуска возросла с 2200 ярдов до 3300 ярдов. Эти ракеты Пено получил как раз 11 августа, когда союзники отказались от дальнейшей бомбардировки Свеаборга. Но проблемы обычных ракет Конгрива в новой модели остались – их дальность была сильно зависима от ветра, а точность – ниже всякой критики.

Еще один миф

Предложения снять церковные колокола для выполнения государевых повинностей имели место еще до рождения Петра  I. В сентябре 1667  г. стряпчий Валдайского Иверского монастыря в Новгороде Венедикт Самсонов сообщал своим властям, как стоял на правеже в связи с неуплатой монастырем государевых податей. Только что закончилась изнурительная тринадцатилетняя война с Речью Посполитой, но новгородский воевода продолжал выколачивать недоимки с населения. Иверский стряпчий сообщил, что строители малых новгородских монастырей просили воеводу боярина князя В. Г.  Ромодановского дать отсрочку в платеже, но тот в ответ заявил: «хотя де колокола продай, а по государеву указу плати»7. По словам воеводы, подобная мера выглядела самой крайней из всех возможных, но и на нее следовало пойти, чтобы исполнить свой долг перед государем. Воевода видел нарушение приличий не в снятии колоколов, а в уклонении от государева тягла. Такого рода представления были понятны не только власти, но и челобитчикам, иначе воеводе следовало бы найти иные убедительные слова, понуждавшие подданных платить. В преддверии другой войны конца XVII в. московские власти уже на практике стали описывать церковные колокола как возможный источник меди для пушек. Накануне крымских походов в новгородской епархии переписывали церковные колокола. В грамоте новгородского митрополита Корнилия в Успенский Тихвинский монастырь 5 марта 1685  г. предписывалось по царскому указу «в Великом Новегороде в Юрьеве и в Футынском, и в Антоньеве, и в вашем Тихвине, и в Вяжицком, и в Духове монастырех колокола переписать сколько в котором монастыре тех колоколов и что в котором весу и какие на них подписи. И будет на которых колоколах подписи не написано, и те колокола свесить что в тех колоколах будет весу, и то записать в книги»8. Подписанные колокола рассматривались как неотчуждаемая часть церковного имущества, полученного по вкладу-завещанию. Поскольку взвешивать предполагалось лишь те колокола, которые не имели подписи, то можно заключить, что власти оценивали объемы колокольной меди в монастырях для возможного изъятия и переплавки. Медь для производства пушек стали собирать с церкви и в связи со строительством азовского флота: монастыри брали на себя полное оснащение кораблей, они же должны были поставить и медь для орудий. В росписи января 1699  г. «что каких денег надобь платить на корабельное строение и иноземцом на жалованье» с Иверского монастыря причиталось в том числе «за пушки, <…> буде положат в 200 пуд пушку, а за пуд в казну за медь денгами принимают по 5 рублей».

~~~~~~~~~~~

Для современного исследователя царский указ об изъятии медных орудий из монастырей с целью восстановления артиллерии выглядит вполне оправданным, тогда как указ о снятии церковных колоколов для литья пушек может показаться мерой слишком радикальной. Сами монастыри воспринимали это несколько иначе: пушки они ценили больше, чем колокола. Точнее, они надеялись сохранить пушки, а вместо колоколов сдать имеющиеся запасы колокольной меди.

Из статьи  П. В. Седова "Снятие церковных колоколов для литья пушек в начале Северной войны".

Тут даже не разрушение мифа, а пояснения, как, что, и почему. То есть
А) подобные меры принимались и раньше
Б) Святые отцы собственные пушки ценили больше, чем собственные колокола.

Ну и вдогонку о британских чудесатостях

В 1762 году при осаде Гаваны британская эскадра Покока 2 месяца осаждала крепость Эль-Морро.
Результаты подобного напряжения для английских кораблей:
- 70-пушечный "Стирлинг Кастл" - получил существенные повреждения, попытка отремонтировать корабль провалилась, 14 сентября 1762 года затоплен в гавани Гаваны.
- 80-пушечный "Мальборо" - получил тяжелые повреждения, починить на месте не удалось, был отправлен на ремонт в Англию, однако корпус не держал, вода все пребывала, и в конце-концов затоплен 29 ноября 1762 года. Экипаж перешел на 50-пушечный "Антилоп".
- 70-пушечный "Тэмпл" в октябре вышел из Гаваны, поскольку был сильно поврежден, в декабре 1762-го разбился у мыса Клир, Ирландия.

Самое интересное, что причинах гибели кораблей испанское воздействие фактически не упоминается.
"Стирлинг Кастл" - сгнил, брошен. "Мальборо" - давно не ремонтировался, просел. "Тэмпл" - потерпел кораблекрушение. В общем, сплошной "сами взорвали "Корейца", нами потоплен "Варяг", и японцы, или в нашем случае - испанцы, типа, здесь не причем.
На самом деле в перестрелке с крепостью Эль-Морро творилось примерно следующее

defensa-castillo-el-morro
HMS Stirling Castle, HMS Dragon, HMS Marlborough и HMS Cambridge. Как видим, "Стирлинг Кастлу" пока сильно не везет.
Ну и сама крепость Эль-Морро, чтобы был понятен "масштаб проблемы":

Когда традиции нарушаются

При любой войне России и Турции первым делом русского посла сажали в Семибашенный замок. Но традиция эта прервалась в 1828 году. После разгрома турецкого флота при Наварине драгоман Порты пригрозил русскому послу А.И. Рибопьеру заключением в Семибашенный замок. Но представитель России в отличие от более ранних времен просто охренел от своей наглости и. твердо заявил драгоману: "Скажите тем, кто вас послал, что времена подобных нарушений международного права прошли безвозвратно, что я никому не советую переступать мой порог, что я вооружу всех своих и буду защищаться до последней капли крови, и что если кто осмелится посягнуть на мою жизнь или даже на мою свободу, камня на камне не останется в Константинополе. Государь и Россия сумеют отомстить за это". "Лицо драгомана после этих слов, - писал Рибопьер, - от страха сделалось смешно до крайности". Наверное в первый раз в Турции поверили - эти могут, и Рибопьер был выслан на родину. Во избежание так сказать. Вдруг эти мэд рашен не шутят, хрен их знает...