Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

"Борьба за господство в Балтийской луже"

Собственно объявляю новую подписку.
Приложение к Роял Неви почти готово, а я в деревенской тиши принялся за тот план, который давно вынашивал. История борьбы за господство на Балтике.
Начать решил с 1500-го года, с подыхающей Ганзы, и довести её до 1815 года, то есть до конца Наполеоновских войн. Здесь с одной стороны легче, чем с администрацией Роял Неви, ибо все давно осмысленно, с другой стороны уж очень обширный период. Тут и борьба Швеции за независимость, и первая осмысленная (правда, странно звучит?) морская политика у шведов, и ошибки Ивана Грозного, и мощные дядьки Густав-Адольф, и Карл Десятый Шведский, и попытки создания союза между Российским царством и Курляндским герцогством герцога Якоба, и Питер зе Грейт, и Голландия с Англией, и канцлер Остерман, который сделал революционный шаг в сфере торговли, и Екатерина, которая в дипломатии имела всех и вся, и романтик Павел, и, наконец Александр Первый. Эта тема думалась еще давно, когда писалось приложение по Северной войне к книге об Испанском наследстве.
Многие удивлялись, чего это я взялся последнее время за сельское хозяйство. Так вот на мой взгляд,  борьба за Балтику - это борьба за лес и зерно. Ибо лес и зерно - это основа стабильности любой страны  XVIII  века. Лес - это корабли и дома, зерно - это увеличение населения и возможность долговременных войн. Вот обо всем этом в том числе и поговорим. Конечно не забудем и столь милые моему сердцу сражения на море, ну и сушу тоже конечно осветим.
Все как обычно.

Ну и условия. Они те же, что и раньше: Сумма от 50 до 200 руб. Определяет только ваше материальное положение и ваше внутреннее понятие о стоимости данного продукта.
для пользователей Яндекс-денег - 41001691401218
Для пользователей WebMoney - R330116677295
Z598245991108
Для Qiwi - +79608497534
Если нужен будет кому-то PayPal - shannon1813@yandex.ru

Пиар акции приветствуется..))
Просьба ВСЕХ, кто участвует в предоплатном проекте, ОТМЕЧАТЬСЯ в этом посте.

Естественно, кто вкладывается сейчас - получит вкусное приложение. Все по традиции.

По времени. Я буду стараться, но думаю, что займет это не месяц, и не полгода. Все-таки многое надо написать и изложить максимально понятно.
Решать вам. Вы все понимаете, что без вас этот процесс сильно замедлится.
Просьба, всех, принимающих участие в проекте, либо оставлять сообщение здесь, либо писать в личку.



ЗЫ: для тех, кто хочет ознакомиться с первыми набросками:
Торговые войны
Ганза против Дании, тур второй

С уважением,
Сергей Махов.

Вынесу-ка я из комментов

На Варспоте внезапно объявился тут у меня "поклонник", который сильно возмутился фразе: "Англия конца 16 века - государство с маленькой слабой армией и "разорванной в клочья" экономикой."
Незнакомца аж перекорежило, и дальше, прикрываясь сторонними авторитетами (в случае Виктора Губарева - не шучу, в случае Абакуса - ну... хм... так себе авторитет если честно, особенно по XVI веку), начались обидки. Но мы сейчас не по ним, а по фактам.
Итак, в моем утверждении есть два пункта.
Давайте начнем с пункта первого. Армия.
Согласно Нолану (Nolan, John S. "The Militarization of the Elizabethan State") английская армия на 1588 год - 40 тыс. человек, из них - только 11 тыс. - full-time army (то есть регулярные войска). Для сравнения - одна только Фламандская армия Испании - это 30 тыс. человек на 1586 (Горовиц "The Organization of the English Army under Elizabeth I").
На пике (1601 год) английская армия увеличилась аж до 100 тыс (включая туда и милицейские части, вооруженные, к примеру, луками). Но проблема в том, что испанская армия на том же пике - это 230 тыс. бойцов, то есть почти в 2.5 раза больше. То есть с численностью английской армии разобрались?.

Давайте о слабости. Нам точно известно одно прямое столкновение англичан и испанцев - это Зютфен (1586 г.). Когда англичан просто раскатали. Были столкновения во Франции, но там англичане выступали вместе с союзниками, французами. Была Ирландия. Про Кинсейл уже сказали - атаковать Агилу не решились. Но была еще высадка Окампо (800 чел.) в Балтиморе. Какие там результаты? Да никаких. Вернее те же самые, что при Зютфене. Испанцы отбили все атаки и английской пехтоы, и английской конницы. Уничтожить испанский отряд (800 чел.) англичане так и не смогли, имея под рукой 3000 солдат Маунтджоя.
Думаю, со слабостью тоже разобрались.
Ну а теперь про пункт второй. Экономика.
Открываем C N Trueman "Elizabeth I And Finances".
Бюджет Англии на 1580-е - примерно 380 тыс. фунтов стерлингов.
Бюджет Англии в 1600 году - 459 840 фунтов стерлингов.
Бюджет Испании за период 1555-1596 г.г. - 279 094 000 дукатов. (То есть по 6.8 млн. дукатов в год в среднем). В 1577 году дукат меняли по курсу 9 шиллингов и 2 пенса, то есть его стоимость примерно 0.45 фунта. Таким образом получаем ежегодный доход испанской короны в фунтах - £3,06 млн., в 10 раз больше, чем доход Англии.

Ну и теперь вернемся к началу. Думаю, что фраза "Англия конца 16 века - государство с маленькой слабой армией и "разорванной в клочья" экономикой" теперь вопросов не вызывает?)

Забытый разгром

По статье Stefan Spett «The Forgotten Debacle: Dänholmen Island, Swedish Pomerania August 1807» из книги Smith, Digby «Napoleonic Wars Data Book» - London : Greenhill Books; 1998.

Пока «Grand Armee» зимой 1806-1807 г.г. находилась в Восточной Пруссии, шведский король Густав IV Адольф стягивал войска в Шведской Померании. Помимо собственно шведской армии там находились прусские войска под командованием генереле Блюхера, а так же английский 5-тыс. корпус ганноверцев.
Однако армия эта быстро развалилась – 7 июля был подписан Тильзитский мир, и пруссаки Блюхера были вынуждены вернуться в Пруссию, шведский король обратился к Лондону с просьбой прислать дополнительный контингент войск, но британцы в начале августа вывели даже те войска, что уже были – они готовились к осаде Копенгагена и войск для этой акции им катастрофически не хватало. В результате в Померании осталось ровно 15100 шведских солдат, и понятно, что когда 6 августа 1807 года в шведские владения, нарушив перемирие, длившееся с 3 июля, вошел французский маршал Гийом-Анн-Мари Брюн с 40-тысячным корпусом. Причиной прекращения перемирия был король Густав, который 10 июля высадился в Штральзунде и осудил все попытки договориться с Наполеоном. Мол, договор с корсиканским чудовищем сродни договору с дьяволом. 20 августа Брюн подошел к Штральзунду, и шведы, признав невозможность сопротивления, решили эвакуировать войска без боя на остров Рюген. 24 августа Штральзунд пал, ну а 7 сентября шведы бежали и с Рюгена, и теперь от всей Шведской Померании у шведов остался лишь остров Данхольм (на наших картах почему-то отображается как Денхольм). Данхольм представлял собой остров в миле от Штральзунда, площадью в половину кв. км., круглый, плоский, без деревьев. В центре располагалась небольшая крепость, с восточной стороны – небольшая гавань и причалы. На северной стороне находился небольшой форт, который по иронии судьбы шведы назвали «Большим фортом», в мирное время там находился гарнизон…. Ну как сказать…. Только не смейтесь… из 1 (прописью – ОДНОГО!) человека. Понятно, что с с окончанием перемирия гарнизон был усилен, и состоял из четырех шведских полков, одного немецкого и одного егерского батальонов. При этом немецкие солдаты, все сплошь из Померании, больше симпатизировали французам, чем шведам.
На западном и южном пляжах были воздвигнуты редуты и невысокая двухфутовая стена из дерна. Никаких тебе палисадов или контрэскарпов. В Большом Форте располагалось шесть 24- и 18-фунтовых орудий, на полевых укреплениях – четыре 3-фунтовых пушки. Командовал обороной комендант острова Пальмшерна.
21 августа парламентер от Брюна потребовал сдачи острова. Пальмшерна ответил отказом.И вечером 22 августа с уже французского Штральзунда началась бомбардировка Данхольма. В ответ Пальмшерна переместил к западному пляжу два 24-фунтовых и два 18-фунтовых орудия и открыл контрбатарейный огонь.
23 августа французы под покровом ночи попытались переправиться на остров на плотах, но были накрыты 3-фунтовками, в результате два плота с солдатами были потоплены, а 5 солдат с еще одного плота (итальянцы) попали в плен. Шведы потеряли 2 человека.
Брюн приказал усилить обстрел, в свою очередь Пальмшерна перенес огонь на гавань, где потопил два корабля. На помощь Данхольму пришли шведские шлюпы, однако попали под огонь французских мортир, один шлюп французы утопили, второй ушел от греха подальше.
За 23 августа Большой форт Данхольма выпустил по французам 64 24-фунтовых ядра, 146 18-фунтовых ядер, 27 18-фунтовых картечных зарядов, 24 3-фунтовых ядра и 84 3-фунтовых картечных зарядов.
В ответ французы обрушили на Данхольм лавину огня, часть построек форта была разрушена, но обошлось все одной убитой лошадью и тремя легкоранеными.
Ночью к шведам прибыло подкрепление – 206 человек из семи батальонов, плюс еще 58 человек из трех батальонов. Почему шведы посылали не полные батальоны, а тасовали людей из разных – совершенно непонятно, но это была давняя шведская традиция, ведущаяся еще с XVII века.
В ночь на 24 августа с Данхольма эвакуировали 203 солдат (200 немцев, в их верности сильно сомневались, и 3 раненых), таким образом реально оборона была усилена лишь на 61 человека. Утром французы начали новую бомбардировку, шведы по мере сил отвечали, но решило все одно французское ядро, которое попало в бочки с порохом. Несмотря на то, что все обошлось лишь ранениями четырех канониров и двумя орудиями, сорванными с лафетов (18-фунтовое и 3-фунтовое), попадание это оказало сильный моральный эффект. В 17.30 шведские пушки замолчали. К орудиям осталось лишь 200 выстрелов, и только 5 выстрелов на 24-фунтовки. Теперь интенсивность шведского огня была сильно снижена.
В ночь с 24 на 25 августа Пальмштерна приказал на скорую руку соорудить несколько полевых противодесантных подкреплений, а так же вырыть траншеи от Большого форта до восточной линии окопов для егерей. Свои силы расположили следующим образом: 50 человек (в основном немцы) в Большом форте; 30 егерей в восточных окопах; 30 солдат – чуть южнее; между гаванью и Большим фортом на южном пляже три 3-фунтовки и 4 солдата; на южном пляже – все остальные силы (примерно 100 человек). На восточном пляже – 200 человек резерва. Всего 414 человек.
Меж тем французы готовили десант в с составе батальона егерей, 3 саперных рот, 1 минной роты и 1 понтонной роты, всего 1200 человек при 2 орудиях. Ночь была темной и ветреной. Шведский сторожевой куттер услышал какие-то подозрительные звуки, но зевнул и тревоги не поднял, да и сам проверять ситуацию не стал. В результате французы высадились на северном, совершенно не прикрытом пляже, и атаковали Большой форт, который был взят ровно за 15 минут. Шведы очнулись слишком поздно, их тяжелые 24-фунтовки смогли дать только три выстрела по наступающим французам, но мимо. После этого одна 24-фунтовка вышла из строя (шведы подозревают саботаж одного из немецких артиллеристов). Далее форт сдался. Французы проследовали на восточный пляж, и там 200 человек резерва сдались без единого выстрела, ибо на них навели захваченные 24-фунтовки.
Французы повернули на юг, и далее произошло эпическое. Если верить отчету Пальмшерны, мушкетов и ружей шведам сильно не хватало, и им выдали… пики. Да-да, старые добрые пики, которые в количестве 1048 штук и 12 248 кальтрофов (caltrophs, триболы, военное заграждение, состоит из нескольких соединённых звездообразно острых стальных штырей, направленных в разные стороны). Так вот, 259 человек (восточный и юго-восточный пляжи, а так же несколько бежавших с западного) пошли на французов в атаку с пиками под командованием капрала Эльфсборга. Однако после пары залпов французов побросали пики и сдались.
На шлюп и патрульный катер вбежали 12 человек, которые наставили на экипажи мушкеты и приказали рубить якоря и уходить в море, в Швецию. Примечательно, что шлюп, двигаясь вдоль северного берега, смог перехватить несколько лодок и плотов французов, и открыл по ним огонь. В результате в плен было взято 7 французских солдат. Впрочем, это была единственная хорошая новость для шведов, Данхольм был взят.
В плен попали около 400 шведских солдат, французские потери -15 человек убитыми, 26 раненными.

Прекрасное))

В момент комплектования флота и экспедиционного корпуса для похода на Копенгаген - (середина июля - начало августа 1807 года) к Лондону обратился Густав IV Адольф, король Швеции, который запросил 5000 британских солдат высадить в шведской Померании. К слову сказать, там уже находился 5-тысячный британский корпус, и шведы требовали усиления, дабы защитить Померанию от возможного вторжения Наполеона. Однако англичанам для экспедиции на Копенгаген войск не хватало, пришлось собирать с миру по нитке, поэтому британцы отреагировали на просьбу Густава Адольфа прямо противоположным образом: свои 5000 солдат, расквартированных в Померании, они вывезли и включили в состав десанта, оставив шведов один на один с Наполеоном.
Густав Адольф узнав о решении англичан, высказался в том духе, что теперь хорошо понимает цену британской поддержки, которая исчезает ровно в ту минуту, когда более всего нужна.

Из не вошедшего

Пишу тут биографии известных адмиралов, и среди всего прочего нужно было жизнеописание Виллема ван Гента. Вообще, очень интересный персонаж. Начать с того, что этот кавалерийский капитан стал создателем морской пехоты Голландии. Изначально на базе его полка, расквартированного в в Хеллеветслюйсе, был организован первый полк морской пехоты, майором которого и стал Виллем ван Гент. Этот полк участвовал в датско-шведской войне 1657-1658 годов, когда десантировался на остров Фюн для его зачистки от шведов.
Но надо сказать, что сразу же по окончании боевых действий полк решили расформировать, но тут в дело вмешался Ян де Витт. Он решил взять морскую пехоту на личное содержание. Пока. На время. И хотя в 1665 году морские пехотинцы получили правовой статус специальным указом Генеральных Штатов, содержание все равно было на Великом Пенсионарии. Мол, хочет поиграться в игрушки - ну пусть играется.
Проблема была еще в том, что поскольку флот и армия имели параллельное руководство, и полковник не мог вмешиваться в дела Совета по Флоту, Йохан (Ян) де Витт ввел ван Гента в Маасское адмиралтейство и сделал капитаном корабля «Гельдерланд». Понятно, что это вызвало неудовольствие моряков, в частности – Корнелиса Тромпа, который буквально выгнал ван Гента с борта корабля, что чуть не привело к дуэли. Однако де Витт осадил Тромпа, более того – и двух других знаменитых начальников морской пехоты он так же сделал капитанами кораблей.
Так вот, после этого указа смыслом существования морской пехоты Голландии стали диверсионные операции, которые были бы достаточно громкими, дабы получить наконец государственное финансирование. С началом второй англо-голландской войны ван Гент предложил произвести налет на стоянки и доки англичан, чтобы сбить сроки комплектования английского флота и нанести противнику потери еще до сражений на море. Проект этот отвергли, но вернулись к нему после Четырехдневного сражения.
Шесть недель спустя ван Гент вышел с 1500 морскими пехотинцами на 10 кораблях, загруженных «эн флюйт», чтобы попробовать высадиться на английском берегу и сжечь ремонтирующиеся после сражения английские корабли, однако ему помешала плохая погода.
Далее - в апреле 1667 года ван Гент с 24 кораблями вышел к побережью Шотландии, дабы произвести там диверсионные высадки и отвлечь английский флот от голландских берегов, однако побережье оказалось защищено, и десанты не состоялись.
Ну и рейд на Медуэй - это вообще полностью задумка ван Гента. Успех был столь оглушительным, что морскую пехоту летом 1667 года без возражений приняли на государственный кош, поскольку получилось, что именно морская пехота и сделала результат всей второй англо-голландской войны. Англичане во время рейда потеряли 8 линкоров, 6 фрегатов и 1 пинас, то есть больше, чем в любом морском сражении. ну и вишенка на торте - 80-пушечный «Роял Чарльз» был захвачен пехотинцами ванн Гента и угнан в Голландию.
С началом третьей англо-голландской войны ван Гент предложил повторить успех рейда на Медуэй и атаковать английский флот на его стоянках. Однако если в 1667 году англичан удалось перехватить разоруженными, то в этот раз английские эскадры были вовремя снаряжены и вооружены. Ну и в сражении при Солебее ван Гент погиб.
Так вот. Если морская пехота Испании создавалась для абордажных схваток, морская пехота Петра Великого - в основном для действий на гребных судах, морская пехота Англии - для поддержания порядка на кораблях, то морпехи Голландии, дабы выгрызть себе государственное финансирование, стали предтечей коммандос и всяких там "морских котиков", сделав упор на спецоперации.
Такие дела.
Что касается последующей истории голландской морской пехоты, она отличилась в битве при Сенеффе (1674), когда в терпящие поражение союзные войска влились 3000 солдат элитной морской пехоты смогли остановить самого Конде, правда почти все 2 полка морской пехоты полегли (да, не только у нас или у немцев элитные подготовленные части использовали как обычную пехоту, и губили не по делу);В 1704 году полк голландской морской пехоты участвовал в захвате Гибралтара. Наконец, в 1816 году голландские морские пехотинцы участвовали в высадке в Алжире, где схлестнулись с тамошними корсарами, которые сражались до последнего. Ну а в ВМВ самое знаменитое действие морпехов Нидерландов - это атака на мосты через Маас 13 мая 1940 года.

Отец морской пехоты Голландии - Виллем Жозеф, барон ван Гент.

Загадка, наверное легкая

Читаю тут "Империи Древнего Китая", и наткнулся на прекрасное)
В период Сражающихся Царств и Цинь все население, включая крестьян, было военнообязаным. Более того, даже проводилось что-то типа сборов, чтобы крестьяне обладали начальной военной подготовкой. Вообще тотальная мобилизация была стандартным делом.
А вот при Хань от тотальной военной подготовки и мобилизации отказались, перейдя "на контракт". Вопрос - почему?

Железный дядька!

Новый Лорд-Заместитель.

Уничтожение Фиаха МакХью позволило Расселу покинуть остров на мажорной ноте. Вместо него Лордом-Заместителем Ирландии стал лорд Томас Бург. Надо сказать, что новый наместник имел довольно обширный военный опыт, он был в свое время военным губернатором Бриля и участвовал в сражении у Зютфена, где выделялся своей храбростью. Проблема была в том, что Томас Бург к этому времени был тяжело болен. Судя по всему, его сильно мучили камни в почках, а от голландского климата, где он долго обитал, эта болезнь еще больше обострилась, и у него сильно опухали ноги, так, что он не мог стоять.
Как писал современник: «Королева то спешит с отправкой Бурга в Ирландию, то на следующий день забывает о нем, и он лежит в предсмертном состоянии уже двадцатый день. Многие не поверят, но это так. Совершенно очевидно, что никто кроме королевы не поддерживает решения назначить Бурга Лордом-Заместителем Ирландии. Его состояние равно 3000 фунтов годового дохода, а красиво обставленный дом побуждает в Ее Величестве жадность и зависть».
Наконец обе стороны утрясли финансовые вопросы, Бург получил на руки 1200 фунтов на неотложные нужды, и привез с собой 24 тысячи фунтов для выплаты жалования солдатам и администрации. По прибытии в Дублин 15 мая 1597 года Бург отписал Сесилу: «Я порезал себе все ноги ланцетом, отковыривая отвратительных червей (пиявок), которые сосут мою плоть».
Бург решил бросить все свои силы на приведение в порядок армии, и жаловался, что его «мозги устали от капитанов, которые рассчитывали в Дублине найти что-то похожее на Лодон с его тавернами и борделями». В этот момент в Ирландии был очередной голод, Бург писал Сесилу: «мне горестно смотреть в глаза христианам. Я вижу, как солдаты, йомены, фермеры и горожане ежедневно гибнут от голода. Вообще же, лишение порции мяса делает солдата диким и испорченным, и в результате он либо становится бандитом, либо попадает в беду».
Тем не менее, новый Лорд-заместитель начал энергично, перехватывая у О’Нилла и О’Доннела военную инициативу. Имея под рукой 3500 солдат, в массе своей ненадежных и необученных, он покинул Дублин 5 июля и дошел до Лиффорда, где встретился с войсками из Коннахта под командованием сэра Коньерса Клиффорда.
Собственно, Томас Бург предвосхитил тактику Ермолова и Паскевича по покорению Кавказа. Что он предложил?  Медленно и методично продвигаться вперед, организуя цепочки фортов в двух-трех переходах друг от друга. Между фортами прокладывать дороги и рубить просеки, дабы уменьшить возможности засад и атак. И постепенно продвинуться к сердцу Ольсетра и Доннегола.
В рамках этой стратегии 14 июля он форсировал Блэкуотер, причем там была стычка с Ирлнадцами, в которой Бург проявил себя с лучшей стороны и показал, что имеет «armoried balls». Брод через реку защищался высоким берегом и рвом, за которым находилось до 40 кэливеров. Бург приказал атаковать, и когда его люди дрогнули, он слез с коня, в одну руку схватил пистоль, в другую – свой штандарт и на своих распухших ногах медленно стал форсировать Блэкуотер. Англичане, устыдившись, развернулись, весьма свирепо атаковали, и ирландцы бежали, побросав аркебузы и не попытавшись сопротивляться.
Вскоре Тирон прибыл к месту событий с 800 пехотинцами и 80 кавалеристами, и попробовал атаковать Лорда-Заместителя, но был легко отброшен. Англичане, преследуя повстанцев, вошли в лес, Бург срочно через вестовых отдал приказ – держаться всем вместе и избегать засад. Однако в его войске было много волонтеров и просто дураков, которые вообще не имели понятия о военной дисциплине. Некоторые вообще были родственниками и пошли на службу в Ирландию ради развлечения, «чтобы убить скуку». Понятно, что разбредшиеся по лесу волонтеры стали легкой добычей кэливеров и кернов, Бургу срочно пришлось идти на помощь, и буквально ножнами шпаги сгонять всех в единую кучу. При этом среди погибших англичан было несколько офицеров и зять самого де Бурга, что позже побудило О’Нилла заявить о своей победе.
 Собранным, в основном богатым хлыщам из Лондона, приехавшим в Ирландию «руку правую потешить, сарацина в поле спешить», он в глаза сказал: «Господа! У меня нету того, что есть у графа Эссекса. Там все генералы и офицеры развлекаются каждый день. Здесь я требую от вас повиновения и дисциплины, те кто ищет службы ради дружбы и развлечений, могут отбыть в Англию тотчас же. Если у вас не будет желания исполнять то, что вам приказано, то чтобы внушить повиновение другим, я вас просто отдам под трибунал и приговорю к смерти».
В месте переправы Бург решил построить форт, одновременно ведя переговоры с О’Ниллом. 10 августа переговоры были прерваны, а армия наместника начала отходить к Дублину, поскольку у нее кончались припасы, а провести обоз не было никакой возможности.
Бург послал письмо Клиффорду с приказом так же отвести войска, но Клиффорд этого письма не получил, поскольку курьера перехватили повстанцы. В результате войскам О’Доннела удалось окружить Клиффорда, и тот был вынужден прорываться обратно в Коннахт с боями, понеся тяжелые потери.
В начале октября Бург со своей армией снова вторгся в Ольстер, освободил форт Блэкуотер, который построил летом и далее планировал войти в Лох-Фойл, чтобы организовать там еще один форт. Однако на марше он заболел сыпным тифом и умер 13 октября 1597 года.
Стратегия Бурга по постоянному преследованию повстанцев путем проведения кампаний в течение года и окружения мятежного центра сетью королевских фортов была в основе своей разумной, но у него не было ресурсов для ее выполнения. Плюс – ему банально не хватило времени. Кроме того, как позже показала практика - необходимость снабжения изолированных фортов делала королевские армии и обозы уязвимыми для засад.

Хроники английского Кавказа, части 33, 34, 45 и 36

Джона Перрота сменил Уильям Фитцуильям, который, прибыв в Дублин, первым делом обвинил Перрота в связах с Филиппом II и сочувствии испанцам. Обвинения были совершенно дикими – Фитцуильям утверждал, что Перрот готовил высадку испанских войск в Ирландии и свержение королевы Елизаветы. Надо сказать, что эти обвинения дошли до Лондона раньше, чем туда прибыл сэр Джон, и того сразу по сошествии с корабля взяли под белы рученьки и отвезли сначала в Тауэр, а потом, после скоропалительного суда, в Вестминстерское аббатство, где он и сидел на хлебе и воде, пока не помер в 1591-м.
Уильям Фитцуильям был, в отличие от Перрота, человеком крутого нрава, и полон ненависти по отношению к «ирландским дикарям». Чтобы лучше проиллюстрировать характер сэра Уильяма, можно привести такой случай, описание которого сохранилось в Тринити-колледже Дублина. Один английский арендодатель хотел получить собственность своего арендатора, ирландца, который «много лет жил мирно и спокойно, как хороший подданный». Арендодатель обратился к шерифу, который согласился на аферу взамен на часть отнятого у ирландца. Так вот, арендатора и его слугу схватили, слугу повесили сразу, а ирландского землевладельца посадили в Дублинский замок, а его женц и детей просто выкинули с участка, отправив просить милостыню. Дело дошло до Фитцуильяма, который не только оправдал неправомерные действия шерифа и его подельника, но и утвердил их решение по разделу имущества ирландца, поскольку «благообразные английские джентльмены вовремя сообщили обо всем Лорду-Заместителю, и были вправе поступить так»
Мастером артиллерии вместо Жака Вингфилда стал сын бывшего Лорда-Заместителя, сэр Томас Перрот, но вскоре его сменили Джорджем Кэррью. Прибывший в Дублин новый начальник артиллерии после инспекции замка и прилежащих территорий флегматично констатировал, что все пушки, имеющиеся в наличии, делятся на две категории. Первая – никуда не годные, ржавые и гнилые. Вторая – те, которые вот-вот станут такими же. Вывод Кэррью был  неутешителен – в случае атаки испанцами Ирландии защищаться придется «по примеру предков только мечами и длинными луками, так как ситуация с огнестрельным оружием не внушает оптимизма. Совершенно та же ситуация творится в Корке и Лимерике, а артиллеристов и умелых оружейников мы не имеем вовсе. В этой ситуации, - продолжал Кэррью, - единственная стратегия, которую я вижу – разорять прибрежную местность и отступать вглубь страны».
После того, как известия о выходе Армады достигли Ирландии, на побережье началась настоящая паника. Бингхэм был срочно послан в Коннахт, призвать Кланрикардов и О’Брайенов встать под его знамена, мобилизовав до 1100 ирландцев. Грейс О’Мэлли, пиратской королеве, было выплачено 600 фунтов и выдано «разрешение грабить любые испанские суда, какие найдутся в окрестностях островов Клэр, причем вся добыча будет оставаться ее собственностью». Фитцуильям срочно создавал отряды самообороны, в разоренный Манстер на правах инспектора с диктаторскими полномочиями был послан Томас Норрис, чьей задачей было предотвратить высадку испанцев в Керри.
В самый канун похода Непобедимой Армады Фитцуильям умудрился поссориться в Бингхэмом, и в частном письме сообщил, что «не будет плакать, если испанцы повесят этого мерзавца».

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxiii/

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxiv/

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxv/

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxvi/

Про попилы в странах "загнивающей демократии"

Народ, я вообще с недоумением воспринимаю последнее время все эти выкрики из зала, что любые планы или аналитические разборы в Пентагоне или ЦРУ - они чисто для попила бабла и более не для чего. Что реальность - она одна, а фантазии военных - это фантазии военных. Понятно, что все вы пересмотрели "Когда хвост вертит собакой", но тем не менее, давайте просто в первом приближении поговорим о том, как распределялось бабло на военные траты США времен Холодной Войны, и чем вообще руководствовались.
Кстати, здесь вы найдете очень большие параллели с Крымской войной, когда мы с вами говорили о разных логиках.
Для начала - как раз о логике, а она разная. Отдельно - логика Штатов, отдельно - логика СССР.
Итак, логика Штатов на применение ЯО и вообще на военную политику. Ее можно назвать агрессивной, наступательной. В 1950-е была поднята на щит "политика устрашения", то есть оппоненту угрожали нанесением массового ядерного удара по городам и промышленным объектам с целью уничтожения промышленного и людского ресурса страны-противника, оставляя того без сил и средств к какому-либо ведению сколько-нибудь продолжительной войны.
Логику СССР можно назвать агрессивной, оборонительной. Смысл простой - поскольку СССР уступает США как в количестве ЯО, так и в средствах доставки, предполагалось в случае нападения стран НАТО использовать тактическое ЯО его для захвата Европы. да-да, то самое, "помоем сапоги в Ла-Манше". Стратегическое же ЯО предполагалось использовать как "оружие возмездия".
Эрго. США предполагал использовать ЯО, если СССР превзойдет его в конвенционных силах, СССР предполагал использовать ЯО в ответ на нападение на него или его саттелитов.
Понятно, что обе стороны действовали именно в рамках своих парадигм. В рамках своих парадигм они не старались понять, как в реальности думает противник, а исходили из того, что бы сделали они, будь на месте противника. Лучший образчик этой "подмены мыслей" я уже приводил - "Приз для проигравших". То есть американские аналитики не пытаются понять логику Союза, а разрабатывают меры против того, что делали бы они, будь они на месте Союза.
Далее.
У США есть три основных вида вооруженных сил, которые между собой конкурируют, в том числе и за бюджет. Это ВВС, ВМС и сухопутные силы. До некоторого времени драки были жесткими и постоянными, пока в 1948 году не было принято соломоново решение, которое было актуальным до 1986 года. Согласно этому решению ВВС США получали 35% военного бюджета, ВМС — 31%, а Армия — 28%. Еще 6% закладывалось на остальные виды вооруженных сил. То есть поймите - от общего военного бюджета ВВС, к примеру, не получит более 35%, хоть на дерево влезь. Речь может идти только об ОБЩЕМ увеличении военного бюджета, но тут получается, что ВВС нужно будет договориться с лоббистами из ВМФ и СС, потому как если они выступят против - ничего не получится.
Это и есть система сдержек и противовесов, когда три конкурирующие структуры рьяно следят друг за другом и не дают тем же самым ВМФ пировать на костях ВВС или СС.
Но тут ревнители попилов и откатов скажут - но бюджет же ВС США постоянно увеличивался, вот тебе лобби. Что, не видишь что ли?
И я соглашусь. Увеличивался. Только в этом и был смысл Холодной Войны. Одна сторона начинает строить атомные ПЛ - вторая тратит кратно большие деньги на купирование этой угрозы. Вторая сторона объявляет программу СОИ - теперь уже первая сторона кратно больше тратит деньги на нейтрализацию угрозы.
Как пример - скандале фирм «Консберг»-«Тошиба», которые поставили в Союз оборудование для производства малошумных винтов для ПЛ. СССР вся эта сделка обошлась в 150-200 миллионов долларов. Теперь лодки у СССР стали малошумными, и США пришлось потратить МИЛЛИАРД на то, чтобы разработать и внедрить новые системы пеленгации и слежения.
В этом и есть смысл Холодной войны - заставить противника раскошелиться, особенно после 1972 года, когда обе стороны достигли ядерного паритета. Каждая из сторон пытается вырваться вперед и получить решающее преимущество, а одновременно - каждая из сторон старается купировать новые риски.
Как-то так.
При этом попилов и откатов конечно же никто не отменял (причем и в СССР, и в США), но они не играли той решающей роли, которую им приписывают комментаторы в этих ваших ЖиЖах и фейсбуках.

Про Русский флот

Тут задали вопрос, который очень часто задают со времен ВИФа любители сухопутных войск.
Звучит он так: "А чем может похвастаться российский и советский флот за последние 200 лет?".
Ну правда, вопрос не праздный. Тем более, что из него выводят следующие силлогизмы: траты на флот мешали отнимали деньги у нашей любимой армии, мешали армии развиться, и поэтому, мол, были сложности у армии в ту же ПМВ или ВМВ. А вот если бы все эти деньжищи направить на армию, то уж мы бы - ого-го! В Берлин бы вошли если не в 41-м, то в 42-м.
Давайте сначала разберемся со вторым вопросом, то бишь с деньгами. Ну "чтобы вешать в граммах".
При Петре на пике армия обходилась государству в 5 миллионов рублей. Флот - в 1.5 миллиона. То есть флот по стоимости не превышал 30% от трат на армию.
Александр I Благословенный (1807 год). Армия - 43 миллиона рублей, флот - 7 миллионов рублей (16%).
Николай I (1849 год). Армия - 47.5 миллионов рублей (отдельной строкой шли траты на строительство крепостей, на которые с 1845 по 1857-й потратили 42.5 миллионов рублей, то есть это плюсом 3.5 миллиона в год), флот - 9 миллионов рублей (17,6%).
Может в 20-м веке не так?
Давайте посмотрим.
Николай II, 1908 год. Армия - 293 млн рублей, флот, 69,8 миллиона рублей (24%).
Хорошо, давайте возьмем флот Горшкова, на который в начале 1980-х ежегодно тратили 1,5-3 млрд рублей (Тут с циферками засада, так же как и с циферками на армию. Потому как после перестройки военные расходы в 1980-х оценивали уже в 48 млрд рублей). Но проблема в том, что армия обходилась в... 15-16 млрд. Процент можете посчитать сами.
В общем, констатируем, что максимум, что флот отжимал - это 23-25% всего военного бюджета, а часто - гораздо меньше.
Но может быть эта четверть, оторванная от армии, и мешала ей выиграть ПМВ или наступать в 1941-м?
Давайте посмотрим, куда армейские хотели тратить деньги (которые после Цусимы хотели отжать у флота).

"Основные прожекты генералов перед ПМВ:
"Реформа Редигера". Чистые оргмероприятия - расформировать четвертые батальоны в полках и за счет этого пополнить роты мирного времени, сократить число штаб-офицеров и увеличить число младших офицеров и увеличить последним денежное содержание. При этом армия сокращалась на 4311 чел. На что ушло бы к 1914 г порядка 150 млн.руб!
Проект перехода с 8-орудийных батарей полевой артиллерии на 6-орудийные - только на эту меру требовалось "более 10 млн. руб в год".
"Проект Палицына", по сути сводящийся все к тем же оргмероприятиям - несколько сократить армию, за счет расформирования четвертых батальонов в полках пополнить роты, 8-орудийные батареи переформировать в 4-орудийные или 6-орудийные, усилить полевые войска за счет резервных, ликвидировать крепостные войска и т.п. Ну а в перспективе усилить тяжелую артиллерию. И на все это требовалось от 121,4 до 232 млн. руб единовременно и от 49,7 до 52,7 млн. руб добавочно ежегодно. Т.е к 1914 г. эта программа (в основе своей все тех же ОРГМЕРОПРИЯТИЙ!!!!) обошлась бы примерно в полмиллиарда!"

И т.д. Почитайте, Экзетер там отлично прошелся.
https://www.vif2ne.org/nvk/forum/arhprint/1787780

С деньгами разобрались?
Давайте пока остановимся. В следующем посте как раз разберем, что там наш флот сделал за 200 лет, и можно ли чем-то гордиться?