George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Дурное дело - нехитрое

Вообще, британские займы Мексике, Греции и Южной Америке не были займами по типу тех, что Франция и Испания выдавали Тринадцати колониям. Это не просто N боченков золота, доаставленных из пункта А в пункт Б. Давайте рассмотрим их на примере Мексиканского займа 1824 года.
Итак, английское правительство (по просьбе Мексиканского правительства) неофициально обращается к лондонским брокерам и банкирам. Конкретно Мексиканским займом 1824 года занималась контора B.A. Goldsmith & Co (управляющий Лео Абрахам Гольдшмидт), штаб-квартира которой находилась в Гамбурге, но основной капитал был английский.
Итак, B.A. Goldsmith & Co выпустила в Лондоне мексиканские облигации на общую сумму 3,2 млн ф. ст. Облигации были выпущены номиналом по 100 фунтов, но с учетом того, что был велик  риск невозврата, продавались они по итоговой стоимости 58 фунтов. Номинальная процентная ставка составляла по ним 5%, то есть купив облигацию на 100 ф.ст. за 58 ф.ст., ты получал 5% от 100 фунтов, или 5 фунтов каждый год. Но поскольку реально облигация была куплена за 58 фунтов стерлингов, реальная доходность ее была выше, и составляла почти 9%.
Владельцами облигаций чаще всего являлись банкиры или крупные частные инвесторы. На что они рассчитывали, покупая такие облигации? Давайте разберем возможные события.
Допустим, Мексика исправно выплачивает платежи и проценты по ним. Тогда цена облигаций повышается, и владелец облигации, купленной по 58 фунтов, может продать ее, скажем, за 70 фунтов. Помним, что доходность 100-фунтовой облигации 5%, но и 70 фунтов меньше, чем 100, поэтому реальная доходность все равно будет выше, и равна 7%.
Допустим второй вариант - Мексика прекращает выплаты. В этом случае цена акции упадет, допустим до 10 фунтов. И тогда можно скупить все облигации по дешевке, и если Мексика возобновит выплаты, вы окажетесь в гигантском плюсе, так как цена акций возрастет.
Таким образом, банки и крупные частные инвесторы, покупая акции Мексиканского займа, рассчитывали не на сам долг, а на биржевую игру вокруг долга. Сам долг как таковой их не особо интересовал. И да - биржевая деятельность - есть чистой воды спекуляция, она не создает никакой реальной прибавочной стоимости, и не имеет никакой реальной ценности. Это просто рисковый способ пополнения средств.
А кто же был в минусе? Да мелкие держатели. Человек, купивший одну акцию за 58 фунтов в случае отказ Мексики по выплатам (а это произошло первый раз в 1827 году) терял не только дивиденды, но и пытаясь продать ее, сильно терял в цене. То есть, продав ее за 10 фунтов, он по факту терял 48 фунтов стерлингов. Даже если допустить, что он до этого 2 года получал по облигации по 5 фунтов, то и тогда его потери составляли 38 фунтов стерлингов.
Но давайте вернемся к самому долгу. В чем выгода для банка? Итак, Goldschmidt & Co. выпустил облигации общим номиналом 3.2 млн фунтов, однако продал их всего за 58% их номинальной стоимости, то есть собрал 1.85 млн фунтов. Кроме того, за деятельность по размещению облигаций и их распространению банк взял комиссионные - 750 тысяч фунтов. В итоге Мексика получила 1.1 миллион фунтов, но ее долг составил 3.2 миллиона фунтов, которые должны были быть выплачены конторе Goldschmidt & Co.
А почему государство-заемщик согласилось на такие условия? В первые годы войны за независимость революционеры делали займы за рубежом, чтобы победить в войне. А вот после победы правительство встало у развилки - развиваться на свои или опять идти на поклон к иностранным банкам? Поскольку правительства за редкими исключениями состояли из той же местной элиты (об этом ниже) - был выбран именно вариант займов, пусть и под грабительские проценты.
Что касается британцев, в Мексике как в добросовестном кредиторе никто не был уверен, именно поэтому предложили такую схему. С точки зрения банкиров, даже современных - ну ничего такого же, правда (о да, я помню,как меня ругали за плохие слова по этому займу)? Только вам не кажется, что "топора нет, рубля нет, и еще рубль должен" как-то не по-христиански в этой схеме? Хотя да, говорить с банковскими работниками о человечности и гуманизме... Что-то я совсем крышей тронулся))
И с 1824 по 1831 год 1 миллион фунтов платежей плюс 0.5 миллионов в виде процентов. Далее Мексика приостановила выплаты, и ее раз за разом заставляли платить, используя в том числе и военную силу. И всего по этому долгу Мексика выплатила не менее 6 млн фунтов в виде основного долга, штрафных санкций за просрочки и процентов.
При этом.... Очень интересная вещь... ресурсы страны либо перешли в руки британцев, либо людей, подконтрольных британцам.
И все-таки... А нафига нужен был такой заем правительству Мексики? Или даже шире - зачем он был нужен той же мексиканской элите? Дело в том, что элита Мексики на тот момент состояла из землевладельцев, богатых купцов, владельцев шахт и духовенства, которое тоже являлось крупными землевладельцами. Если бы внешнего займа не было, правительству нужно было бы взять где-то эти  недостающие 3.2 млн фунтов. Как вы понимаете, взять их можно было, только подняв налоги. Но поднимать налоги на бедных безостановочно невозможно (хотя наше правительство этого до сих пор не понимает), ибо бедный потому и бедный, что у него с деньгами туго. Следовательно пришлось бы облагать налогами богатых.
Но это не все. Как мы понимаем по составу мексиканской элиты - землевладельцам нужен был сбыт собственного продовольствия и сырья заграницу, и ввоз импортных товаров. То есть такое развитие отношений позволило им экспортировать часть своей продукции, или получить масштабные средства на разработку земельных или минеральных ресурсов, востребованных иностранными рынками. Ну и кроме того, представители богатых классов скупали облигации и акции внешнего и внутреннего долга, и тем самым становились двигателями британской политики в Мексике. В результате получилась "компрадорская буржуазия", то есть буржуазия, которая больше интересуется экспортом своего сырья и сырьевых товаров, и импортом чужих промышленных товаров, а не развитием собственного производства и промышленности.

ЗЫ: Компания B.A. Goldsmith & Co была объявлена банкротом в самом начале (15 февраля) 1826 года, поскольку не смогла выполнить свои обязательства по выплатам дивидендов на 350 тыс. фунтов, и теперь, казалось бы - теперь долга нет... Но!
Тут надо немного рассказать о 1825 годе. Мексика опять обратилась к английским банкам с просьбой о займе, и теперь их финансировала фирма Barclay and Company. Опять сумма долга составляла 3.2 млн ф. ст, реально выплачено заемщику 1.3 млн ф.ст., при этом мексиканский долг возрос до 6.4 млн ф.ст. По второму займу Мексика обязалась выплатить за 30 лет 8,96 млн ф.ст., из них - 3.2 млн - долг, а 5.76 млн - проценты. И тут начался банковский кризис 1825 года, B.A. Goldsmith & Co не смогла совершить выплаты по дивидендам, и была объявлена банкротом. Что делает Barclay and Company в 1826-м? Да она просто изымает из тех денег, которые должны были перечислить Мексике (1.3 млн ф.ст.) 300 тысяч фунтов и отдает их на выплаты по дивидендам разорившейся B.A. Goldsmith & Co!
Ну красиво же, правда?) Ибо, как вы понимаете, выплата дивидендов точно в срок - это основа честной и стабильной финансовой системы.) А латиносы... ну и хрен с ними. То есть Мексика получила по второму займу даже не 1.3 млн фунтов, и всего миллион, но оказалась должна 3.2 миллиона.
Ах да, Barclay and Company выкупила облигации первого Мексиканского займа у B.A. Goldsmith & Co по 40% от стоимости, и тут же продала их по 58%. Сволочи конечно, но как красиво!)
Именно поэтому Мексика 1 октября 1827 года объявила дефолт по обязательствам перед английскими банками, однако (см. написанное выше) без кредитов она обойтись не могла, поэтому уже в 1829-м начала переговоры о новом займе. А в начале 1831 года Лоренцо де Завала, министр финансов Мексики, заявил, что Мексика должна была воздержаться от получения очередного кредита в Лондоне, потому что экономические ресурсы Мексики близки к исчерпанию. Ну то есть прошло всего семь лет после победы революции, а... все в долгах как в шелках. То же самое было и в Колумбии, Аргентине, Перу, Венесуэлле, и т.д.
Ах да, в оконцовочке одна цитата, потому как "Ради этой фразы все и писалось". В 1837 году Вудбайн Пэриш, британский консул в Ла-Плате, описал гаучо из аргентинских пампасов следующим образом: "Рассмотрите все его снаряжение - и скажите - и что там, кроме сыромятной кожи, не британского производства? Да и у его жены, если у нее есть платье, десять к одному оно сделано в Манчестере". Швейцарский же экономист Жан Сисмонди объяснил подноготную этой политики так: "Открытие огромного рынка, предоставленного Испанской Америкой промышленным производителям, казалось, давало хорошую возможность увеличить британское производство. Британское правительство придерживалось этого мнения, и в течение семи лет после кризиса 1818 года было продемонстрировано неслыханное занятие по введению английской торговли для проникновения в самые отдаленные районы Мексики, Колумбии, Бразилии, Рио-де-ла-Платы, Чили и Перу. Прежде чем правительство решило признать эти новые государства, оно должно было защитить английскую торговлю многочисленными крейсерствами линейных кораблей, капитаны которых имели скорее дипломатические, чем военные миссии.
В результате Британия бросил вызов устремлениям Священного союза и признала новые республики в тот момент, когда вся Европа, напротив, замышляла их гибель. Но как бы ни был велик спрос, обеспечиваемый свободной Америкой, все же его было бы недостаточно, чтобы поглотить все товары, произведенные Англией, сверх своих потребностей , если бы их средства на покупку английских товаров не были неожиданно увеличены неограниченно за счет английских же займов новым республикам. Каждое южноамериканское государство заимствовало у Англии сумму, достаточную для создания и налаживания работоспособности своего правительства. И хотя эти займы были капитальными займами, эти правительства их сразу определили в графу "текущие доходы", и сразу же потратили,  в основном для покупки английских товаров от имени казначейства или для оплаты тех товаров, которые были поставлены по частным заказам".

Резюмируя - вся эта хитрая схема была придумана так, чтобы сбыть английские товары в максимальном количестве и по максимальной цене в страны Латинской Америки. При этом кредитование подобного типа по сути было потребительским кредитом под немыслимые проценты для закупки английских же товаров. В конечном итоге деньги все равно возвращались в Англию, и круг замыкался.

Пока всё, но может быть как-нибудь продолжим при случае)
Tags: политик, финансы, экономика
Subscribe

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • "Сим креслом мастер Гамбс..."

    Собственно, рано или поздно, всякий, интересующийся парусами, доходит до фигуры сэра Томаса нашего, Кокрейна. Так уж получится, что разые эпизоды его…

  • Это прекрасно))

    Приглашение Кокрейна на службу греческим повстанцам было наверное самым смелым и самым затратным проектом греческого правительства. Когда в 1825 году…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • "Сим креслом мастер Гамбс..."

    Собственно, рано или поздно, всякий, интересующийся парусами, доходит до фигуры сэра Томаса нашего, Кокрейна. Так уж получится, что разые эпизоды его…

  • Это прекрасно))

    Приглашение Кокрейна на службу греческим повстанцам было наверное самым смелым и самым затратным проектом греческого правительства. Когда в 1825 году…