George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

1744-й - Вторжение

Эдуард Созаев (г. Москва)
Сергей Махов (г. Самара)


Еще в 1743 году сменивший умершего Флери кардинал Пьер-Поль Герен де Тенсен («государственный министр без портфеля») от имени короля Франции заключил секретную конвенцию с Яковом III (Претендентом) и Испанией. Суть ее была в следующем:  сын Якова - Карл Эдуард Стюарт - («Bonnie Prince Charlie» – «красавчик принц Чарли» или Молодой Претендент) от имени своего отца возглавит 25-тысячный контингент французских войск, который высадится в Англии. В случае успешной высадки Испания обещала прислать еще 10 тысяч солдат. С этими силами, как считали Бурбоны, «красавчик Чарли» легко свергнет Ганноверскую династию и вернет себе трон.

 

Известие о появлении Карла Эдуарда во Франции вызвало в Англии шквал эмоций. Министры уже не сомневались в целях собранных в Бретани армии и флота. 3 февраля 1744 года герцог Ньюкасл направил депешу британскому послу в Париже – сообщить французскому министру иностранных дел Жану-Жаку Амело де Шалу о том, что Его Величеству известно о прибытии во Францию старшего сына Претендента, и он настаивает на том, чтобы, в соответствии с договорами, он был немедленно выслан из Франции. 7 февраля посол Томпсон передал эту ноту Амело, но тот сказал, что должен сперва ознакомить с ней Людовика XV; только 14-го Томпсон получил ответ. Там говорилось, что на эти договоры ссылаться нельзя, так как Англия их никогда не выполняла, а только лишь постоянно нарушала, поэтому не может требовать их соблюдения.

В Англии, предвидя подобное развитие событий, Парламент еще 9 декабря 1743 года вотировал 10 миллионов фунтов – просто чудовищная сумма в то время! – на вербовку и довольствие для 40 тысяч моряков, 21358 солдат во Фландрии, 19028 бойцов (в т.ч. 1815 инвалидов) – для гарнизонной службы и 11550 морской пехоты. Однако французы опередили англичан в развертывании.

Осенью в глубокой тайне в Дюнкерке, Кале и Булони были сосредоточены много транспортов, а так же реквизированы все торговые суда. В Пикардии и Фландрии разместили готовый к погрузке 15-тысячный корпус под командованием принца Морица Саксонского (незаконнорожденного сына саксонского курфюрста Августа II Сильного от Авроры фон Кенигсмарк). Непосредственно армия вторжения насчитывала 334 офицеров и 9695 солдат (в том числе 1200 штыков располагались на военных кораблях) – всего 16 полков и 4 эскадрона драгун, которых планировалось перевезти на 37-38 транспортах в 70-400 тонн (общим тоннажем 7755 т). В Бресте был вооружен флот, задачей которого было охранение десанта.

Состав французской эскадры – 13 линейных кораблей, 1 тяжелый и 2 легких фрегата.

Командовал соединением лейтенант-генерал Флота Океана 78-летний Жак Эмар де Рокфейль де Буске. Людовик XV лично пообещал Рокфейлю маршальский жезл и звание адмирала Франции, если высадка все же произойдет.

3 февраля Флот Океана, усиленный пятью кораблями из Рошфора, вошел в Канал. Там французов обнаружили 20-пушечный «Байдфорд» и 44-пушечный «Кинсейл», которые конвоировали Ямайский конвой. Кэптен Янг («Кинсейл») оставив конвой с «Байдфордом» срочно вернулся в Плимут и сообщил о появлении грозного противника у ворот Англии. Адмиралтейство, куда депеша поступила ночью 5 февраля, было в панике. Дополнительную озабоченность внесло то, что Ямайский конвой оказался практически беззащитен перед Флотом Океана. Однако англичанам повезло -  французский 60-пушечник обнаружил и остановил только одно торговое судно – «Атлас». Лягушатник приказал купцу следовать за собой, но, пользуясь темнотой, англичанин отстал и пришел в Плимут.

Адмиралтейство приказало адмиралу Джону Норрису срочно вывести Хоум Флит в море из Спитхеда, а несколько полков морской пехоты было отправлено в прибрежные крепости Южной Англии. Норрис смог выйти достаточно быстро благодаря распорядительности лейтенантов 16-ти тендеров, которые снимали со всех проходящих мимо торговых судов гражданских моряков и тут же насильно вербовали их на службу в военный флот. Уже 6 февраля Хоум Флит вышел в море, имея полностью укомплектованными три 100-пушечника, четыре 90-пушечника, шесть 70-пушечников, шесть 50-пушечников, а так же четыре тяжелых 40-пушечных и шесть легких 20-пушечных фрегатов. Чтобы еще более усилить свою эскадру, Норрис отправился к Даунсу, туда же спешили корабли, вооруженные в Чатэме.

Меж тем Рокфейль с трудом двигался по бурному морю. Противный северо-западный ветер создавал большие трудности в переходе, лишь 17 февраля Флот Океана достиг острова Уайт. Французский адмирал отослал фрегат к Спитхеду, чтобы выяснить силы англичан, однако, к удивлению Рокфейля, вернувшийся разведчик сообщил, что на рейде Спитхеда нет английских кораблей. Предположив, что Норрис отошел к Портсмуту, лейтенант-генерал отослал дивизион (5 кораблей) шефа д’эскадрэ Барейля к Дюнкерку, чтобы поторопить выход транспортов с войсками. Сам же Рокфейль с оставшимися судами крейсировал у острова Уайт в течение трех дней. Погода все это время была ужасная, сильный ветер, приливные волны, дождь… На «Сюперб» треснул грота-рей (самый нижний рей на грот-мачте), часть парусов было разорвано в клочья. 22 февраля измученные штормом французы бросили якорь у мыса Данджнесс, расположенного на побережье английского графства Кент, примерно в 18 милях к юго-западу от Дувра и в 8 милях к востоку от мыса Рай, где был расположен маяк.  Здесь их и застали объединенные силы адмиралов Норриса, Харди и Мартина.

Таким образом против 9 оставшихся у Рокфейля кораблей вышли 19 линкоров и 5 фрегатов англичан, причем гораздо более сильных и избежавших повреждений от шторма. Британцы обогнули мыс Саут Форленд и быстро сближались с французами, однако вскоре прилив сменился отливом и Ройал Неви был вынужден бросить якорь в 2 лигах от Флота Океана, прижавшегося к мысу Данджнесс.

Французы оказались в жалком положении, на военном совете, срочно созванном Рокфейлем, было решено «на рассвете сняться с якоря, дождаться начала прилива в 7 часов вечера, и затем выйти из бухты на запад, поставить все имеющиеся паруса, выйти из Канала и возвратиться в Брест без соблюдения боевого порядка». Но когда они снимались с якорей, задул свежий ветер от ост-норд-ост, который быстро перерос в шторм и понес Флот Океана со скоростью 4 лиги в час на восток. Французы могли нести только паруса на бизань-мачтах, и к рассвету следующего дня они были к разбросаны к северу и югу от Портленда и мыса Барфлёр, после чего их разделил густой туман. В панике корабли взяли курс на запад и вернулись в Брест в полном беспорядке,  с большими повреждениями.

Британская эскадра была сильно повреждена этим же штормом. Увидев, что французы малодушно бежали, Норрис вернулся к Даунсу 27 февраля, прежде отослав Чарльза Харди со всеми трехдечниками в Портсмут, где они были бы в большей безопасности.

Тем временем Барейль прибыл в Дюнкерк и начал погрузку войск на транспорта. Солдаты шли на корабли неохотно, пришлось даже казнить одного из них, чтобы устрашить остальных и закончить погрузку десанта. Уже 7000 штыков было погружено вместе с оружием и припасами, когда тот же шторм, который раскидал флот Рокфёйля у Портленда, разбил в Дюнкерке несколько транспортов. Некоторые из них погибли[1], другие были выброшены на берег. Большая часть транспортов после шторма оказались негодными для плавания, погибло и значительное количество солдат. Это несчастье заставило отложить проект высадки в Англии, войска вернулись в Кале, генералы – в Париж, а Молодой  Претендент – в Версаль.

Флот Океана прибыл в Брест в начале марта; вместо Рокфейля, умершего от подагры, командующим был назначен шеф д’эскадрэ Камильи. Морепа призывал нового командующего действовать активно, выйти в море, однако 78-летний Камильи (сменивший, кстати, 79-летнего Рокфейля) выходить из Бреста отказался, хотя имел 13 линкоров и 2 фрегата, а в случае соединения с Барейлем – и все 17 кораблей и 4 фрегата. Разъяренный министр флота отправил Камильи в отставку, и разделил Брестскую эскадру на малые отряды по типу Тулонской.

Так закончилась попытка высадки Младшего Претендента весной 1744 года. В очередной раз малое количество сил и полная несогласованность действий между армией и флотом позволили англичанам сравнительно легко отбить все попытки высадки на территории Англии. Французы же в свою очередь вернулись к своей излюбленной тактике, так лелеемой Дюгэ-Труэном – крейсерской войне.



[1] Разбиты были и семь крупнейших транспортов - St. Raymond (400 т), Barentin (350 т), Embuscade (225 т), Reine des Anges (140 т), Victorieux (110т), Angelique Madeleine (90 т), Galere de Detroit (130 т).

Tags: Ройал Неви, политик, французский флот
Subscribe

  • Греческая революция, часть 4.

    Вскоре к Петербургскому протоколу присоединилась Франция, и теперь эти три страны определяли будущее Греции. Однако — и в этом заключается парадокс…

  • Дефенестрация через призму «Сальто Делчева».

    Как ни странно, но одна из самых кровопролитных в Европе войн началась из(за) окна. 23 мая 1618 года группа чешских протестантов выкинула из окон…

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Греческая революция, часть 4.

    Вскоре к Петербургскому протоколу присоединилась Франция, и теперь эти три страны определяли будущее Греции. Однако — и в этом заключается парадокс…

  • Дефенестрация через призму «Сальто Делчева».

    Как ни странно, но одна из самых кровопролитных в Европе войн началась из(за) окна. 23 мая 1618 года группа чешских протестантов выкинула из окон…

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…