George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Извлечение из Корбетта

Желающие могут сравнить в ВМВ и ПМВ.

Нападение на торговлю и ее защита.      

 



Основная идея нападения на торговлю и ее защиту   сформулирована в старом афоризме: «Где есть туша, там   соберутся стервятники». Самые «урожайные» районы всегда   привлекали внимание нападавших и поэтому требовали   надежной защиты. Между урожайными и неурожайными   районами можно было провести линию, которая в стратегических   целях была определенной и постоянной.

Урожайные   районы - это пункты отправления и назначения, где   начинаются и заканчиваются многочисленные торговые   пути, а также фокусные точки, в которых, благодаря форме   земли, торговые пути имеют тенденцию сходиться. Неурожайными   были маршруты, которые проходили через фокусные   точки и соединяли терминальные пункты. Следовательно,   нападение на торговлю могло принимать одну из   двух форм: терминальную или морскую. Атака в терминальной   точке более выгодна, но требует больше сил и риска.   Морская атака не столь рискованна и не требует больших   сил, зато и результат не гарантирован.  

Эти рассуждения приводят нас непосредственно к парадоксу,   который лежит в основе непрерывных и неудачных   попыток врагов Великобритании оказать на нее решающее   давление посредством операций против английской торговли.  

Он заключается в следующем: там, где атаки следует   опасаться больше всего, защита производится легче всего. Военный план, в котором уничтожение торговли   ставится первоочередной целью, предполагает, что использующая   его сторона на море в меньшинстве. Если бы она   обладала преимуществом, ее целью было бы превращение   преимущества в господство посредством сражения или   блокады. Поэтому, за исключением редких случаев, когда   силы равны, следует предполагать, что воюющей стороне,   имеющей уничтожение торговли противника своей основной   целью, придется иметь дело с превосходящим флотом.   Далее отметим, что сложность защиты торговли заключается   в основном в протяженности морского участка, по   которому проходит торговый путь. С другой стороны, районов,   где они имеют тенденцию сходиться, а только в них   они являются действительно уязвимыми, немного, они невелики,   и их можно легко захватить, тем более если обладаешь   превосходящими силами. За пределами этих районов   эффективный захват невозможен, но он и не нужен, поскольку   невозможны и эффективные атаки. Отсюда и   определяющий фактор военных действий против торговли:   возможность нападения означает возможность защиты.   Кроме этого фундаментального принципа, следует выделить   другой, не менее важный. Благодаря общему характеру   морских коммуникаций нападение на торговлю и   ее защита настолько тесно связаны, что одна операция   почти неотличима от другой. Обе цели достигаются захватом   общих коммуникаций.

Самая сильная форма атаки   - захват терминальных районов противника и установление   коммерческой блокады находящихся в них   портов. Но, поскольку эта операция обычно включает и   блокаду соседнего военного порта, она также является   оборонительной для нашей торговли, даже если терминальный   район противника не накладывается на наш.   При захвате фокусных районов две идеи еще более неотделимы   друг от друга, потому что большинство этих районов,   если даже не все, располагаются на общих коммуникациях.   Посему достаточно рассмотреть общие аспекты   проблемы с точки зрения обороны.   В соответствии с разницей между урожайными и неурожайными   районами была построена старая система защиты   британской торговли. Если взять широко, эта система   предусматривала поддержание силы терминальных пунктов,   а в наиболее важных случаях и фокусных. С помощью   боевых эскадр и крейсеров были образованы защищенные   районы или участки, и торговые пути на их протяжении   считались безопасными. Неустановившиеся морские пути,   как правило, оставались незащищенными. Так, домашние   терминалы Британии защищали две боевые эскадры - западная   - в устье Канала и североморская, или восточная,   штаб которой обычно располагался в Даунсе.

С ними взаимодействовала   крейсерская эскадра, располагавшаяся в   Ирландии, - ее база находилась в Корке. Иногда ее подчиняли   западной эскадре, но чаще она действовала как самостоятельное   подразделение.

Район западной эскадры во   время французских войн охватывал, как мы уже видели,   весь Бискайский залив. Относительно торговли она выполняла   двойную функцию - предотвращала выход рейдерских   эскадр из вражеских портов и атаковала атлантическую   торговлю. Район североморской эскадры доходил до   входа в Балтийское море и северного пути вокруг Шотландии.   Ее основной функцией в период формирования больших   военных коалиций против Великобритании было сдерживание   операций голландских эскадр и недопущение   вмешательства французских северным путем в балтийскую   торговлю. Как и западная эскадра, она направляла дивизионы, обычно стоявшие в Ярмуте и Лейте, для защиты   каботажной британской торговли от каперов и спорадических   атак крейсеров, действующих из портов в пределах   защищенного района. Кроме того, между Даунсом и западной   эскадрой чаще всего находилась одна или несколько   небольших эскадр, чаще всего крейсеров, которые располагались   в районе Гавра и островов Канала. Они   выполняли аналогичную функцию в отношении бретонских   и нормандских портов. Дополняли систему патрульные   суда флотилии, которые делали все от них зависящее,   чтобы обеспечить безопасность каботажной торговли, тогда   очень важной.

Конечно, система защиты время от времени   менялась, но общий вид всегда оставался таким.   Морская оборона включала и охраняемые порты-убежища,   главные из которых находились на побережье Ирландии там   могли укрыться океанские торговые суда. Но много   портов - убежищ от каперов - располагалось и в других   местах на территории защищенного района, а остатки батарей   на британских берегах подтверждают, насколько совершенной   была организация.   Аналогичная система преобладала и в колониях, но там   морской обороной обычно занимались эскадры крейсеров,   укрепленные одним или двумя линейными кораблями,   в основном чтобы нести флаг. Туда приходили боевые   эскадры, только если противник угрожал операциями таких   же сил. Малая, или внутренняя,  оборона против местных   каперов также организовывалась местными силами,   то есть флотилия состояла по -большей части из шлюпов,   построенных или взятых в аренду на месте, которые лучше   всего были приспособлены для выполнения необходимых   функций.  

Фокусные точки тогда были не столь многочисленны,   какими стали после начала развития дальневосточной торговли.   Самая важная из них - Гибралтарский пролив -   считалась защищенным районом. Защитой торговли занималась   средиземноморская эскадра. Ведя наблюдение в   районе Тулона, эскадра контролировала не только пролив,   но И фокусные точки в море. Она также имела дивизионы   - иногда их численность доходила до четырех: один -   на подходе к Легхорну (Ливорно), другой - на Адриатике,   третий - в районе Мальты и четвертый - в Гибралтаре.  

В периоды войн с Испанией последний был очень силен,   чтобы обеспечить безопасность фокусного района у Картахены   и Кадиса. В 1804-1805 годах на короткое время здесь   обосновалась специальная эскадра. Но в любом случае район   Гибралтара имел свою собственную внутреннюю флотилию   для защиты от местных каперов и пиратов.   Общая теория этих защищенных терминальных и фокусных   районов, как скоро станет ясно, заключалась в   том, чтобы контролировать морские пространства, которые   сходящиеся торговые пути делают наиболее урожайными   и которые также являются адекватным полем действий   для рейдерских эскадр. Несмотря на сложную   систему защиты, такие эскадры могли, и иногда им это   удавалось, вторгнуться внезапно или тайком и бросить   вызов и эскортам конвоев, и крейсерскому сторожевому   охранению. Опыт показал, что система защиты терминальных   пунктов боевыми эскадрами делает невозможным   для таких рейдерских эскадр оставаться в регионе   достаточно долго, чтобы нанести серьезный ущерб.

Систему может разрушить только регулярный флот превосходящей   численности. Иными словами, оборона может   рухнуть, только когда наши средства местного контроля   уничтожены в сражении.  

Мы говорили о защищенных районах. Что же касается   соединяющих их морских путей, они остаются незащищенными.   Это значит, что безопасность идущих по ним   торговых судов обеспечивает не охранение, а эскорт. Теория   конвойной системы заключается в следующем: пока   суда следуют по своему пути, они подвергаются опасности   спорадических атак. Именно поэтому их собирают в большие   группы и обеспечивают эскортом, достаточным, чтобы   отразить спорадическую атаку. Теория крейсерского   эскорта достаточно обоснована, но практика показала,   что удобнее и экономичнее добавлять к крейсерам линейные   корабли, которые идут, чтобы соединиться с удаленной   эскадрой, или по какой-то причине возвращаются   оттуда. Иными словами, система замены кораблей в удаленных   эскадрах стала работать совместно с конвойной   системой. Если подходящих боевых кораблей нет, а конвой   имеет очень большую ценность или есть информация   о выходе в море в районе его следования боевых кораблей   противника, для его сопровождения отправляются специальные   боевые корабли, которые потом возвращаются, но   только в исключительных случаях.   Такой метод является следствием идеи защищенных   районов. Поскольку это районы урожайные, а значит, привлекают   рейдерские эскадры противника, морские пути   между ними не урожайные, и противник вряд ли может   себе позволить направить туда эскадру. Однако ясно, что   система имеет слабые стороны, потому что сам факт следования   ценного конвоя может привлечь эскадру, и относительный   иммунитет этих путей сразу теряется.

Опасность   в значительной степени обуславливалась тем фактом, что   вражеские порты, из которых могла выйти эскадра, находились   в защищенных районах под наблюдением наших   эскадр. Но это наблюдение не дает абсолютной гарантии.  

Всегда остается вероятность, что эскадре удастся выйти в   море, и, если это произошло, ее необходимо преследовать.   Поэтому были времена, когда конвойная система подверглась опасности, как, например, произошло во время Трафальгарской   кампании, когда цепочка британских защищенных   районов оказалась разорванной уходом эскадры из   Тулона. Этот уход впоследствии вынудил британцев собрать   флот к западной эскадре, несмотря на прочие соображения,   держать массу флота было невозможно больше   двух дней. Дело в том, что приближались большие конвои   из Вест-Индии и Ост-Индии, и возвращение Вильнева в   Ферроль с Мартиники открыло его для эскадренной атаки.   И даже невозможно было точно сказать, не была ли концентрация навязана британцам именно с этой целью.   Неприятности такого рода являлись самым серьезным   стратегическим возражением конвойной системе. Минимизировать   их можно было, дав конвою секретный маршрут   на случай возникновения опасности нападения эскадры.  


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments