George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Идеалисты - приквел, 3

Летом 1865 года Австрия предложила Пруссии забрать герцогства, а взамен отдать Вене какие-нибудь прусские земли на юге. Вильгельм I заявил, что не отдаст ни клочка прусской земли. В августе того же года Бисмарк, играя в карты с австрийским послом графом Бломе, предложил другой вариант раздела – Шлезвиг отходит Пруссии, а Гольштейн – Австрии. Совершенно понятно, что австрийцам анклав на севере Германии был совершенно не нужен, поэтому Вена предложила не раздельное владение, а раздельное правление. 14 августа 1865 года была подписана Гаштейнская конвенция, Пруссия получала под управление Шлезвиг и часть Гольштейна (Киль, где находилась прусская военно-морская база), а Австрия – Гольштейн, куда прислала своих эмиссаров.
Это соглашение вызвало в Германии бурю возмущения. Получалось, что Австрия претендует на аннексию сильно удаленного от нее анклава, и выглядит эдаким хищником германского мира. Выглядела ли лучше Пруссия в этой ситуации? Нет, конечно. Но Пруссия всегда представлялась эдаким хищником, поэтому особого морального урона не потерпела. Получалось, что весь германский мир зажат между двумя супер-агрессорами, которым он противостоять не может. Осталось только примкнуть к одной из сторон.
Кроме того, получилось, что Гаштейнская конвенция полностью вывела из игры Фридриха Августенбургского. Когда 23 января 1866 года в Альтоне, Гольштейн, который, как мы помним, был под австрийским управлением, состоялось собрание в поддержку «правомочного герцога Фридриха», в Вену немедленно был отправлен официальный протест. «Нынешнее поведение императорского правительства в Гольштейне имеет характер, который мы вынуждены назвать агрессивным. (…) Отрицательный или уклончивый ответ на нашу просьбу стал бы для нас основанием сделать вывод, что императорское правительство не желает в долговременной перспективе действовать совместно с нами. (…) У нас есть неотложная потребности привнести ясность в наши отношения». Одновременно прусский посол по указанию Бисмарка сообщил, что если австрийцы и дальше намереваются поддерживать «интриги республиканской демократии», то в Берлине предпочитают подобному соперничеству открытый разрыв и намерены дальше действовать, оглядываясь только на собственные интересы.
Бисмарк писал: «Большой вопрос решен на время, решающее столкновение с Австрией отсрочено». Дело в том, что Пруссия была еще не готова к войне. ««Ход наших финансовых и материальных приготовлений, а также неизвестность, в которой мы находимся относительно позиции Франции и Италии, делают желательным не доводить преждевременно до разрыва», – разъяснял глава прусского правительства состояние дел послу в Италии графу Узедому 16 августа 1865 года.
Для обеспечения западного фланга войны Бисмарк 3 сентября 1865 года встретился в Биаррице с Наполеоном III. Там он предложил императору плату за нейтралитет - разменной монетой должны были стать бельгийская Валлония и независимый Люксембург. Свою позицию по Шлезвигу и Гольштейну он объяснил так: «приобретение герцогств есть лишь шаг на пути к выполнению задачи, которую поставила история перед прусским государством и для реализации которой мы нуждаемся в долговременных дружественных отношениях с Францией. Мне кажется, в интересах французской политики поддерживать честолюбие Пруссии в выполнении ею национальной задачи, поскольку такая Пруссия всегда будет придавать большое значение дружбе с Францией, в то время как, если ее лишить этого честолюбия, она будет искать защиты в оборонительных союзах против Франции». То есть Бисмарк намекнул, что если Франция не поддержит Пруссию, последняя обратится за поддержкой к России или к Англии. Это было немного смешно, поскольку Россия и так поддерживала Пруссию, делая из нее своего рода «ледокол революции» для сокрушения Австрии. Но Наполеону об этом знать ведь необязательно, правда?
Наполеон выслушал предложения Бисмарка, но отложил решение на потом, не сказав ни да, ни нет. В принципе он согласился с аннексией, поставив только одно условие – северная часть Шлезвига населена датчанами, поэтому после окончания конфликта ее надо передать Дании.
10 марта 1866 года в Берлин прибыл в качестве чрезвычайного и полномочного посла итальянский генерал Джузеппе Говоне. Итальянцы еще с 1861 года пытались дипломатическим путем получить себе Венецианскую область, принадлежавшую на тот момент Австрии. В 1864 году прусский посланник в Италии Карл фон Узедом осторожно поинтересовался у генерала Ла Марморы, как итальянское правительство отнесется к возможной войне между Пруссией и Австрией. Мармора ответил, что Италия прежде всего должна будет узнать реакцию на это Наполеона III. Осенью 1865 года Бисмарк, как мы видели, смог договориться о нейтралитете Франции. Италия со своей стороны тоже прозондировала почву в Париже, и получила ответ от французского министра иностранных дел Эдуара Друина де Люйса, что Франция в будущем конфликте придерживается политики невмешательства, и не будет возражать, если Италия так же вступит в войну на стороне Пруссии. Но Париж попытается решить дело дипломатическим путем. И в феврале 1866 года Наполеон III предложил Австрии отдать Италии Венецию в обмен на… Дунайские Княжества. Это предложение подействовало на Россию как красная тряпка – с молниеносной скоростью Петербург поддержал Берлин, более того – сообщил, что в случае ввода австрийских войск в Молдавию или Валахию Россия объявит Австрии войну, при этом Турция объявила, что Княжества не отдаст и поддержит Россию военной силой. То есть получилась ситуация, обратная Крымской.
В результате итальянцы потеряли надежду получить Венецию дипломатическим путем, и 8 апреля 1866 года заключили военный союз с Пруссией. После победы Италии предстояло получить Венецию, Пруссии – равнозначную австрийскую территорию. Пруссия должна была выплатить своей союзнице для подготовки к войне дотацию в размере 120 миллионов франков.
Для Вены вести о заключении союза Италии и Пруссии стали полнейшей неожиданностью. Пытаясь разорвать этот союз Австрия 4 мая 1866 года предложила область Венецию отдать Франции, которая потом передаст ее Италии (напрямую с Италией Австрия на тот момент дел не имела, не признавая ее легитимность). Более того, Австрия выплатит Франции (а Франция соответственно – Италии) круглую сумму на строительство крепостей в Венецианской области. За это Франция и Италия согласятся на оккупацию Австрией прусской Силезии.
В принципе, австрийское предложение имело для Рима как плюсы, так и минусы. Главный плюс - Италия получала без войны Венецию, к тому же согласно итало-прусскому договору в случае нападения Австрии на Пруссию, Рим не обязан был оказывать помощь Берлину. Но было понятно, что в этом случае Пруссия станет смертельным врагом Италии, кроме того, указанный проект слишком многое отдавал на милость Наполеона III, который просто мог не отдать Венецию, или запросить с Италии большие деньги и преференции за передачу области. Прусский вариант такого не предусматривал. К тому же австрияки согласно предложению передавали Венецию только после оккупации прусской Силезии, но тут еще большой вопрос – победят ли они прусскую армию, или нет.
Бисмарк в этой ситуации сделал ход конем. Он предложил дополнить итало-прусский договор пунктом, согласно которому Пруссия в случае нападения Австрии на Италию объявляет Вене войну. Это склонило короля Виктора-Эммануила на прусскую сторону.

Tags: идеалисты, политик
Subscribe

  • Одиссея губернатора Блада.

    Вы же помните, как закончилась «Одиссея капитана Блада»? «Полковник Бишоп, шатаясь, вошел в кабинет и остановился в ожидании.…

  • Забытый разгром

    По статье Stefan Spett «The Forgotten Debacle: Dänholmen Island, Swedish Pomerania August 1807» из книги Smith, Digby «Napoleonic Wars Data Book» -…

  • Это пять, я считаю)))

    11 сентября 1807 года к Кристиансанну, где стояли две плавающие батареи и сем канонерок, прибыл британский дивизион во главе с 74-пушечным кораблем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments