George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Идеалисты-2

Ну а теперь вернемся к России и Германии. Как мы с вами помним, в 1873 году был заключен «Союз Трех Императоров», фактически коалиция России, Германии и Австрии. Естественно, получив безопасность своих границ на западе, Петербург опять обратил свое внимание на проблему Проливов. К тому же, уже в 1875 году на Балканах опять начались восстания славян на турецких территориях. Сначала – бунт против сборщиков податей в Герцеговине и Боснии. Потом войну Турции объявили Сербия и Черногория. И начался очередной Балканский кризис.
Проблема Балкан в XIX веке – это не проблема самоопределения наций, это конфликт интересов великих держав, а именно – России, Турции, Австрии, Англии и Франции. Понятно, что такому большому количеству игроков было весьма сложно договориться друг с другом, поэтому каждый Балканский кризис грозил перерасти в войну больших государств.
Хрестоматийным примером тут является ситуация перед Крымской войной. Царь Николай I предложил английскому послу Гамильтону Сеймуру подготовиться к скорому распаду Османской империи, и заранее определить, что кому и что достанется. Англии Николай предлагал Кипр, Крит и Египет, сам же претендовал на Сербию, Валахию, Молдавию и Болгарию. Что касается Константинополя – Николай был против того, чтобы он принадлежал какой-то из великих держав, но со вздохом говорил, что «заберет его в качестве залога». Проблема в том, что такой дележ не учитывал интересы Австрии и Франции, и собственно этот конфликт влияний на Балканах и привел к началу Крымской войны.
Примерно такая же ситуация сложилась и перед началом новой русско-турецкой войны. Теперь Петербург решил договориться о дележе уже с Лондоном и Веной (интересы Парижа после разгрома 1871 года можно было не учитывать), но поскольку Австро-Венгрия имела не очень хорошие отношения с Россией, переговорщиком между дворами должен был стать Бисмарк. Тут надо отметить, что для Австро-Венгрии после того, как ее выкинули из Италии и Германии, вопрос дележа Балкан составлял первостепенное значение. Это было единственное направление экспансии, которое Вена могла себе позволить. Именно поэтому Габсбурги в 1874 году заключили торговые соглашения с Румынией и Сербией, а так же хотели присоединить к себе Боснию и Герцеговину. В то же время присоединения новых территорий опасались. Министр иностранных дел Австро-Венгрии, граф Дьюла Андраши говорил: «Мадьярская ладья переполнена богатством, всякий новый груз, будь то золото, будь то грязь, может ее только опрокинуть». Опасались не столько славянского элемента, сколько реакции других партнеров по Балканам – пример Крымской войны страшил всех. Поэтому в Вене было решено отдать России инициативу в Балканском вопросе, и присоединиться к дележу вторым номером.
В общем, в июне 1875 года в Вене собрались представители Австро-Венгрии, Германии и России, дабы выработать свой взгляд на проблему. В результате в восставшие области были посланы консулы иностранных держав, дабы «нравственно воздействовать» на ситуацию. Понятно, что попытки такого «воздействия» оказались околонулевыми.
Турция тоже решила противодействовать вмешательству в свои внутренние дела, но очень интересными мерами. В 1876 году она объявила банкротство, и отказалась платить по всем внешним долгам. Эта мера задела всех, даже Англию, и «добро» на раздел Османской империи в конце концов дали все великие державы. 9 июня 1876 года вечером на банкете у барона Ротшильда Дизраэли буквально сразил российского посла графа Шувалова своим предложением: «Если Россия в настоящий момент скажет нам, чего она хочет, то мы сумеем договориться, но пусть она сделает это прямо, а не через посредников…». На утро, на приеме российского посла, он продолжил: «Ни я, ни мое правительство не доверяем великим державам, управляемым мудрыми мужьями с консервативными принципами. Я не доверяю вам как в Азии, так и в Турции. Что же касается Азии, то на днях я провозгласил новую политику: я не стану оспаривать там ваши действия или проверять наращивание ваших сил, мы только попросим вас не предпринимать ничего в направлении Афганистана, что могло бы угрожать нашим азиатским владениям. Также я не стану подозревать вашу политику в Турции. Я предполагаю, что такое мудрое и сильное правительство, как ваше, не стремится к поспешным действиям и ожидает, пока природа вещей не сотрет Турцию с карты Европы, что рано или поздно случится, потому что это неизбежно».
А далее начался торг.
Прежде всего, кризисом на Балканах заинтересовалась Германия. Бисмарку было очень важно сохранить Францию в дипломатической изоляции, и не дать ей возможность заключить союз с Петербургом (который из Парижа настойчиво искали). Французы же предложили русским то, из-за чего когда-то стали инициаторами Крымской войны - русский посол в Берлине Убри писал Горчакову: «Что касается Франции, которая мечтает о союзе с нами, – то она желала сделать нам приятное, поддерживая наши намерения в отношении Аттики и Константинополя». Эту мысль перехватил у французов Бисмарк – он предложил России раз и навсегда решить вопрос с Проливами, Германия на это закроет глаза, но ее цена – признать аннексию немцами Эльзаса и Лотарингии, и отказаться от поддержки Парижа. Казалось бы, какое дело России до французских оккупированных областей, и до той страны, которая 20 годами ранее бомбардировала Севастополь и высаживала десант в Петропавловске? Тем не менее, Горчаков отказывался от предложения Германии, желая сохранить «свободу рук». Мало того, Россия пригрозила Берлину войной, если тот попробует еще раз напасть на Францию. Это было не только недипломатично, это было просто глупо. Дело в том, что франко-прусский конфликт был улажен еще в апреле 1875 года, поэтому демарш Александра II и Горчакова 10 мая был выступлением постфактум, и не мог возбудить в Бисмарке ничего, кроме злости. Причем такой поступок можно логически объяснить только одним – самолюбием Горчакова. Собственно, судя по воспоминаниям Бисмарка, об этом и сказал ему Александр II: «Император согласился со мной по существу, но, закурив и смеясь, ограничился советом не принимать слишком всерьез этого старческого тщеславия».

Tags: идеалисты, политик
Subscribe

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…

  • Хроники английского Кавказа, часть 31

    Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде…

  • Экспедиция Лестера - 1

    Ну а на Варспоте начался еще один мини-сериал из пяти частей, который я давным давно обещал, когда мы с вами еще разговаривали в Клубе Дюма. Речь об…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…

  • Хроники английского Кавказа, часть 31

    Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде…

  • Экспедиция Лестера - 1

    Ну а на Варспоте начался еще один мини-сериал из пяти частей, который я давным давно обещал, когда мы с вами еще разговаривали в Клубе Дюма. Речь об…