George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Атака Алжира, 1685 (из А. Дюма)

К 1681 году триполитанские пираты распространили свой разбой вплоть до берегов Прованса, но они несколько ошиблись во времени — в царствование Луи XIV такая дерзость не могла остаться безнаказанной.
Не получив никаких приказаний, действуя по собственному побуждению, г‑н Дюкен, которому тогда было уже более 70 лет, снарядил 7 хорошо вооруженных кораблей и отправился преследовать разбойников. Догнав пиратов у острова Сцио, он принудил их укрыться в гавани города, принадлежавшего тогда турецкому султану. Сент‑Аман, офицер французского флота, был послан предложить паше выгнать пиратов из гавани, заявляя, что в случае несогласия, флот станет на шпринг у города и разрушит его до основания. Паша не согласился выгнать своих добрых приятелей из Триполи, и тогда Дюкен открыл из корабельной артиллерии столь сильный огонь, что по истечении 4 часов турецкий паша прислал парламентера просить французов остановить враждебные действия и отнестись к посредничеству французского посланника в Константинополе. Однако неожиданно Дюкен получил приказ немедленно вернуться во Францию, чтобы приготовиться к походу в Алжир. Собственно, этот поход замышлялся еще в 1650 году, с того времени, когда алжирские пираты, не объявляя войны, захватили в плен несколько французских кораблей. Дело долго тянулось — французы требовали возвращения судов и возмещения убытков, алжирцы под разными предлогами отказывали, что в конце концов стало поводом к объявлению войны.
Дюкен давно уже думал о необходимости прижать шайки морских разбойников, бывших бичом всего Средиземного моря, он даже написал два меморандума об этом предмете. В первом он предложил запереть вход в гавань Алжира старыми кораблями, затопив их вроде того, как это устроил Ришелье с гаванью Ла‑Рошели; во втором — изложил план высадки войска и сожжения города. Кольбер внимательно изучил предложения Дюкена, однако новое изобретение дало королю средства не только более верные, но более сообразные с его вкусами. Некто Бернар Рено д'Элиснгаре изобрел бомбы, и теперь Луи XIV, подобно Юпитеру, мог бросать в противников перуны.
Изобретатель страшного снаряда родился в 1652 году в Беарне: по причине малого роста его прозвали «Рено маленьким». Он, как и многие, обретающие познания без учителя, но руководствуясь исключительно талантом, с детства занимался изобретательством, которое могло бы послужить усовершенствованию флота. Так он постоянно размышлял о новом типе кораблей, способных двигаться с удвоенной против обычного скоростью. Кольбер дю Террон, двоюродный брат министра Кольбера, рекомендовал ему молодого человека; тот определил его на службу к графу Вермандуа, генерал‑адмиралу Франции, и эта должность позволила Рено присутствовать в Морском совете. Однажды обсуждался вопрос о придании всем кораблям одинаковой формы, то есть об унификации. Рено не произносил в совете ни одного слова, хотя знали о том, что он учился морскому делу в Рошфоре. Дюкен спросил Рено о некоторых частностях относительно кораблей, выходивших из этого порта, и Рено, отвечая на предлагаемые ему вопросы, увлекся и, перейдя от частностей к общему, изложил совершенно новую систему постройки кораблей, основная идея которой состояла в сужении носа и кормы, что должно было обеспечить более скорый ход. Система была выражена молодым человеком так просто и умно, что старые моряки весьма удивились, и, хотя эти идеи впоследствии утвердились, леность, боязнь новизны заставили всех отвергать нововведения, в особенности со стороны Дюкена. Вызванный из Сцио Дюкен присутствовал в Морском совете, где обсуждался план предстоящей Алжирской кампании. Мнения весьма различались — одни одобряли проекты Дюкена, другие отвергали; Рено, по своему обыкновению, молчал, хотя в его голове уже было решено, как сделать бомбарды. Кольбер, который начал интересоваться мнениями этого молодого человека, обратился к нему:
— Ну, а что вы, Рено, обо всем этом думаете?
— Если бы меня назначили начальником экспедиции, — ответил Рено, — то я бы бомбардировал Алжир.
Ответ Рено произвел странное действие, быть может такое же, какое мог бы произвести Фультон, сказав Наполеону в 1804 году, что на Англию нужно идти не на парусниках, но на пароходах. Никто, понятно, ничего не знал об уже изобретенных «маленьким Рено» бомбардах, и его спросили, что подразумевает он под своим бомбардированием. Со свойственной ему простотой Рено объяснил, что такое его бомбы, мортиры и как нужно ставить их на судах. Проект Рено выглядел так заманчиво, что показался неисполнимым.
— Вы имеете причины мне не верить, — заметил изобретатель, — поскольку я еще не предъявил опыта, однако когда он будет произведен, я уверен, вы перестанете сомневаться!
Споры разгорелись еще энергичнее и кончились ничем — оба проекта Дюкена показались членам совета такими же неприменимыми, как и идея Рено. Но сын Кольбера, маркиз Сейньеле, был умным и жадным до всего нового; услышав рассказ отца о предложении Рено, он, имевший доверие к этому молодому человеку, выпросил у министра позволение построить по проекту Рено в Гавре галиот и произвести опыт. Рено, вне себя от радости, отправился в Гавр, где построил корабль и произвел пробную стрельбу; потом пригласил своего покровителя и повторил опыт в его присутствии. Маркиз сделал представление Кольберу и тот приказал построить два галиота в Дюнкирхене и два в Гавре.
Наконец пять новых кораблей пришли в Тулон, где снаряжалась морская армия Дюкена. Результаты бомбардировки были убедительны, и губернатор Баба‑Гассан приступил к заключению мира, но был убит неким Меццо‑морте, который, объединив сторонников войны, назвался губернатором под именем Хаджи‑Гуссейна и стал защищать полуразрушенный Алжир. К огорчению Дюкена, сентябрьские ветры пришли на помощь пиратам, и адмиралу пришлось уйти.
Тем не менее алжирцам пришлось пойти на мир, который был заключен в апреле 1684 года на следующих условиях. Алжирцы обязывались: 1) вернуть всех французских невольников, взамен чего Франция возвращала всякого рода мусульманских пленных; 2) не делать более набегов на расстоянии 10 лье от берегов Франции; 3) возвращать всех французов, которые будут приведены в Алжир неприятелями Франции; 4) подавать помощь всякому французскому кораблю, преследуемому неприятелем или терпящему бедствие близ алжирских берегов; 5) не оказывать никакой помощи пиратам. Договор заключался на 100 лет; в случае его нарушения французские купцы имели право удалиться из Алжира туда, куда пожелают.
Таковы были результаты Алжирского похода, стоившего Франции более 20 000 000. Поэтому новый дей сказал г‑ну Турвилю: «Если бы ваш государь дал мне только 10 000 000, я сам бы разрушил Алжир».
Tags: французский флот
Subscribe

  • День Казака

    Итак, после изгнания Наполеона из России русский царь Александр I и британский кабинет министров озадачились созданием новой антинаполеоновской…

  • "И кто это сделал?" (с)

    Обширная цитата из Шильдера, которая у меня вызывает смешанные чувства. Да, с одной стороны Николай I прав. Но с другой - он так и не понял главного…

  • Копенгаген, 1807

    Тут на Варспоте выпустил 6 серий по бомбардировке Копенгегена в 1807 году. 6 сентября 1807 года у датского острова Гельголанд появилась британская…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments