George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Флот Альбрехта Валленштейна (попытка анализа)

Перед пьянкой хотел бы выложить вот такую историю.


 

Все началось в 1625 году, когда в Тридцатилетнюю войну вступила Дания. Король датский Кристиан IV, получив английские и французские субсидии, решил ввязаться в драку на стороне протестантов. Датчан поддержали герцогства Мекленбург и Померания, а так некоторые южногерманские княжества. 26 августа 1626 года в сражении у Луттера Кристиан IV был разгромлен войсками Католической Лиги под командованием графа Тилли, датчане отступили в Гольштейн а к их границам уже спешила армия Валленштейна, которому император пожаловал титул герцога Мекленбургского. Предыдущий правитель Мекленбурга был смещен императором за поддержку датского короля (что передало в руки Валленштейна Росток, Висмар и Демниц). Напуганные Померания и Штральзунд объявили о своем нейтралитете, это, впрочем, не спасло Померанию – в ноябре 1627 года войска Валленштейна вторглись в герцогство, 10 ноября герцог Бодислав XIV подписал капитуляцию во Францбурге. Согласно ее условиям войска Католической лиги захватывали все порты герцогства и получали все суда, принадлежащие городам Померании. Войска Валленштейна вступили в Шлезвиг-Гольштейн, а затем полностью захватили полуостров Ютландия (кроме островов, которые остались за Данией).

Таким образом армия Католической Лиги получила в свое распоряжение довольно большую территорию, которая граничила с Северным и Балтийским морями. Это не осталось незамеченным испанцами и Оливарес предложил императору создать флот на основе Старой Ганзейской Лиги, чтобы отрезать Голландию от балтийского региона. По мысли правительства Филиппа IV эта мера должна была вбить осиновый кол в грудь голландской экономики, поскольку Фландрия и ганзейские города полностью вытеснили бы торговлю Голландии из морей Северной Европы.

Эти мысли были высказаны императору Священной Римской Империи Фердинанду II новым испанским послом – маркизом де Автоной, Фердинанд одобрил эти планы, более того – в Польшу был послан фламандский дворянин граф де Сольре, в задачу которого входила вербовка корабельных команд и кораблей в Гданьске, Кенигсберге и Пиллау с молчаливого разрешения польского короля Сигизмунда III. Миссия эта однако закончилась провалом, вернувшийся в Мадрид в ноябре 1626 года Сольре сообщил Оливаресу, что Сигизмунд, опасаясь шведского флота, просил прислать большую испанскую эскадру на Балтику. Со своей стороны король Польши обещал обеспечить базирование эскадры на Гданьск и присоединить свои войска к армии Католической Лиги. В Польшу был послан барон д’Аучи, который продолжил переговоры с Сигизмундом.

В мае 1627 года Оливарес пишет письмо маркизу Автоне с просьбой сообщить, как идут дела у главнокомандующего армией Фердинанда в Северной Германии – Альбрехта Валленштейна. Дело в том, что император Фердинанд назначил Валленштейна «генералом Океанического и Балтийского морей» (Generalkapitän der ganzen kaiserlichen Schiffsarmada zu Meer und des ozeanischen und baltischen Meeres General), и поставил ему задачу создания имперского флота на Балтийском море.  Во всех захваченных ганзейских городах развернулось строительство кораблей. Валленштейн трансформировал планы повелителя в свою пользу – с помощью испанского флота предполагалось  не только лишить Данию контроля над Зундом и Бельтами, но и не дать испанцам войти в балтийскую торговлю. Их должны были заместить Новая Ганзейская Лига и имперские города Мекленбурга и Померании.

Вскоре, однако, эти планы были скорректированы – Валленштейн предложил просто отрезать Данию от мировой торговли, создав судоходный канал между Ростоком, Висмаром и Гамбургом (полководец понимал, что Ютландию скорее всего придется вернуть). Таким образом корабли императора получали альтернативный путь в Европу, минуя Зунд и Бельты. Эти планы испугали не только голландцев – датчане, англичане, шведы, французы так же были в ужасе. Перед ними, не знающими о разногласиях между Оливаресом и Валленштейном, замаячил призрак испано-австрийской мировой торговой гегемонии. Напомним, что торговля с Америками и Индией безраздельно принадлежала Испании (вобравшей в себя и Португалию с ее колониями). Торговля с Турцией велась подконтрольными Испании и Священной Римской Империи Неаполем, Генуей, Венецией. После монополизации поставок из Балтики общемировая торговля полностью принадлежала бы испанцам и австрийцам.

В этом году в Испании разразился финансовый кризис. Оливарес и Государственный Совет, не зная, где взять денег на все проекты, решили снизить количество серебра в монете, оставив прежним ее номинал. Хотя количество серебра в королевском реале снизилось всего лишь на 5%, гораздо  страшнее оказался моральный удар. Повсеместно коммерческие гильдии отказывали короне в займах, более того – приостановили финансирование части проектов (в том числе и посылку испанской эскадры на Балтику). В свою очередь финансовые неурядицы дали Оливаресу законное право отказаться платить по некоторым долгам, но это была кратковременная радость. В перспективе, конечно же, такая финансовая политика не сулила ничего хорошего.

В марте 1628 года началось формирование германского имперского флота. Главнокомандующим и генерал-адмиралом нового образования был назначен генерал-адмирал Фландрии граф Филипп фон Мансфельд, друг детства и советник Филиппа IV. Испанцы и австрияки выделили деньги, на которые были закуплены два немецких приватира (орлога), один пинк, один галиот и одно торговое судно, которое срочно переделали в военное. Главной базой новой Ганзейской лиги должен был стать Висмар, отличная гавань которого могла вместить практически неограниченное количество кораблей. Этот выбор все же был ошибочным, так как более сильный датский флот сразу же заблокировал Висмар, опираясь на остров Пёль.

Весной 1629 года по приказу Валленштейна (на деньги висмарских купцов) в Данциге было закуплено 7 судов, которые перешли в Висмар своим ходом, еще одно купили месяцем позже. В штаты флота включили так же два датских пинка, вылетевших на мель у Пёля.

Строительство судов задерживалось сильно ухудшившейся экономической ситуацией в городах Ганзы. Если в том же Висмаре до войны насчитывалось 21 судно (из них – 8 имперских), то с началом войны их количество уменьшилось до 17 кораблей (5 имперских), а уже через год – в город заходило всего лишь 9 судов всех национальностей. С 1627 по 1632 годы (пока Висмар входил в состав Новой Ганзейской Лиги) морская торговля совсем умерла.

Такая же ситуация была и в Любеке, Ростоке, Бремене. Купцы и арматоры разорялись, соответственно финансы на постройку нового флота изыскать было негде. И если Гамбург – этот банковский центр Германии – имел альтернативные источники дохода (кредитуя и Католическую лигу, и князей-протестантов, гамбургские купцы драли с должников бешенные проценты), то остальные города выдержать подобного удара по своей экономике не смогли. Масштабный план Оливареса так и остался нереализованным проектом.

Меж тем один из городов бывшей Ганзейской лиги – Штральзунд – отказался открыть ворота перед Валленштейном. 23 мая 1628 года город был осажден авангардом имперцев под командованием Ганса Георга фон Арнима, 26-27 мая – отбил первый штурм. Гарнизон Штральзунда составлял 2500 человек, 1500 ополченцев, 600 датских и 900 шотландских солдат, присланных королем Дании Кристианом IV на подмогу. Губернатором города был назначен датский полковник Генрих Хольк.

Арним, обескураженный неудачей быстрого штурма, отступил, ожидая самого Валленштейна Весь протестантский мир с нетерпением следил за осадой Штральзунда. Голландия и Англия выделили субсидии ганзейскому городу, шведы 20 июня прислали 600 своих солдат, которые влились в оборону города. Городской магистрат и шведский король Густав-Адольф заключили соглашение о взаимопомощи.

27 июня к Штральзунду прибыл Валленштейн. В ночь на 28-е число Валленштейн приказал армии идти на штурм, главный удар наносился по бастиону Франкен, который защищали 900 шотландцев майора Роберта Монро. Драка оказалась жестокой – шотландцы стояли насмерть, к концу боя из 900 человек в живых осталось 400 (из них 300 - раненные), сам Монро был ранен, но солдаты смогли отбить атаку имперцев. Потери войск Католической Лиги составили 2000 человек убитыми и пленными.

29 июня герцог Померании Бодислав XIV прислал двух дворян, которые попытались убедить штральзундцев принять капитуляцию, однако эти уговоры были с презрением отвергнуты.

2 июля 400 датских солдат были выгружены в гавани порта, на следующей неделе – еще 1100 человек датчан и шотландцев. Вскоре подошел Александр Лесли с отрядом из 800 «хайлендеров», потом – еще 100 датчан. Вообще датская помощь Штральзунуду составила порядка 2650 датских и 5000 шотландских солдат.

В результате гарнизон усиливался с каждым днем, чего не скажешь о войсках Валленштейна. Непрекращающийся ливень, шедший с 21 по 24 июля, превратил местность вокруг осажденного города в болото, в войске возникла эпидемия чумы, это оказалось последней каплей. В начале августа Валленштейн снял осаду.

Неудача у Штральзунда вызвала цепную реакцию. Теперь от горделивых планах о захвате балтийской торговли пришлось отказаться, господство на море позволило датчанам и шведам сохранить Штральзунд, который становился плацдармом для протестантских войск на территории Северной Германии. В июне 1630 года шведские войска под командованием Густава-Адольфа высадились в Померании, имея на левом фланге Штральзунд. Вскоре имперцы были изгнаны из Штеттина, потом – из Пёля и Ростока. В 1632 году ворвавшиеся в Висмар шведы без боя захватили 10 кораблей флота Новой Ганзейской Лиги. Этот флот так и не вступил в бой. Планы Оливареса и Валленштейна окончательно рухнули. Благодаря датчанам и шведам голландцев не удалось вытеснить с Балтийского моря.

 

Tags: испанской флот, немецкий флот
Subscribe

  • Греческая революция, финалочка.

    Напомню весь цикл. Часть 1. "Взгляд на греческую революцию из Петербурга". Часть 2. Внешние игроки на греческом поле. Часть 3.…

  • О сухопутном мышлении

    Вынесу ка я в корень. Тут Андрей Уланов озвучил мнение, которое берет корни с ВИФа начала 2000-х. Мол, проклятье флота России - это четыре…

  • "Сим креслом мастер Гамбс..."

    Собственно, рано или поздно, всякий, интересующийся парусами, доходит до фигуры сэра Томаса нашего, Кокрейна. Так уж получится, что разые эпизоды его…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Греческая революция, финалочка.

    Напомню весь цикл. Часть 1. "Взгляд на греческую революцию из Петербурга". Часть 2. Внешние игроки на греческом поле. Часть 3.…

  • О сухопутном мышлении

    Вынесу ка я в корень. Тут Андрей Уланов озвучил мнение, которое берет корни с ВИФа начала 2000-х. Мол, проклятье флота России - это четыре…

  • "Сим креслом мастер Гамбс..."

    Собственно, рано или поздно, всякий, интересующийся парусами, доходит до фигуры сэра Томаса нашего, Кокрейна. Так уж получится, что разые эпизоды его…