George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Как завязывался новый узел Восточного Вопроса

Лондонская конференция января-марта 1871 г. оказалась очередным дипломатическим поражением Австро-Венгрии и послужила подтверждением того, что без поддержки со стороны иной великой державы первого ранга она слишком слаба, чтобы проводить самостоятельную восточную политику.
В конце концов, Австрия была вынуждена смириться с неизбежным. Разгромленная Франция, активизировавшаяся на Востоке Россия и, главное, объединенная «железом и кровью» новая Германская империя - все это означало начало нового этапа европейской истории. Дунайской монархии нужно было определять свою дальнейшую политику.
Не будучи задетой франко-германской войной непосредственно, с политической точки зрения Австро-Венгрия оказалась одной из главных проигравших. В четыре года между австропрусской и франко-германской войнами был разыгран эпилог ее почти тысячелетней германской истории - надеяться на возвращение в Германию не приходилось, необходимо было смириться со свершившимися фактами. Как раньше утрата итальянских земель заставила Вену сосредоточиться на германских делах, так теперь создание Германской империи оставило монархии Габсбургов практически единственное возможное направление ее внешней политики - Балканы. Учитывая тот факт, что Россия также считала Балканы одним из главных приоритетов своей внешней политики, двум державам вновь предстояло идти трудной дорогой в поисках компромиссов, не отступая от своих целей в продвижении собственного влияния на Балканах и, одновременно, не обладая возможностями, да и желанием, вступать в войну друг против друга. Учитывая также эмоциональные аспекты австрийско-российских отношений - не прощенную Петербургом обиду на «неблагодарность» Австрии, с одной стороны, и русофобский страх австрийских немцев и венгров перед панславизмом, с другой стороны, поворот Австро-Венгрии к Балканам фактически программировал усиление австрийско-российских противоречий.
Создание Германской империи изменило не только главные направления внешней политики монархии Габсбургов, но и ее роль и функции в системе международных отношений в целом. Она больше не была «консервативной совестью Европы», самым уязвимым элементом Венской системы и потому самым верным ее членом. «Я больше не вижу Европы!», написал осенью 1870 г. в одной из инструкций своим дипломатам австрийский канцлер Ф. Бойст. Австрия была «европейской необходимостью» только до тех пор, пока существовала «Европа», существовал «европейский концерт». Она могла выполнять свои сдерживающие функции, тормозить неблагоприятные для Венской системы факторы в Италии, Германии, на Востоке только при наличии двух условий - если ее в этой функции поддерживал «европейски концерт», и если она могла опираться на «германский тыл». Так же Австрия оказалась в полной изоляции перед лицом двух усилившихся противников. Реалистично оценивая ситуацию, Бойст понимал, что нет ничего более опасного, чем продолжать связывать судьбу монархии с ориентацией на Францию и на реванш. С образованием германского национального государства в Австрии усиливается немецкий национализм, который также как в России панславизм, оказывал мощное влияние на определение внешнеполитического курса. Венгры также призывали к ориентации на Берлин, стремясь найти там поддержку в осуществлении антирусских планов. Уже на Лондонской конференции стало очевидно, что Бисмарк будет строить политику Германской империи независимо от Петербурга и не потерпит никакого давления с его стороны. Реваншистские настроения австрийского двора и попытки чехов убедить в необходимости союза с Россией не могли стать достаточным противовесом немецко-венгерскому блоку.
Бойст попытался приспособиться к изменившимся обстоятельствам - но тем самым лишь упрочил свою славу политического эквилибриста. Русский посланник в Вене Евгений Петрович Новиков писал о нем так: «Без сомнения, господин Бойст был бы счастлив поссорить нас с берлинским кабинетом, создать между Австрией и Пруссией сердечное согласие и применить его на пользу восточным видам своего правительства. Но это его личная программа. С тех пор, как Австрия была исключена из Германии и Италии, ее действия вовне вынужденно смещаются в сторону Востока, и все государственные мужи, которые будут призваны направлять ее внешнюю политику, должны будут это учитывать в определенной степени... Бойст слишком эгоист, чтобы приложить руку к столь обширному замыслу, осуществление которого скорее пристало энергичному и авантюрному характеру Андраши. Человек экспедиций и дипломатических пируэтов, австро-венгерский канцлер руководствуется лишь интересом момента, он чует ветер, с какой бы стороны он не дул, и всегда прокладывает самую удобную дорогу через происходящие события.. Сейчас он угождает Германии, подобно тому, как он поочередно угождал: России - видимостью своей антитурецкой политики; Франции - комедией Зальцбурга; Турции - восточной поездкой императора; чехам и полякам - своими попытками федерализма; либералам - своими нежностями с Италией и суровостью к Папе. Дуализм распахнул двери партикуляристским тенденциям всех национальностей империи: венгры преследуют свою химеру господства на Востоке; немцы раздираемы между страхом и желанием быть поглощенными своей великой родиной; поляки мечтают о своей независимости; чехи - о славянской конфедерации под покровительством России, хорваты - об отдельном королевстве на Адриатике... В столь эклектичном государстве и министру следует быть такого склада. Создатель дуализма, Бойст понимает, что он падет вместе с этой системой и вся его деятельность сводится к искусным комбинациям, чтобы ее продлить. Вне этого все большие проблемы внешней и внутренней политики Австрии оставляют его равнодушным под маской парадного патриотизма».




КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/oglyanuvshis-s-holodnym-vnimaniem-nazad-franko-prusskaya-voyna-1870-1871-gg-i-razvitie-avstriysko-rossiyskih-otnosheniy

Как обычно, на почитать.
Мне же по прочтению вспомнились слова Семена Семеновича Горбункова: "На его месте должен был быть я!"
Tags: политик
Subscribe

  • Просто так

    Как многие знают - легенда гласит, что картофель в Англии и Ирландии появился с помощью незабвенного Уолтера Рейли, который привез его из своего…

  • Немного анонса

    Прочитавшие отрывки у меня про Ирландию и посты на Фитцрое наверное задались риторическим вопросом - неужели в этой "Земля наша богата, Порядка в…

  • Немного про Парагвай Франсии

    Доминирующие взгляды в исторической литературе до 1970-х клеймили Франсию за огосударствление собственности, отказ от «свободной торговли»,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments