George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Абукир, трагическая комедия ошибок

Собственно, раз довольно много народу хотят узнать, что же было дальше - поговорим об этом.
Я не буду останавливаться на ходе сражения, оно и так хорошо известно, мы поговорим с вами о непонятных или спорных моментах, а так же о том, на чем внимание со времен старика Мэхена не акцентируется.

Итак, счастливо пройдя Средиземное море (Нельсон показал себя в плане блокады далеко не Хоком или Пэллью, он до Трафальгара постоянно упускал французов, не умея организовать плотное наблюдение) 29 июня Бонапарт высадил войска в Египте. Высадку, подстегнутую страхом близости Нельсона, производили второпях, примерно 20 человек просто утонуло при десантировании.
И вот далее начинаются танцы с бубном.
Итак, Нап говорит, что после осмотра гавани Александрии Брюэс сообщил ему, что она слишком мелководна для крупных кораблей. Бонапарт предложил Брюэсу отойти на Корфу, но тот предпочел бухту Абукир в 32 км от Александрии. Проблема в том, что отход на Корфу по ходу выдуман Бонапартом постфактум. В Корреспонденс Наполеона нету никаких предложений Брюэсу перейти на Корфу, они появляются лишь спустя полгода, в объяснении Бонапарта, что же случилось с флотом. Ну а потом повторяются в его мемуарах.
Это вопрос номер один.
Но есть и вопрос номер два. Гавань Александрии по факту делится на две гавани - Большую Бухту и Восточную (? Eunostos) Бухту. Большая действительно слишком мала для флота, и с заиленым извилистым фарватером. А вот Восточная - между островом Фарос и городом - по глубинам вполне подходит для базирования. При этом ее гораздо проще защищать - на тот же Фарос по дамбе можно перебросить тяжелые пушки, точно так же как и на мол у базилики Св. Петра.
Почему не был выбран этот вариант - непонятно.
В конце-концов никто не мешал прижать флот к берегу за Большой Бухтой, у амфитеатра Цезаря, но и это не было сделано.

Ну да ладно. Итак, флот перешел в бухту Абукир. Пришел он туда.... внимание! - почти через месяц! - 27 июля.
Неправда ли, слишком уж неторопливо? 29 июня высадились, причем грезили, что Нельсон уже на ноги наступает, а в Абукир перешли... 27 июля, то есть через 28 дней. Хорошо, Бонапарт захватил Александрию 2 июля, но блин... Все равно 25 дней получается! Больше трех недель!
Еще раз - Наполеон - это трансформатор, верить его объяснениям, не проверяя их - это себя не уважать.
Далее Брюэс собирает офицеров, и на военном Совете пытаются решить, как поставить флот, чтобы наиболее хорошо защитить корабли и бухту. Здесь, наверное, самым разумным было предложение Вильнева. Он предложил 80-пушечники Франклин и Тоннат поставить между островом и замком Абукир, то есть к северу от флота (на карте это место видно очень хорошо). В этом случае эти мощные корабли не давали бы обойти французскую линию по мелководью, а кроме того - могли бы прийти на помощь своим товарищам и ударить англичанам во фланг в случае фронтальной атаки Нельсона.

Однако в худших традициях французского революционного флота предложение было поставлено на голосование, и его провалили в угоду плану Брюэса - просто выстроить корабли в линию.
Ну а далее стандартная ошибка, которую я мог бы понять, наверное, только у испанских галерных адмиралов, которые привыкли внимания на ветер не обращать.
Вот на этой картинке указано направление ветра:

Как мы видим - Нельсон идет на ветре, причем либо в фордевинд, либо в бакштаг. А линия Брюэса стоит под ветром, причем получается, что задние корабли (как раз арьергард Вильнева) прийти на помощь авангарду не может! Вильнев и сам писал: "Не могу скрыть того удивления, с которым я узнал, что некоторые уверяли, будто в бедственную ночь Абукирского сражения я мог бы сняться с арьергардом и подойти на помощь к авангарду. В письме, которое я пишу морскому министру, письме (ничем не вызванном от меня со стороны правительства, и отсылку которого я еще откладываю), в этом письме я говорю, что только недоброжелательство, подозрительность или самое отъявленное невежество могут поддерживать подобную глупость.
В самом деле: каким образом корабли, стоящие под ветром линии на двух становых якорях, с завезенным верпом, с четырьмя шпрингами, могли бы сняться и вылавировать к месту сражения прежде, чем атакованные корабли могли бы быть разбиты десять раз? Я говорю, что целой ночи на это бы не достало. Я не мог этого сделать, выпустив все мои канаты и кабельтовы. Пусть вспомнят, сколько времени мы употребили на то, чтобы выйти кабельтова на два или на три на ветер, когда мы устраивали нашу линию. Пусть вспомнят, как за несколько дней пред тем фрегаты «Жюстис» и «Юнона», снявшись с якоря, чтобы идти в Александрию, на другой день очутились под ветром у мыса Розетты. Я не мог и не должен был сниматься; это до такой степени было признано всеми, что сам адмирал, в данной нам инструкции и в дополнении к сигналам, предвидел случай, когда бы ему пришлось двинуть авангард на помощь атакованным центру и арьергарду, но нигде не упомянул о том, чтобы арьергарду перейти на помощь авангарду, потому что это было невозможно, и он этим разделил бы свою эскадру, не имея от этого никакой выгоды."

В результате произошло классическое разбиение противника по частям. Вильнев хорош лишь тем, что не стал дожидаться своей очереди, атаковал два британских корабля с "Вильгельмом Телем", "Женерье", "Тоннатом" и "Тиммелионом", а когда англичане, атакованные превосходящими силами, отошли, просто проскользнул на восток и ушел с "Вильгельмом Телем" и "Женерье", захватив с собой фрегаты "Жюстис" и "Диану". "Тоннант" выдержал тяжелый бой, потерял часть мачт, и не сумел выйти, а "Тиммелион" благополучно сел на мель, с которой не смог сняться.
Как обычно, в конце есть смысл ответить на два извечных русских вопроса: "Кто виноват?" и "Что делать?".
Давайте по порядку.
"Кто виноват?"
Извините, но я всегда считал и считаю, что во первых строках письма всегда виноват руководитель походы, коим был Наполеон Бонапарт. С его артиллерийским образованием, с его опытом Тулона, безусловно надо было оставлять флот в Александрии. Может быть даже разделив пополам (часть в Большой Бухте, часть в Восточной), и обильно прикрыв батареями. Флот - это ниточка, связывавшая экспедиционный корпус с Большой Землей. Порви эту ниточку - и экспедиция в Египет по-любому была бы обречена (что и случилось в реале).
Второй виноватый - конечно же адмирал Брюэс. Он обязан был использовать преимущества местности, промерить глубины, не мериться пиписьками с младшими флагманами, а тщательно взвесить и выбрать самый оптимальный план обороны, и последовательно и энергично его реализовывать. Вполне можно было снять часть артиллерии с фрегатов (которые все равно в возможном бою стояли за линией и были просто статистами) и усилить батареи. Может быть поставить печи для каления ядер, и т.д. В общем надо было сделать свою работу, а не разводить демократию на отдельно взятой эскадре.
Как я вчера цитировал другого революционного адмирала, Джона Пола Джонса: "A navy is essentially and necessarily aristocratic. True as may be the political principles for which we are now contending they can never be practically applied or even admitted on board ship, out of port, or off soundings. This may seem a hardship, but it is nevertheless the simplest of truths. Whilst the ships sent forth by the Congress may and must fight for the principles of human rights and republican freedom, the ships themselves must be ruled and commanded at sea under a system of absolute despotism." Можно отметить, что адмирал из другой революции, почти пират, гораздо правильнее понимал флот и его вертикаль власти, чем перековавшийся и отсидевший дворянин Брюэс.
"Что делать?"
В принципе, на него уже ответил в теле самого поста, но тем не менее повторю. Либо не стоило выходить из Александрии, либо в бухте Абукир спешно и без перерывов крепить оборону надлежащим образом, не разводить экзит-полы, и четко играть от обороны, не подставившись быть битым по частям.
Tags: Ройал Неви, французский флот
Subscribe

  • Про переводы

    Любимым отрывком в "Одиссее капитана Блада" для меня была вот эта фраза: Он не позволил себе и своей команде бездельничать на Тортуге, решив…

  • Заметки на полях

    Почитал я тут Парагвайскую войну" господина Кондратьева, и... Ладно, давайте по порядку. Есть такая избитая шутка: что бы не выпускала компания…

  • Блин, ну прекрасно же)

    Первые мирные дни в Европе. Я уже рекламировал книгу Хоутона, эти выдержки оттуда. Напомню, что сам пишущий редактор находится в Кантоне, поэтому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments

  • Про переводы

    Любимым отрывком в "Одиссее капитана Блада" для меня была вот эта фраза: Он не позволил себе и своей команде бездельничать на Тортуге, решив…

  • Заметки на полях

    Почитал я тут Парагвайскую войну" господина Кондратьева, и... Ладно, давайте по порядку. Есть такая избитая шутка: что бы не выпускала компания…

  • Блин, ну прекрасно же)

    Первые мирные дни в Европе. Я уже рекламировал книгу Хоутона, эти выдержки оттуда. Напомню, что сам пишущий редактор находится в Кантоне, поэтому…