George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Воскресное чтиво

Мне всегда было интересно, откуда есть пошла пресловутая "Юрьевская дань"? Ибо если Иван Грозный выводил ее аж от Ярослава Всеволодовича (отца всех Ярославичей), то в ливонских и немецких документах о ней был либо молчок, либо выводили ее от совершенно другого Ярослава - Ярослава Васильевича Оболенского, и кучи договоров между Дерптским епископством и Новгородом, Орденом и Псковом, Москвой и Новгородом, Москвой и Псковом, наконец Орденом и Москвой и Дерптом и Москвой, где "юрьевская дань" была чисто символической отсылкой меда от бывших латвийских данников - "по мере меда с дома" и которая вообще-то по ходу уходила на содержание православных церквей в Юрьеве (Дерпте).
Собственно все это хитросплетения, которое круче любой вымышленной "Игры престолов" с точки зрения дипломатии - в статье "«Юрьевская дань» Ярослава Новгородского в Псковском Договоре с Ливонским Орденом 1473 года" Н.Б. Чистяковой-Ярославовой.
Цитата:

"В сакральном смысле, «Юрьевская дань» - это «бере» для монаха, который играет на свирели на берегу реки Белой - таково мое мнение.
Но Великий Князь Московский Иван Васильевич в договоре 1473 года перенаправил «Юрьевскую дань» на себя, т.е. централизовал её.
Как пишет Н.А. Казакова, были «какие-то неясные для нас отношения, существовавшие ранее между епископством Дерптским и Псковом (или великими князьями), связанные с уплатой епископом денежной суммы. Эти отношения Иван III трактовал как пошлину великих князей русских, которую должны были уплачивать им дерптские епископы. В основе такой трактовки лежало стремление великокняжеской власти рассматривать Ливонию как свою древнюю отчину, лишь временно попавшую под иноземную власть.
Наряду с этим … в политике Ивана III проступает еще одна черта - стремление утвердить взгляд на великого князя как покровителя русского населения в Ливонии и на Ливонию, как <на «отчину» великих князей русских, лишь временно утерянную ими.
Это стремление, нашедшее свое отражение в статьях русско-ливонских договоров второй половины XV в. о юрьевской дани, Русском конце в Юрьеве и русских церквах в ливонских городах, в дальнейшем, в середине XVI в., стало основной пружиной русской дипломатии в ливонском вопросе».
Вышеописанной политикой Ивана III, Н.А. Казакова объясняет и более поздние вставки в летописи, со ссылкой на «Старые грамоты», которые служили обоснованию права взимать эту «Юрьевскую дань» Великими князьями и царями московскими: «Ссылка на «старые грамоты», имеющаяся в летописи при изложении статьи о юрьевской дани, представляет собой позднейшую вставку … Ссылка на «старые грамоты» была, очевидно, добавлена в летопись в середине XVI в. в связи с тем большим значением, какое приобрел вопрос о юрьевской дани в дипломатической истории Ливонской войны»."


www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=847
Tags: политик
Subscribe

  • Об очередной пробирке Пауэрса

    11 июля Гоуэр достиг Тильзита, где были расположены двор и русский император, и тот ему дрожащим от напряжения голосом зачел «совершенно…

  • Хроники английского Кавказа, часть 32

    Испортив отношения с лордом-маршалом, сэр Джон на этом не остановился, а продолжил самодурствовать на всю катушку. Он вдрызг разругался с…

  • Хроники английского Кавказа, часть 31

    Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments