George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Про Kiev cossack revolt

В Крымской войне для нас почему-то "терра инкогнита" являются данные наших противников, и об этом я старался много писать.
Но такой же "терра инкогнита" являются для англоязычной литературы события в России. Честно говоря, когда я впервые прочитал аж про Kiev cossack revolt в 1855 году - я ничего не понял. Нет, я знал, что в 1855-м крестьянские волнения вспыхнули с новой силой, но восстание или революция украинских казаков... Это что-то новенькое.
И стало мне интересно, из чего же англичане вывели "усиление борьбы за самоопределение Украины во время Крымской войны".
Итак, 29 января 1855 года царь издает свой указ об ополчении. Согласно тогдашним законам, если крестьянин попадал в армию - он менял свой социальный статус, и следовательно освобождался от крепостной зависимости. И у народа слухи об этом указе вызвали немалую радость и оживление.
Проблема в том, что под давлением помещиков царское правительство сделало финт ушами - мол, ополченец - это не солдат. Так что, други дорогие, пойдемте воевать, а как война закончится - так вернетесь обратно до своих господ и панов. Не знаю, принимал ли в разработке этого закона Николай Палыч, он как раз в эту неделю сильно простудился (болезнь началась у него 27 января), слег с воспалением легких, и умер 2 марта 1855 года, но тем не менее, факт остается фактом - новый царь Александр II этот закон утвердил.
Собственно этот манифест вызвал у крестьян, особенно в Киевской губернии, крестьяне ЖЕЛАЛИ воевать с неприятелем, НО ЗА СВОЮ ВОЛЮ И СВОЮ ЗЕМЛЮ. Грубо говоря, впервые наверное в истории России социальная группа землепользователей (по типу и принципу протестантов Ла Тремуйля перед Гернихом IV, заставившая Генриха пойти на Натский Эдикт) поставила перед русским царем цену победы в этой войне. Мол, дорогой друг, хочешь иметь неограниченный мобилизационный резерв - будь добр расплатиться.
На самом деле этот момент был, как мне кажется, реперной точной, когда бы история Россия могла пойти по другому пути. Но... Александр II (про Николая тут говорить наверное не будем, он с больничной койки к тому времени уже в могилу ушел) испугался. Ибо крестьяне где-то там, далеко, а вот граждане-помещики - они тут, даже по Зимнему Дворцу бродят в количестве.
Ну да ладно, мы же о  "киевской казацкой революции".
Ответка крестьян не заставила себя ждать - они отказывались от работ и всяких платежей, отказывались даже от всяких сношений с помещиками, бойкотировали вотчинное управление, взамен которого организовывали свое самоуправление. Администрация совершенно растерялась, помещики обратились в паническое бегство из деревень. Для усмирения движения была направлена военная сила, размеры которой свидетельствуют о том, какое серьезное значение придавало правительство этому движению. В Киевскую губернию было направлено 16 эскадронов кавалерии, дивизион пехоты, резервный батальон и 2 роты сапер; местами произошли кровавые столкновения со значительным количеством убитых и раненых.
Помимо массового крестьянского движения, развивался и индивидуальный террор со стороны крестьян по отношению к помещикам и их доверенным лицам; поджигались помещичьи постройки, совершались покушения на жизнь помещиков и их управляющих, применялись к ним разные способы физического воздействия. Был, например, высечен своими дворовыми камергер двора его величества Базилевский, придворная-карьера которого кончилась в результате этого случая. Такому же воздействию подверглась одна великосветская дама; один помещик был взорван порохом, подложенным под кровать, другой брошен в огонь подожженной фабрики; помощника управляющего одного имения крестьяне заколотили цепами на току. "За время с 1836 по 1854 г., т.е. за 19 лет, по данным министерства внутренних дел, было убито 173 помещика и управляющих и, кроме того, произошло 77 покушений (эти данные тоже очень неполны, так как далеко не все сведения доходили до министерства). За 9 только лет, с 1835 по 1843 г. было сослано за убийство помещиков 416 крепостных".
Дошло до того, что в 1858 г. некто крестьянин Михайлов составил «записку, основанную на текстах священного писания, о равенстве людей перед богом, о тяготах зависимости крепостных людей от помещиков и о тех облегчениях, какие могут получить крестьяне по освобождении». Записку эту он читал в одной из петербургских портерных, вследствие чего петербургским обер-полицеймейстером были приняты по отношению к нему «надлежащие меры».
Собственно говоря, движение уже пошло снизу, и был только один вопрос - кто решит проблему крепостного права быстрее - низы, или верхи. Конкретно в Киевской губернии творилось следующее: " Киевский генерал-губернатор, небезызвестный Бибиков, ещё 1839 г. при своём вступлении в должность, писал в рапорте Николаю I: «Здешние помещики, посессоры, управляют крестьянами бесчеловечно, и хотя в защите крестьян принимаются указанные законом меры, но они, как последствия разных случаев или про­исшествий, принося пользу частную, не сильны отвратить зла общего»[28].
В 1847-1848 гг. на Правобережной Украине (губернии Подольская, Киевская, Волынская) были введены так называемые инвентарные правила, регулирующие взаимоотношения между помещиками и крестьянами. Предложенный по этому поводу проект Бибикова, сохранивший всю полноту помещичьей власти, был встречен, несмотря на его крайнюю скромность, в штыки в правительственных сферах и «вызвал настоящий переполох в среде местных попов, объявивших Бибикова чуть ли не опасным демагогом, стремящимся воскресить в крае ужасы былой гайдаматчины.
Могучим импульсом движения, охватившим в связи с призывом государственное ополчение многие губернии, было жгучее стремление крестьянских масс сбросить ненавистное ярмо крепостнического угнетения и получить свобод у. Оно соединялось с патриотическим желанием принять активное участие в защите родины от напавшего на неё неприятеля. Внешним же поводом, давшим толчок крестьянству, находившемуся в напряжённом состоянии в обстановке нараставшего массового движения, характерного для последнего перед реформой десятилетия, явились царские манифесты, изданные в связи с войной 1853-1856 гг., сенатский указ 3 апреля 1854 г. о морском ополчении, царский манифест 14 декабря о форме воззвания к России в связи с войной, и манифест 29 января 1855 г. об организации государственного ополчения. Манифесты эти, наполненные общими туманными фразами, давали богатый материал для самого различного и совершенно противоположного действительному их смыслу толкования. Версии понимания манифеста были, самые разнообразные Их общий в Киевской губернии лейтмотив такой же, как и в великорусских губерниях: запись в казаки (ополчение) даёт возможность сбросить крепостническое ярмо и стать свободными."

То есть с одной стороны - прогрессивный губернатор, с другой - настоящие дремучие селюки, с повадками помещиков середины XVIII века. Но настоящий взрыв начался весной 1855-го. Дело в том, что крестьяне не считались привеллегированным сословием, и при смене царя клятву на верность не приносили. Так вот, Бибиков после смерти Николая решил привести к присяге Александру ВСЕХ жителей Киевской губернии, включая крестьян. Если раньше слухи о воле были аморфными, то теперь они обрели реальное наполнение - "слышь, Петро, теперь-то мы привиллегированные, значица слободные".
Надо сказать, что чтение Манифеста об ополчении и приведение к присяге практически совпали по времени. И началось... «В Фердюковке же во время чтения манифеста об ополчении 29 января 1855 г., в конце февраля или начале марта, Слотвинский уверял крестьян, что священник читает не тот указ, что есть указ другой, прямо обращённый к крестьянству с призывом записываться в казаки; при этом Слотвинский показывал собравшимся «копию, снятую им будто бы с этого указа, говоря, что подлинный имеет по четырём углам золотые печати, а посреди надпись золотыми буквами «Вольность крестьянам» Агитация Слотвинского попала на почву уже и без того взрыхлённую идущими вокруг слухами. Поскольку агитация Слотвинского получила живейший отклик в десятках окрестных селений, роль сыгранная им в развитии последующих событий, оказалась значительной. Во всяком случаи, каковы бы они ни были его побудительные мотивы, агитация».
«крестьяне села Фурсов ещё 6 февраля – в заговение, выслушав высочайший манифест 14 декабря, без всякого повода со стороны приходского священника просили повторить чтение этого манифеста и прочитать инвентарные правила, а 7 февраля, в понедельник, по настоянию кузнеца не пошли на господскую работу».

В Киеве администрация начала класть кирпичами, и судорожно пытаться что-то делать. Схватили трех зачинщиков, и далее.. шаг еще более интересный. К крестьянам послали переговорщика. Тем самым признав их РАВНОПРАВНОЙ стороной переговоров, и еще больше подняв социальный статус и социальную значимость.
Мол, на каких условиях будете работать. Те почесали маковки и выдали - если хотите обойтись без бунта - хорошо, но барщина сокращается до... 1 дня в неделю. Надо сказать, что большинство "восставших" (вряд ли это можно назвать восстанием, скорее забастовкой) крестьян принадлежали всего двум семьям - Лопухиных и Браницких. Которые узнав об условиях крестьян пришли в ужас и рванули к царю искать заступничества и требовать солдат для принуждения крестьян к работам.
И когда войска прибыли - встретили они не только пассивное, но и активное военное сопротивление. Так, например, крестьяне села Березное и окрестных деревень (3000 человек) 3 апреля 1855г., вооружившись кольями, встретили карательный отряд смелой атакой, и только несколько ружейных залпов в упор заставили их отступить, оставив на поле боя убитыми и ранеными до 60 человек. Такой же отпор попытались дать царским войскам крестьяне села Таганча, устроившие нечто вроде демонстрации протеста против работы на помещика. 10 апреля 1855 г. они организованной колонной более чем из 4000 человек явились в соседнее местечко Корсунь и передали местному исправнику, что категорически отказываются продолжать трудиться на помещика.
В селе Быкова Гребля каратели попробовали вначале действовать уговорами. Они призывали крестьян возобновить работу на помещика и ожидать «царской милости». Однако крестьяне уже не верили обещаниям. Один из них, по свидетельству очевидца, заявил, что он «не имеет ложки молока для прокормления своего дитяти, тогда как владелец, имеющий тридцать тысяч душ, держит двенадцать голландских коров собственно для кормления огромной стаи английских собак». Крестьяне наотрез отказались выполнить требования властей. Когда же каратели задумали сломить их сопротивление массовой поркой, возмущенная толпа в едином порыве бросилась на солдат. «Бунт» был подавлен зверским расстрелом безоружного населения.
Собственно я к чему.
Перефразируя Вольтера, Киевское казацкое восстание - оно не киевское, не казацкое, и не восстание. И связать выступления крестьян 1855 года с борьбой за национальную самоидентификацию и независимость Украины - это надо быть очень сильным извращенцем.
Кстати, второй пример борьбы за национальную самоидентификацию и независимость Украины согласно английским историкам - это... только не смейтесь, Михаил Чайковский и его казаки-некрасовцы. Если это подразделение душегубов и ренегатов реально считается авангардом борцов на Незалежну Украину - даже не знаю, что сказать...


UPD: О, нашел! Взяли они это у нас. Вернее у советских историков. Вот вывод Бессоновой про восстание в Воронеже: "Поскольку движение охватило преимущественно украинское население губернии, в известном смысле оно приобретало характер борьбы не только против крепостнического гнета, но и национальной борьбы против гнета российского самодержавия. Усиливало движение то обстоятельство, что крестьянское население губернии в очень значительной части состояло из государственных крестьян. Из соседей из числа крестьян помещичьих это обстоятельство дополнительно побуждало к борьбе с крепостничеством, так как всего лишь 75 лет тому назад они находились в равном с государственными крестьянами положении, сделавшись крепостными после 4 ревизии 1782 г., и никогда не теряли надежды вновь вернуться к прежнему положению."
На мой взгляд - сильно странный и дурно попахивающий вывод. И скорее всего сделанный еще при царе, поскольку гораздо удобнее свалить причины проблемы на какого-то внешнего или внутреннего врага, а не на свою косорукость и кривожопость.

Tags: Крымская война, политик, с/х
Subscribe

  • Adm. Gorshkov Navy-2 или сказка о потерянном времени.

    Тут Сергей Патянин выкладывает очень интересные переводы Престона из книги «Худшие корабли мира». Вчера, в частности, разговор зашел об…

  • Немного про флот Горшкова

    Помнится, я как-то обещал написать про флот адмирала Горшкова, причем базируясь чисто на западных источниках. Задумку эту я пока так и не осуществил,…

  • Проблемы "молодых демократий")

    Греческие революционеры, находившиеся в Лондоне, не нуждались ни в каком убеждении насчет того, что часть денег действительно надо будет потратить на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments

  • Adm. Gorshkov Navy-2 или сказка о потерянном времени.

    Тут Сергей Патянин выкладывает очень интересные переводы Престона из книги «Худшие корабли мира». Вчера, в частности, разговор зашел об…

  • Немного про флот Горшкова

    Помнится, я как-то обещал написать про флот адмирала Горшкова, причем базируясь чисто на западных источниках. Задумку эту я пока так и не осуществил,…

  • Проблемы "молодых демократий")

    Греческие революционеры, находившиеся в Лондоне, не нуждались ни в каком убеждении насчет того, что часть денег действительно надо будет потратить на…