George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Французская ОИК - время собирать камни

Новая эскадра состояла из 10 судов:

Корабль

Тип

Тоннаж, т

Пушки

Командир

Saint-Jean-Baptiste

Корабль

600

36

Marie

Корабль

600

36

Saint-Charles

Корабль

300

24

Terron

Корабль

350

24

La Mazarine

Фрегат

200

24

Duchesse

Фрегат

80

4

Saint-Denis

Гукор

4

Saint-Jean

Гукор

4

Saint-Luc

Гукор

2

Saint-Robert

Гукор

2

Командиром эскадры назначили Франсуа де Лопи, маркиза де Мондеверга, которому король пожаловал звание «адмирала и лейтенант-генерала всех вод и земель французских за экватором». В качестве эскорта отряду был выделен дивизион шевалье де Роше в составе кораблей «Руби», «Бофор», «Меркюр» и «Инфан».

Помимо экипажей на кораблях присутствовали голландец Карон, принятого на французскую службу и мессир Фэй в качестве директоров экспедиции; 4 полка пехоты; 4 французских и 4 голландских купца с товаром; 40 колонистов, 32 женщины. Всего – около двух тысяч человек. Оснащение экспедиции стоило 1 миллион ливров, еще 1 миллион 100 тысяч было принято на борт в качестве товаров и звонкой монеты.

Конвой и эскорт вышли из Ла-Рошели 14 марта 1666 года. Сначала взяли курс на Канарские острова, где сделали небольшую стоянку. Там же приобрели 120-тонный фрегат «Нотр-Дам-де-Пари», поскольку сильно опасались атак англичан (шла вторая англо-голландская война, где Франция выступала союзником Голландии). 20 мая суда возобновили путь, но на «Террон» обнаружилась опасная течь, и Мондеверг взял курс на Бразилию, чтобы с помощью португальцев починить корабль. 25 июля он прибыл в Пернамбуку, где задержался до 2 ноября (там же экспедиция встретила отбившийся «Сен-Жак», о котором мы упоминали ранее), и через штормовую Атлантику пошел к мысу Доброй Надежды. Только 10 марта 1667 года корабли появились на рейде Фор-Дофин, где высадили 5 женщин. Экспедиция застала колонию в ужасном состоянии, припасы почти кончились, но долгий путь конвоя в Индийский океан сыграл с Мондевергом злую шутку – на кораблях так же потратили все припасы, а в Бразилии не смогли их восполнить из-за неурожая и дороговизны товаров (португальская Бразилия еще не оправилась от португальско-голландских колониальных войн). Желание Мондеверга пополнить провиант в Фор-Дофине встретила резкий отпор колонистов, которые просто отказались что-либо передать или продать экипажам. Они оправдывали такое положение дел тем, что эскадра пришла на полгода позже, и все припасы, оставленные в колонии первой экспедицией, давно закончились. Поселенцам ничего не оставалось, как угонять скот у местных, на что мальгаши так же стали отвечать набегами. Благодаря девяти 4-фунтовым орудиям французам удавалось отбиваться от их атак, но пороха оставалось очень мало. «Эгль-Бланк», оставшийся на Мадагаскаре, был вытащен на берег, совсем обветшал и частью разобран на дрова.

Застав такое положение дел Карон и Фэй настаивали на скорейшем движении к Индии, где экипажи могли бы пополнить провиант, а купцы – закупить дефицитные товары, которые бы оправдали траты на экспедицию. Мондеверг все же решил задержаться в Фор-Дофин, чтобы «навести порядок в колонии». Силами экипажей поселок был обнесен каменной стеной, маркиз ввел карточную систему на продукты, которые теперь все получали независимо от званий и титулов. Он так же выделил свои деньги на закупку у мальгашей скота и пшеницы, причем большую часть коров и свиней он запретил пускать под нож, создав в Фор-Дофине первые скотные дворы.

Мондеверг отправил два корабля на остров Бурбон, где реквизировал часть продовольствия для мадагаскарских поселенцев.

Осенью 1667 года в Фор-Дофин прибыло еще судно компании – грузовой флейт «Коронн» под началом Маркара Аванши, по национальности – перса. Поскольку корабль пришел довольно быстро (вышел из Франции в марте 1667 года), на корабле был избыток провианта. Он был сразу же реквизирован Мондевергом для нужд колонии. Аванши пытался было возмутиться, но после того, как маркиз намекнул уроженцу Испагани на виселицу, приказал выгрузить припасы.

27 октября 1667 года Карон и Аванши на суднах «Сен-Жан-де-Батист» и «Сен-Дени» отправились в Индию. 24 декабря они вошли на рейд Кочина (город на юго-западе Индии, в описываемое время голландская колония), где были хорошо приняты. Потом суда взяли курс на Сурат, а далее – пошли к Суали. Во всех городах шла бойкая торговля – на «Сен-Жан-де-батист» заметно убавилось золота, зато корабль был полон парчи, жемчуга, алмазов, изумрудов, индийской ткани, кораллов и много другого. 24 апреля 1668 года Карон отправил заполненный до краев «Сен-Жан-де-Батист» в Фор-Дофин. Корабль появился на рейде мадагаскарской колонии в мае, где сгрузил продовольствие и скот, который закупил предусмотрительный голландец. 21 июня 1668 года «Сен-Жан-де-Батист» взял курс домой.

Фор-Дофин благодаря энергичным действиям маркиза Мондеверга немного воспарял, но все равно – был в очень ужасном состоянии. Меж тем – второй отряд под руководством Фэя ждал кораблей из Франции (о которых сообщил Аванши), чтобы так же отправиться к Индии. Два корабля Компании – «Эгль д’Ор» и «Форс», вышедшие из Пор-Луи 20 марта 1668 года, появились в Фор-Дофине 15 и соответственно 30 сентября 1668 года. 19 октября второй индийский конвой («Мария», «Эгль д’Ор» и «Форс») отплыли в Сурат. Третий караван ушел из Фор-Дофин в Индию 12 августа 1669 года («Коронн», который отвозил в Фор-Дофин Карона, гукор «Сен-Жан» и фрегат «Мазарин»). Эти корабли прошли вдоль мадагаскарского берега, у северной части Мозамбикского пролива попали в сильный шторм и появились на суратском рейде только 23 сентября 1669 года. Таким образом в Сурате теперь присутствовала настоящая французская эскадра, которая, где силой, где деньгами, налаживала отношения с правителями Малабара и Коромандельского берега.

Что касается Фор-Дофина – пришедший туда 2 октября 1669 года фрегат «Сен-Поль» привез письмо Мондевергу, где король выражал свое недовольство делами в колонии. Оно гласило: «Господин Мондеверг. Я не удовлетворен той службой, которую вы мне оказали во время командования колонией Фор-Дофин. По получении этого письма вы должны сесть на первый же корабль, идущий во Францию. Молю бога, чтобы он был к вам милостив.

Луи XIV, король Франции.

Писано в Париже, 31 марта 1669 года».

Маркиз, будучи совершенно уверенным, что оправдается, 15 апреля 1670 года сел на «Марию», и взяв с собой еще один корабль ОИК «Форс» отплыл на родину. Около мыса Доброй Надежды корабли потеряли друг друга и добирались до Франции отдельно. «Форс» прибыл в Порт-Луи 10 сентября 1670 года. «Мария» же вернулась на Мадагаскар и пробыла там до ноября 1670 года, пока в Фор-Дофине не появилась еще одна французская эскадра, которая везла нового вице-короля французской Индии. 9 февраля 1671 года Мондеверг наконец отплыл на Родину, 22 июля «Мария» бросила якорь на рейде Груа (острова Кардиналов в Бретани). Сошедшего на берег маркиза именем короля арестовал лейтенант мушкетеров Ла Гранж, обвиняемого препроводили в замок Сомюр, где он и умер 23 января 1672 года.

Сразу же после отплытия экспедиции Мондеверга акционеры компании начали считать убытки. Директора отмечали, что они потратили значительные суммы на вооружение и снабжение экспедиций товарами, а отдачи так и не видно. Недоверие было настолько всеобщим, что с трудом собрали 78 333 ливра вместо запланированных 2 миллионов 100 тысяч ливров. И в этот критический момент пошли одна за другой плохие новости. Сначала в ступор акционеров ввела гибель «Виерж-де-Бон-Пор», потом вести, пришедшие из Бразилии, куда занесло нечастного Мондеверга. А между тем приближался 1666 год, а с ним и выплата третьего взноса пайщиками.

Директора сообща послали Луи XIV петицию, где просили объявить компанию банкротом. Дело могли спасти только новые инвестиции короля. Деньги король выделил. Согласно финансовым отчетам на февраль 1667 года общие траты компании составили 4 991 000 ливров, тогда как пайщики внесли только 3 196 730 ливров. Таким образом ОИК имела дефицит в 1 794 270 ливров, что мешало выплатить зарплату сотрудникам компании и расплатиться с поставщиками.

Материальные активы компании на тот момент составляли 18 судов в Индии и 12 кораблей во Франции, а так же 7 судов в постройке. Кроме того –

600 тысяч ливров в испанских реалах в Пор-Луи;

250 тысяч ливров в товарах в Пор-Луи и Гавре;

60 тысяч футов канатов и запчастей для такелажа в Гавре;

473 000 фунтов сырой конопли;

100 якорей разного веса;

229 пушек различных калибров;

72560 ольховых бревен;

289 мачт в разных портах Франции.

Король, ознакомившись с положением дел ОИК, собрал акционеров на аудиенцию, где уговаривал их идти дальше. «Нельзя бросать дело на половине пути. Я, как один из пайщиков, так же несу убытки, но с такими активами мы можем попытаться вернуть свои деньги». Тем не менее – в начале 1668 года короля так же начали обуревать сомнения в правильности выбранного пути.

Наконец, 20 марта 1668 года пришли вести от Карона, который сообщал, что первая экспедиция удачно добралась до Индии, торговля довольно успешна, средняя норма прибыли по сделкам – 60%. Так же в письме рассказывалось о положении на Мадагаскаре, и о мерах, предпринятых Мондевергом для улучшения ситуации. Эти вести послужили для короля стимулом вложить в дело еще 2 миллиона ливров, что спасало компанию от банкротства и позволяло акционерам закрыть самые насущные долги.

Вместе с тем Луи серьезно поговорил с Кольбером на предмет будущего финансирования компании – король напомнил, что уже вложил в дело более 7 миллионов ливров, и за пять лет не получили никакой, даже самой маленькой прибыли. Людовик вполне резонно спрашивал – есть ли смысл содержать разоренный Фор-Дофин, который не приносит никакой прибыли? Может быть есть смысл перенести колонию в Сурат? Этот разговор заставил Кольбера на ассамблее акционеров компании признать, что «колонизация Мадагаскара была ошибкой».

Наконец, 12 марта 1669 года на рейд Пор-Луи пришел долгожданный «Сен-Жан-де-Батист». Согласно отчетам общая стоимость привезенного товара составила 2 796 650 ливров, из которых 84 тысячи было выплачено в качестве акцизных сборов, 10 процентов король соизволил выплатить акционерам в качестве прибыли предприятия. Это событие спровоцировало резкое увеличение желающих вступить в ряды пайщиков, за три месяца денег было собрано больше, чем за предыдущие 5 лет. Теперь купцы хвалили предусмотрительность Кольбера и короля, деньги потекли рекой – нашлось множество, желающих рискнуть ради торговли с Востоком.льбера и короля, деньги потекли рекой - нашлось

Tags: французский флот
Subscribe

  • Про "Родину слонов"

    Давеча вышел у меня разговор с одной дамой, которая наголубом глазу утверждала, что корабль Нансена "Фрам" - есть цельнотиснутая идея,…

  • Немного про флот Горшкова

    Помнится, я как-то обещал написать про флот адмирала Горшкова, причем базируясь чисто на западных источниках. Задумку эту я пока так и не осуществил,…

  • Тяжела доля гегемона, послекрымское

    Я со своим обычным "везением" немного приболел прям 31-го декабря, поэтому все новогодние праздники сидел дома. Ну и поскольку делать особо было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Про "Родину слонов"

    Давеча вышел у меня разговор с одной дамой, которая наголубом глазу утверждала, что корабль Нансена "Фрам" - есть цельнотиснутая идея,…

  • Немного про флот Горшкова

    Помнится, я как-то обещал написать про флот адмирала Горшкова, причем базируясь чисто на западных источниках. Задумку эту я пока так и не осуществил,…

  • Тяжела доля гегемона, послекрымское

    Я со своим обычным "везением" немного приболел прям 31-го декабря, поэтому все новогодние праздники сидел дома. Ну и поскольку делать особо было…