George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Nordic Fury

Немного "Балтийской лужи".


Начала новой войны между Швецией и Данией не хотел никто, но оба государства к ней активно готовились. После того, как в 1559 году на престол Дании взошел Фредерик II, а через год короновался в Швеции Эрик XIV, оба молодых правителя всеми силами пытались приблизить столкновение.
Надо сказать, что у Дании, по крайней мере, на бумаге, шансы выглядели предпочтительнее. Ольденбургское королевство превосходило противника по численности населения и экономическому развитию. С территорий Норвегии, эстляндских провинций и островов в Балтийском море можно было легко отрезать Швецию от выхода к морю и тем самым изолировать ее от внешнего мира. В Швеции, мы уже чуть выше рассказывали об этом, с 1561 года шла вялотекущая Гражданская война. И наконец, Дания нашла себе союзников в лице России, Любека и Польши.
Из книги Ингвара Андерсона «История Швеции»: «Конфликт между Данией и Швецией разгорелся с особой силой, когда Дания попыталась захватить у Ливонского ордена опорный пункт — остров Эзель. Если бы датчане захватили этот остров, они обладали бы в южной части Балтийского моря такой цепью стратегических пунктов, которая могла позволить им от центра страны у Эресуна через провинции Сконе и Готланд достигнуть входа, в Финский залив. Этим датским планам Эрик противопоставил свои равным образом экспансионистские планы. От своего брата Юхана он заимствовал мысль о завоевании южного берега Финского залива. «Для шведского государства ни в каком отношении не хорошо, если они (Россия или Польша) будут иметь такую прекрасную гавань вблизи границ Финляндии», — писал Эрик о Ревеле. Если Швеция, так думал Эрик, завоюет господство в Финском заливе, она сумеет, пользуясь гаванями Финляндии, в первую очередь Выборгом, получить преобладающее положение в торговле с Россией и большие таможенные доходы от этой торговли, такие же, как те, которые, например, имеет Дания от торговли через Сунд. Но для этого Эрику непременно надо было прежде всего установить хорошие отношения с Россией. В Ливонии Швеция сталкивалась также с соперничеством Польши, оказывавшей давление с юга».
В 1562 году Эрик XIV во всю старался расширить свои владения в Ливонии, захватив земли и замки, принадлежащие герцогу Магнусу (брату Фредерика II). Для того, чтобы увеличить свою морскую торговлю, король Швеции начал блокаду русской Нарвы, чем ужасно разозлил Любек, который с Москвой во всю торговал.
Войну объявила Дания. Формальным поводом к войне послужило использование Швецией герба «Трё кронор» - «Три золотых короны», символ Кальмарской унии, символизирующих Данию, Швецию и Норвегию.
Война началась с морского сражения у острова Боронхольма 30 мая 1563 года. Датская эскадра из 10 кораблей Якоба Брокенхуса, стоявшая на якоре, увидела приближающуюся шведскую эскадру из 19 кораблей под командованием Якоба Багге. Брокенхус послал к шведам 81-пушечный «Геркулес», 46-пушечный «Хьёрт» и 38-пушечный «Гектор» с приветственными флагами. Далее показания расходятся. Датчане пишут: датские корабли, сближаясь со шведской эскадрой, дали три приветственных залпа. К несчастью, как позже было установлено, часть пушек на «Геркулесе» была заряжена не холостыми зарядами, а ядрами. Причем залпы легли так удачно, что три ядра попало в шведский флагман. Шведская версия: это была реальная атака, и Багге отражал нападение. Шведская трактовка очень спорна – атака тремя кораблями девятнадцати? При этом при полном бездействии остальной датской эскадры?
В общем, Багге, недолго думая, атаковал датские корабли, и после четырехчасового боя все три их захватил. При этом оставшиеся у Бронхольма силы Брокенхуса оставались лишь безучастными наблюдателями боя.
В тот же день, 30 мая 1563 года между Готландом и Эландом 22 корабля Багге были атакованы датско-любекской эскадрой из 26 датских и 10 любекских кораблей под командованием Херлуфа Тролле и Фридриха Кнебеля соответственно. Некоторые исследователи говорят о 38 шведских кораблях, но скорее всего оставшимися кораблями были либо призы, либо торговые суда. В начавшейся битве шведы обладали настоящим джокером – 173-пушечным 1800-тонным кораблем «Марс», длиной 163 фута и шириной 42 фута. Для сравнения – английский 100-пушечный флагман Нельсона «Виктори» имел длину 186 футов, а ширину в 51 фут правда при в два раза большем водоизмещении. Вооружение «Марса» было следующим: две 48-фунтовых пушки, четыре 36-фунтовки, одиннадцать 24-фунтовок, шестнадцать 12-фунтовок, и сто сорок пушек от 2- до 9-фунтовок. Бортовой вес залпа – 238 кг.
Первый бой, начавшийся в 12.00, 30 мая закончился для союзников неудачно – Тролле в соответствии с тактикой роя атаковал 5-6 кораблями шведский «Марс», еще при сближении шведы смогли потопить любекский «Ланге Барк», корабль Тролле - «Фортуна» - получил обширные повреждения, на судне заклинило руль,  и вынужден был отойти. Атака провалилась.
Утром 1 июня Багге постарался выстроить линию, тогда как Тролле и Кнебель пытались собрать в кулак свои раскиданные по морю корабли. Дело решил изменившийся ветер, который просто прижал шведскую эскадру к северной оконечности острова Эланд. На «Марс» со всех сторон набросились сразу 12 кораблей, после короткого, но жестокого боя на шведском гиганте был поврежден руль, Отто Кнудсен Руд на «Бьенс Лёве» зашел с носа и в упор лупил ядрами по носовым надстройкам, любекский флагман «Энгел» вел жаркий продольный огонь с кормы. Союзники три или четыре раза пытались взять шведского гиганта на абордаж, но «Марс» имел еще одно преимущество – гигантскую команду в 670 человек. По воспоминаниям Багге через час боя вся палуба его корабля была завалена мертвыми, причем и своими, и чужими. Наконец через полтора часа боя Багге был вынужден поднять белый флаг. Во время разграбления корабля призовыми командами датчан и любекцев какой-то матрос по небрежности свалился с трубкой в зубах в открытый люк порохового погреба, последовал взрыв, и… «Марс» просто исчез в ослепительной вспышке. Все находившиеся на корабле погибли, общие потери после боя и взрыва людей всех национальностей составили 800 человек. В трюмах ушло под воду 2000 золотых слитков и 200 тысяч серебряных талеров – казна шведской эскадры и деньги за оплату шведским наемникам в Эстляндии.
Остатки шведского флота после гибели флагмана рассеялись и корабли в страхе бежали в Стокгольм.
В начавшейся войне шведские войска оказались изначально в невыгодной конфигурации – большинство полков было размещено в Финляндии и Эстляндии, а не на границе с Данией. Меж тем, крупное наемное войско датского короля (25 тысяч человек под командованием Даниэля Ранцау) сосредоточилось в Сконе, и Фредерик был вправе рассчитывать на молниеносный блицкриг, но война затянулась на долгих семь лет. 13 августа 1563 года Дания и Любек объявили войну Швеции. В том же месяце датская армия осадила Эльфсборг, бомбардировка города из заблаговременно стянутой артиллерии началась 1 сентября, а 4 сентября, после шестичасового приступа Эльфсборг пал. Эта громкая победа стала почти единственной успешной осадой. Почему?
Проблема была двойственная. Во-первых, оказалось, что большие армии надо как-то снабжать. Поскольку с обеих сторон проблема централизованного снабжения была признана нерешаемой, короли поступили просто – разрешили отрядам «кормить себя самим». Учитывая, что и шведская, и датская армия были в основном наемными, это привело к ужаснейшему разорению местности на театрах военных действий. Во-вторых, к середине XVI века стало понятно, что ключом к быстрому взятию средневековых замков и крепостей является артиллерия, но опять-таки, все уперлось в логистику, ибо оказалось, что доставить пушки к месту осады весьма проблематично.
Поэтому внезапно оказалось, что главным действующим лицом этой войны стала кавалерия. Здесь датские и немецкие кавалеристы были наголову выше шведских, и отличная шведская пехота так до конца войны и не смогла справиться с кавалерийскими атаками датчан. Но – и в этом парадокс Северной Семилетней войны - боевые действия не принесли датчанам сколько-нибудь заметных результатов кроме захвата Эльфсборга.
На норвежской же границе основные военные действия сосредоточились у крепости Бохус.
Крепость эта была построена в начале 1300-х годов норвежским королем Хаконом V, чтобы оградить себя от набегов со стороны Эрика Магнуссона. Крепость была расположена на высокой скале острова Багахольм в северном рукаве Нордре-Эльв реки Гёта-Эльв.
На середину XVI века Бохус считался одной из самых сильных крепостей. Кроме того, шведов тянуло сюда как магнитом потому, что в Боухсе располагалась датско-норвежская таможня, и свозились с округи ценности, которые Эрик очень хотел захватить.
Осенью 1563 года к Бохусу (гарнизон 340 человек, капитан крепости – Йенс Холджерсен Ульфстанд из Скаберсойё) приблизился Пер Браге с войском, однако только разорил окрестности, и, отказавшись от осады, ушел обратно. Однако зимой 1564 года к Бохусу подошли мейстер Густав Стенбок и Клаас Горн с тремя хоругвями кавалерии (900 конников) и семью компаниями пехоты (2200 человек). Отряду была придана осадная артиллерия, в том числе одна пушка «Скиегге» длиной 5 метров и весом 12 тонн, очень большого калибра – для того, чтобы справиться со стенами замка. Однако оказалось, что транспортировать такую махину невозможно – при перетаскивании гиганта через реку, где-то между Лёдёсе и Бохусом, пушка проломила лед одним из колес, сломался лафет, и вытащить ее не было никакой возможности.
Крепость пробовали обстреливать остальными пушками, но они были слишком слабыми, чтобы пробить стены. А чуть позже в шведском лагере началась эпидемия холеры и тифа, и шведские войска бежали, оставив 1400 человек умершими от болезней и холода.
Зимой 1565 года к Бохусу подошли две хоругви кавалерии (600 человек) и семь компаний пехоты (2200 человек) под началом Эйка Бенгстона Фарла (Farla). 18 февраля прибыла артиллерия Клааса Тотта, 26-го, после восьми дней обстрелов, шведы пошли на штурм, и даже смогли захватить одну из башен, но были выбиты эффективной контратакой людей Ульфстанда. Новый штурм был назначен на 28-е, однако после военного совета шведы решили отступить.
Эрик XIV, в ярости от решения военного совета, сменил Фарла на Пера Браге и приказал продолжить осаду. Браге получил усиление, и теперь его корпус насчитывал семь хоругвей кавалерии и четырнадцать компаний пехоты (2100 и 4400 человек соответственно). Новая осада началась 14 апреля, до 9 мая шла бомбардировка, но к этому времени у шведов закончилось продовольствие, и Браге принял решение отойти.
Король в бешенстве требовал штурма Бохуса, грозил, что пока войска не возьмут крепость, они не получат ни пива, ни еды, однако Браге отказался выполнять приказания Эрика, и отошел к Лёдёсе. Там он был сменен на Шарля де Морнэ, французского кальвиниста, перебравшегося сначала в Шотландию, а оттуда в Швецию.
Новая атака замка началась 5 марта 1566 года, когда из Алингсоса подошли подразделения Нильса Андерссона Бойе с большим количеством артиллерии. 23 марта начался обстрел стен, за три дня шведы выпустили 2820 ядер, и дальше решили 10 компаниями идти на приступ. Трижды датчане и норвежцы отбивали атаку, на четвертый раз шведы под командованием Нильса Стуре и Эрика Стенбока смогли захватить одно из укреплений – Красную Башню, над которой взвился шведский флаг.
Возможно, шведы смогли бы взять Бохус, но тут в дело вмешались два датских наемника – Ханс Сунд и Йорген Мекельберг, которые вызвались добровольцами заложить в башню мину и взорвать ее вместе со шведами. Ульфстанд согласился, и сказал, что если они погибнут – то он обеспечит их семьи до конца жизни, а если вернутся живыми – то получат жалование за 5 лет вперед. Сунд и Мекельберг положили на тележку два предварительно проткнутых мешка с порохом и покатили ее сначала руками, а потом с помощью закрепленной за стену веревки к пороховому складу Красной Башни. Из-за головотяпства шведской охраны наемникам вполне удалась их затея. Грянул взрыв, и, как пишет очевидец, «шведы, подобно воронам и птицам разлетелись в воздухе в разные стороны, ни один из них не ушел живым». Взрыв полностью разрушил башню, там погибли даже по шведским оценкам не менее 250 человек.
Шведские атаки продолжались, но они утратили свою силу. Тем временем датские войска Даниэля Ранцау достигли 30 апреля реки Гёта, и шведы были вынуждены отступить к Вестерголанду. Всего шведы потеряли по шведским данным – 800 человек, по датским – 2300. Датские потери – половина гарнизона (150 человек).


Tags: Балтика, датский флот, политик, шведский флот
Subscribe

  • День Казака

    Итак, после изгнания Наполеона из России русский царь Александр I и британский кабинет министров озадачились созданием новой антинаполеоновской…

  • "И кто это сделал?" (с)

    Обширная цитата из Шильдера, которая у меня вызывает смешанные чувства. Да, с одной стороны Николай I прав. Но с другой - он так и не понял главного…

  • Копенгаген, 1807

    Тут на Варспоте выпустил 6 серий по бомбардировке Копенгегена в 1807 году. 6 сентября 1807 года у датского острова Гельголанд появилась британская…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • День Казака

    Итак, после изгнания Наполеона из России русский царь Александр I и британский кабинет министров озадачились созданием новой антинаполеоновской…

  • "И кто это сделал?" (с)

    Обширная цитата из Шильдера, которая у меня вызывает смешанные чувства. Да, с одной стороны Николай I прав. Но с другой - он так и не понял главного…

  • Копенгаген, 1807

    Тут на Варспоте выпустил 6 серий по бомбардировке Копенгегена в 1807 году. 6 сентября 1807 года у датского острова Гельголанд появилась британская…