George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Роберт Харли, граф Оксфорд

 

Хотелось бы рассказать еще об одном деятеле времен Вильгельма III, королевы Анны и Георга I. Речь пойдет о Роберте Харли, графе Оксфорде и графе Мортимере. Впрочем, пока юнного повесу еще рано так называть, ведь эти титулы он получит только в 1711 году, а пока можно сказать, что в 1661 году в семье последнего английского губернатора Дюнкерка 37-летнего Эдварда Харли и его третьей по счету жены Бриллианы Харли (в девичестве — Конвей) родился мальчик, которого назвали Робертом.

 

 

Роберт рос в довольно образованной семье и с отрочества впитал в себя учения английских философов Томаса Гобса и Джона Локка, особенно в той их части, что любое государство — это продукт общественного договора. Если власть перестает удовлетворять потребностям людей — они вправе сменить эту власть.

 

Собственно именно эти принципы руководили Робертом и его отцом, когда они в 1688 году перешли на сторону Вильгельма Оранского и даже заняли для него город Ворчестер. Оранский не забыл услуги семейства Харли и на следующий год Роберт был избран в Палату Общин как представитель одного из графств Корнуолла.

 

Вскоре те, кто по сути возвел Вильгельма на трон (Мальборо, Харли, Годолфин, Рассел) составили ему оппозицию, вернее даже — не уверенные, что война Аугсбургской лиги закончится победой Оранского (а полководец он был действительно никакой), решили подстраховаться на случай поражения, вступив в переписку со свергнутым Яковом II. Но если Мальборо был заключен в Тауэр, а Годолфин, Шрусбери и Рассел поплатились своими постами, то молодой Харли остался в Парламенте как один из лидеров тори. В 1701 году он даже стал спикером Палаты Общин, но настоящий взлет его карьеры начался с царствованием королевы Анны. 18 мая 1704 года Харли становится государственным секретарем Северного Департамента.

 

В отличие от своего закадычного дружка Генри Сент-Джона Харли не бегал по шлюхам, не просаживал отцовское состояние в карты, избегал дуэлей. Известно только одна его слабость — милорд был пьяницей гулливеровского пошиба — к примеру утро сэра Роберта начиналось бутылочки бренди в 2 пинты (примерно 1 литр). Но госсекретарь был прожженым политиканом, по словам современников Харли "любил заниматься обманом и интригами не столько по необходимости, сколько ради получения удовольствия от своего хитроумия. Если кому-либо от рождения было предопределено стать мошенником, так это ему". Современники называли его Робином-обманщиком. Но обманшик был умен, в его друзьях числились Джонатан Свифт (кстати — увековечивший Харли в «Приключениях Гулливера»), Александр Поуп, Джон Грей и Деларивэр Менли.Вообще окололитературной деятельности Харли мы обязаны появлением таких книг как «Путешествие Гулливера» и «Робинзон Крузо». Именно литература свела вместе столь раных людей как Генри Сент-Джон и Роберт Харли.

 

В 1704 году Харли подружился с Даниэлем Дефо, и это знакомство как раз и создало тайну вокруг имени Харли. Госсекретарь по совету Дефо решил создать эффективную шпионскую сеть в Англии, чтобы следить за настроениями в графствах и выявлять якобитов. Сеть получилась настолько эффективной, что вскоре в орбиту ее деятельности попали Голландия и Франция, Харли стал заниматься и внешней разведской. Французские эскадры в Тулоне, Бресте, Дюнкерке находились под постоянным наблюдением людей Харли и Дефо, что очень помогало английским войскам, ведущим с Францией войну за Испанское наследство.

 

Большую тревогу у госсекретаря вызывали настроения в Шотландии, где так же была налажена работа политической полиции. К 1706 году Харли считался признаным экспертом по шотландским делам, вмешательство его агентов помогло в зародыше задавить объединение противников унии с Англией.

 

О планах высадки якобитов в 1709 году в Шотладии Харли предупредил правительство за полгода. В результате эскадра Клода Форбэна не только не смогла высадить французские части у Ньюкасла, но и была обнаружена большим соединением Джорджа Бинга, от которого Форбэн смог уйти только из-за испортившейся погоды.

 

В 1710 году Харли вместе с Сент-Джоном смогли в результате придворной интриги скинуть Сару Мальборо, навязав королеве Анне свою протеже — тучную красноносую пьянчужку Абигаль Мэшем (сравните ее описание с тем, что вы видели в «Стакане воды»). К власти пришли тори, лидерами которых были Сент-Джон и Харли.

 

Основными пунктами программы нового правительства было заключение мира с Францией и пересмотр Декларации о Наследии, оставленной Вильгельмом Оранским. Дело в том, что королева Анна (все 17 детей которой умерли), не имела прямого наследника престола, и согласно этой Декларации трон Англии переходил к ганноверскому курфюрсту Георгу, которого Анна жутко ненавидела. Сент-Джон в кулуарах прямо говорил, что трон надо пообещать сыну Якова II — Якову III, однако Старший Претендент имел глупость подвердить католическую веру своего папаши, что сразу же дало Парламенту повод исключить Якова III из числа наследников Анны.

 

Харли и Сент-Джон постепенно стали злейшими врагами — королева Анна взяла сторону новоиспеченного фаворита Генри Боллингброка (когда Сент-Джон получил титул гарфа Боллингброка лодонские проститутки кричали: «10 тысяч фунтов годового дохода, и это все для нас, сестры!») и сэр Роберт (ставший к тому времени графом Оксфордом) отошел от дел.

1 августа 1714 года королева Анна умерла и на трон взошел Георг I. Боллингброк бежал из страны, а Харли попал в Туаэр по обвинению в якобизме (не в последнюю очередь благодаря болтливому Сент-Джону), где пробыл до 16 июля 1716 года. Обвинение в государственной измене и шпионаже в пользу Якова III было снято, но силы 55-летнего графа Оксфорда уже были подорваны. Он неприметно скончался в Лодоне 21 мая 1724 года.

 


Tags: политик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments