George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Франция против Алжира, часть 6

Разгромив тунисцев, Бофор отослал Дюкена в Тулон, к нему присоединился шевалье Поль, и французская эскадра проследовала к Алжиру. Ее состав:
Saint-Philippe, 82 пушки (Матюрэн Габарэ)
Dauphin, 54 (Даймьен де Мартель))
Royale, 56 (шевалье Поль)
Reine, 60 (Гектор Ардан)
Perle, 34
Jules, 24
Hercule, 34
Notre Dame, 28
Saint Antoine de Padoue, брандер, 15 пушек.
Sainte Anne, 12 пушек

Бомбардировки Алжира тамошний дей не стерпел и вывел в море парусные корабли, которые дошли до нас по списку во французском варианте (скорее всего попытка перевести поэтические арабские названия на французский - ну там "Белый Скакун" или "Цветочная ваза"):
Pots-de-Fleurs, альмиранте, 30 пушек
Hillel, 33 пушек
Chems, 33 пушки
Cheval Blanc, 30 пушек
Nekhla, 22 пушки.

Около мыса Шершель два флота встретились. Бофор, согласно новомодным тенденциям, предложил выстроить линию, но "одинокий шериф" не слушая герцога уже кинулся в атаку на пиратов, и вскоре с расстояния в 20 ярдов лупил полным бортом по алжирскому флагману. Все остальные корабли последовали за ним, и пошел ближний бой, жестокий и беспощадный. "Cheval Blanc", атакованный одновременно с двух бортов, яростно оборонялся, его команда даже высадилась на "Notre Dame", но в свою очередь турок с тыла атаковали абордажные команды "Perle", которые в лучших традициях пиратов были вооружены сразу двумя абордажными саблями на человека - по одной на каждую руку. Головы, руки, ноги с обоих сторон просто отлетали во все стороны. Натиск был столь силен, что вскоре "Белый Скакун" был захвачен. Гектор Ардан на своем 60-пушечнике лупил по "Chems" до тех пор, пока он просто не развалился и не затонул.
Через полтора часа "Nekhla", подожженный "Saint Antoine de Padoue", ярко пылал, а на "Pots-de-Fleurs" взвился белый флаг.
В результате двухчасового боя французы уничтожили два алжирских корабля, а три захватили.

Ну а в июне отличились французские дворяне на службе Мальтийского Ордена - шевалье де Турвиль и шевалье де Окьюенкур. Отряд из «Турвилля», «Окьюенкура» и «Марини» (в Ордене корсарские корабли именовались по фамилиям капитанов) отправился к побережью Крита. Около небольшого рыбацкого порта Колокития мальтийцы обнаружили большую эскадру из 24 галер тунисского паши Мухаммеда Огли. Выстроившись в линию, Турвилль сблизился с кораблями тунисцев и открыл огонь, но он оказался неэффективным – из-за низкого силуэта галер ядра в основном летели мимо. Видя это, паша решил взять на абордаж «Окьюенкур», который слишком близко подошел к мусульманам. Дивизион из 10 галер под командованием Дурах-бея ринулся в атаку на христианский корабль, но сосредоточенный огонь заставил их отвернуть. Эскадра Мухаммеда Огли укрылась в гавани Колокитии. В стычке, длившейся без малого 9 часов, берберы потеряли 100 человек, у мальтийцев 40 моряков были убиты, и 30 - ранены. Хотя в этой стычке Турвилль не добился безусловной победы, дожи Венеции высоко оценили его действия – графу вручена золотая медаль, на которой была изображена тонущая галера, а на обратной стороне выгравирована надпись: «Непобедимому защитнику морской торговли и грозе мусульман».
На Мальте его встречали с восхищением – 22-летний капитан уже стал легендой острова. Его решительные и смелые действия так же вызвали и зависть менее удачливых командиров – по замку Ла-Валетты поползли слухи, что своим победам Турвилль обязан хорошей подготовке команд, а не собственному мастерству и умению. Вспыльчивый граф вместе с шевалье л’Окьюенкуром решили оставить Мальту и отплыли в Венецию, где получили корсарский патент, поручавший им защиту побережья Адриатического моря от турецких и берберских пиратов.
Эти победы не на шутку испугали дея Алжира, который 17 марта 1666 года подписал договор с Францией, согласно которому выпускал 1127 французских рабов-пленников, и обязался не нападать на французские торговые суда.
Людовик и Кольбер были чрезвычайно рады заключенному миру, а вот Бофор... опечален. В сухом остатке получалось, что у Джиджелли он облажался, сражение в мае 1665 года вытянул Дюкен, а у Шершеля - шевалье Поль. А как же он, Вандом, внук Генриха IV? И именно в 1666-м году возникла безумная мысль об экспедиции на Кандию (Крит).



Ну и напоследок: в 2007 году, во время дноуглубительных работ в Шершеле были обнаружены остатки алжирских кораблей, и извлечено на поверхность 3 пушки алжирцев. Вообще, говорят, сильно удивились, после того как пушки отчистили. С одной стороны - арабская вязь, а с другой - "made in England".
А вы говорите - времена меняются.
Tags: Клуб Дюма
Subscribe

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • "Сим креслом мастер Гамбс..."

    Собственно, рано или поздно, всякий, интересующийся парусами, доходит до фигуры сэра Томаса нашего, Кокрейна. Так уж получится, что разые эпизоды его…

  • Это прекрасно))

    Приглашение Кокрейна на службу греческим повстанцам было наверное самым смелым и самым затратным проектом греческого правительства. Когда в 1825 году…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments