?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 August 2009 @ 02:16 pm
Еще раз об англичанах на Балтике  
Теперь год 1718-1721. На Балтику приплыла эскадра Норриса.

Итак, выдержка из письма  графа Николая Головина, посланного в Копенгаген к Норрису:

"Доношу Вашему Царскому Величеству, что мы прибыли в Кегебухт сего июля 10-го числа и того же числа поехали в Копенгаген, и по прибытии моем письмо ваше я адмиралу Норрису отдал. В отвествие Норрис мне 12-го дал два письма, которые вам с капитаном Зотовым и высылаются; Из разговоров г. Норриса как я могу витеть и мнится мне, что оный никакого указу сверху не имеет, и как ответ Вам писать не знает. "

Письмо Норриса Петру:

"Я имел честь получить письмо ваше и с удивлением вижу - вам неизвестно, что прибыл я для защиты наших купцов и торговых людей, а так же для утверждения согласия между союзниками нашими.
Перед отъездом моим из Англии виделся я с г. Веселовским, которому и выразил мнение, что визит мой не нарушит наших добрых отношений.  И потому с великим удивлением и покорностью слышу я от Вашего Царского Величества сомнения в нарушении дорого нашего согласия между обеими державами.
Письмо Ваше отправил своему королю, и надеюсь, ответ от него будет получен очень быстро"


Указ шведской королевы об объявлении свободного мореходства на Балтике, 1 августа 1719 года.

"Понеже мы для разных причин милостиво за благо избрали подданым всех нейтральных держав позволить свободный и невозбранный ход и торг во все взятые царем во время всей войны на Балтийском море пристани, того ради мы вам через сие оное объявить восхотели указом, чтобы вы то, нашим на море команду имеющим и с комиссиею ходящим, надлежащим образом объявили, дабы они у нейтральных народов кораблей с грузами свободно и невозбранно в вышеупомянутые пристани туда и назад пропускали , куда б оные определены были, и чтоб они в том ничего не чинили, или в против генеральных в таком случае обыкновенных и принятых кондиций, которыя с обеих сторон в учиненных трактатах постановлены, чем исполнится наше соизволение"

Далее начались разные веселости. Кого охранял английский флот - до конца не ясно, так как обе стороны (Швеция и Россия) обьявили о свободном мореплавании. В Декларации от Георга I к Петру сказано, что эскадра введена только лишь для защиты своего судоходства. Англия так же желала быть посредником в заключении мира между воюющими сторонами.
В ответ Россия 23 августа выдвинула свой флот из Кронштадта в Ревель. Петр, все это время находившийся на флагманском корабле "Ингерманланд", пересел на галеры и отплыл в Петербург.
Тем временем Норрис 21 августа выдвинулся к Бронхольму. 27-го к флоту прибыл сам царь, который приказал усилить Ревельский порт прамами и галерами из Кронштадта, а войска на кайках и струговских лодках послать к Наргену для рейда на побережье Финляндии и Швеции. Норрис 28 августа ушел к Алландским островам, а оттуда, узнав о набегах русских на территорию Швеции, поспешил в Карлскону.
Петр решил перехватить инициативу переговоров, и сам написал Норрису неофициальное письмо, в котором просил сообщить (хотя бы курьеру изустно), для чего послана английская эскадра в Балтику? Из ответов Норриса и Барклея стало понятно, что англичане сами не знаю, что делать. Одно было понятно точно - никто Швецию спасать всерьез не собирается.
На самом деле Англия, Франция и Дания готовились объявить войну Австрии и Испании. Голландия заняла выжидательную позицию, но подвергалась сильному нажиму англичан и французов, которые предлагали ей вступить в союз против Испании. Таким образом Петру становилось ясно, что Англия опасается вступления России в австро-испанский союз, а так же его активной политики в Германии.
В октябре англичане ушли домой, но уже в феврале Веселовский доносил царю, что комплектуется новая эскадра для Балтики, которая будет состаять из 21 ЛК (1 корабль 2-го ранга, 11 кораблей 3-го ранга, 9 кораблей 4-го ранга), 5 ФР, 4 брандеров, 3 бомбардирских судов.
В феврале же 1720 года на переговоры в Англию прибыл князь Куракин. Из его письма Петру понятно: Англичане вполне себе осознавали, что помешать Петру захватить Данию они не могут, ибо Петр впослне может перебросить свои войска по суше через Речь Посполитую и Пруссию. Однако британцы хотели объявить блокаду России и не пускать в русские порты включая Архангельск ни свои суда, ни чужие.
Позиция Англии и Франции становилась ясна - ослабить русских на Балтике. Веселовский пишет, что флот английский посылается в Швецию не только "для дефензивных, но и для офензивных случаев" (то есть не только для обороны, но и для наступления).
27 апреля 1720 года Норрис прошел Зунд и вошел в Балтику. 8 мая Петр присылает Апраксину указ, в котором запрещает принимать от Норриса или кого-то из англичан письма для себя, а сами действия англичан считать недружественными. В середине мая английская эскадра встала в Стокгольме, дожидаясь оснащения шведского флота. Всего шведы и англичане могли выставить до 40 кораблей. 29 июня Меньшиков присылает Петру проект десантов на Швецию. В этом письме Александр Данилыч говорит, что хочет сам возглавить эти десанты, поскольку очень уж хочется надрать нос сильному флоту, стоящему в Стокгольме и на его глазах провести генеральную порку шведов. По мнению светлейшего десант этот покажет всю тщетность англичан защитить Швецию.
Петр решает послать две десантные группы - одну к побережью Швеции, вторую - к Финляндии. Шведы оценили убытки, причиненные десантами, в 1.5 миллиона рихсталлеров. Ответный шведско-английский десант, высаженный у Наргена, смог только сжечь "одну избу и одну добротную баньку" (цитата из рапорта Куракина).
12 ноября английская эскадра пошла домой. Около Гданьска Норрис попал в жестокий шторм, где потерял один корабль (позже пришел в Гданьск, отремонтирован, отбыл в Англию).
Тем временем Петр сумел уверить англичан, что не собирается нападать на Данию, а от  посредничества в переговорах со Швецией отказался. Очень царю помогла голландская позиция, Соединенные Провинции считали, что походы англичан на Балтику подрывают остзейскую торговлю. К тому же в Англии летом 1721 года разразился настоящий финансовый кризис, связанный с разорением Компании Южных Морей. После этого англичанам стало не до Балтики.

Так закончилась попытка Англии надавить на Россию в решении Шведского вопроса.


 
 
 
sedov_05sedov_05 on August 1st, 2009 11:25 am (UTC)
То есть в той войне англичане все таки вели некие военные действиея против России (десанты) ?
George Rookegeorge_rooke on August 1st, 2009 12:06 pm (UTC)
Нет, всего лишь поддерживали десант шведского флота.
Оберефрейторobergefreiter on August 1st, 2009 04:47 pm (UTC)
Морально?
George Rookegeorge_rooke on August 1st, 2009 05:40 pm (UTC)
Плавали рядом...)))
u47u47 on August 2nd, 2009 02:25 am (UTC)
В июле 1700 года англо-голландская эскадра Рука тоже плавала недалеко от Кронеборга, с самыми миролюбивыми намерениями, естественно. Потом форсировала пролив, соединилась с шведским флотом, и парализовав численным превосходством действия датского, обеспечила высадку Карла 12.

В 1719 году Норрис,в отличие от увлекшегося Рука, имел четкий приказ действовать «таким образом, какой по вашему мнению является наиболее эффективным, чтобы уничтожить царский флот»( Ростунов И. И., Авдеев В. А., Осипова М. Н., Соколов Ю. Ф.
История Северной войны 1700-1721 гг., ссылка на British Diplomatic Instructions. Vol. 1. P. 113, Прочие цитаты- оттуда же.)

Русские убедились в полной пассивности шведского флота, однако их корабельный флот, вопреки первоначальному плану,в который входило и уничтожение шведского флота в генеральном сражении(при благоприятном соотношении сил), остался у острова Лемланд:

"Русский соединенный флот 10 (21) июля двинулся к берегам Швеции, но штиль задержал парусный флот, и он вернулся на базу острова Лемланд. Галерному флоту предстояло действовать самостоятельно. Тем не менее 11 (22) июля с Лемланда была выслана в открытое море эскадра Н. Синявина в составе 7 кораблей следить за появлением неприятельского флота. И в дальнейшем постоянно крейсировал дозор из 4–5 кораблей, прикрывая действия гребного флота."

В итоге:


"Ф. М. Апраксин предполагал поставить галеры в 30 км от столицы Швеции и, высадив войска, идти на Стокгольм сухопутным путем. Однако совет командиров и сам Петр I нашел этот план очень рискованным. Оставленные со слабым прикрытием галеры могли подвергнуться нападению шведского флота. Было решено, что в этом году следует ограничиться разведыванием фарватеров, ведущих к Стокгольму, и защищающих его крепостей, [159] чтобы в будущем году «уже ни за чем ни стоять»."

Что же заставило отказаться от первоначальных планов? Случайно не опасение,что корабельный флот в Аланд-зунде может быть отрезан от своих баз превосходящими силами англо-шведского флота?

Кампанию 1720 года начали рано, дабы опередить появление Норриса:

"Петр I уже 11 (22) апреля 1720 г. дал указание адмиралу Апраксину о подготовке десантов к боевым действиям: «Приход Норисов не так чается быть скор, как разглашали, и для того писали, мы к господину кн. Голицыну, ежели возможно до его (Норриса. — Авт.) прибытия делать, чтоб не опуская времени делали осмотр по тамошним случаям»{478}. Пока английский флот в составе 21 линейного корабля и 10 фрегатов начал 16 (27) апреля свое движение к берегам Швеции, 24 апреля (5 мая) к неприятельскому побережью, как предписывалось планом, вышел из Або русский отряд под командованием бригадира Менгдена на 35 галерах (из них 9 конных) с 6282 солдатами десанта (в том числе 162 казаками){479}. Пройдя шхерами до Васы, русский отряд пересек Ботнический залив и приблизился к побережью Швеции в районе городов Старый и Новый Умео. Менгден высадил конных казаков, произвел разведку побережья и, углубившись более чем на 30 км, разорил неприятельские магазины, захватил торговые суда. 8 (19) мая его отряд благополучно вернулся в Васу."

Прибытие Норриса не остановило набеговые операции,однако Стокгольм опять не пострадал. Обсуждать возможные последствия его взятия сложно,однако, по моему глубокому убеждению, лучшее средство против "имперских амбиций", кои, как известно, окончательно удалось выбить из шведов только век спустя- пылающая крыша над головами принимающих значимые решения.

Ну а "плавающий рядом" флот, который соединившись с неприятельским, создаст полутократное превосходство в силах- не принимать в расчет нельзя. in being- это не обязательно в порту, по моему. И способы добиваться без единого выстрела политических целей-заслуживают самого пристального внимания.
George Rookegeorge_rooke on August 2nd, 2009 07:18 am (UTC)
Спасибо за обширные дополнения.
Вообще конечно англичане скоты - они лишили нас обсуждения генерального сражения русского и шведского флотов. Но все же то, что они пришли на помощь шведам, свидетельствует, что в нашей победе они не сомневались..)))
u47u47 on August 3rd, 2009 01:40 am (UTC)
А кто бы в этом сомневался! Там Данилыч рвался в бой со страшной силой! Только он не состоялся бы, по причине банального соотношения сил. Против 21 русского корабля шведы могли вывести в море только 11.(русские считали.что 14) Еще какое-то количество могли использовать в качестве плавбатарей на стокгольмском фарватере. Собственно, главные силы шведского флота и стояли на шпрингах у крепости Ваксхольм:

"Тем временем галерный флот и десантные войска приготовились к походу на шведское побережье. 26 июня (7 июля) — 28 июня (9 июля) 1719 г. был созван Генеральный совет, на котором были поставлены конкретные задачи для парусного и галерного флотов в предстоящей кампании. Прежде всего предписывалось произвести разведку проходов в шхерах. Парусный флот перемещался к Аландским островам, под его прикрытием галерный флот приступал к военным действиям против побережья Швеции. Он разделялся на «две партии». Одна из них начинала действовать в районе города Евле, чтобы отвлечь от Стокгольма неприятеля{434}. После этого вторая партия галерного флота начинала действовать в окрестностях по обе стороны Стокгольма; если же столица будет не укреплена, то предписывалось «напасть на столичное место». Парусный флот выделял из своего состава два отряда. Один из них обязан был крейсировать от Дагерорта до Готланда и следить за шведской эскадрой в Карльскруне, другой отряд (9 линейных кораблей, 2 фрегата и мелкие суда) наблюдал за эскадрой в Стокгольме, предупреждая соединение шведских эскадр, находящихся в Стокгольме и Карльскруне{435}. Некоторые коррективы в план кампании были внесены после разведки у берегов Швеции. Стало известно, что шведские [155] эскадры соединились: 19 линейных кораблей встали в шхерных проходах у крепости Ваксхольм на пути к Стокгольму. Русское командование отметило, что «ежели б так нарочитый флот был в состоянии в море дать баталию, то почто бы так глубоко внутрь заходить?» Был сделан вывод — шведский флот занял оборонительную позицию. Поэтому русскому парусному флоту предписывалось не становиться сразу в гавань у острова Лемланд, а подойти к шхерным проходам и лавировать на виду у неприятеля, чтобы тот «вышел на баталию». Если последний не выйдет, то, следовательно, он будет стоять в бездействии, охраняя шхерные проходы к Стокгольму{436}."

Однако, к шхерным прохдам не подошли, остались у Лемланда и начали строить там батареи.
Так что "морская Полтава" могла состоятся только у Ваксхольма. Абордировать и сжечь 19 кораблей,взять штурмом крепость-и победа в кармане. Крупные силы галерного флота позволяли расчитывать на успех, по моему. Но мясорубка была такой, что Гангут,с его 700 убитыми и ранеными показался бы веселым пикничком. Так что по суше, с тылу, как предлагал Апрксин-было бы умнее.
Ну, а если бы, англичане со шведами прижали бы корабельный флот с Е.В. к шведскому берегу- получился бы "морской Прут". Галерный бы мог из такой ситуации выкрутится,но его действия без поддержки были бы скованы,что собственно и наблюдается.
George Rookegeorge_rooke on August 2nd, 2009 07:20 am (UTC)
"Оставленные со слабым прикрытием галеры могли подвергнуться нападению шведского флота. "

А вот с этим не согласен. Петр и Апрксин специально выбрали мелководную Ботнику, где действия ЛК стеснены мелями и шхерами.
Так что атаковать англо-шведы могли только такими же гребными судами.
u47u47 on August 3rd, 2009 03:13 am (UTC)
Там сама география все выбрала. Русские её поняли и создали соответствующий инструмент- галерный флот. Без оного завоевание Финляндии и действия на прикрытом шхерами шведском берегу были бы очень сложной задачей.От Березовых островов до Стокгольма ведет удобный шхерный фарватер, прерываемый только мысом Гангут и проливом Аланд-зунд. Последний был в кампанию 1719 г. форсирован галерами без без помех,но корабельный- остался на противоположном его берегу.

Шхеры - это сплетение глубоких, но очеь узких и извилистых фарватеров, по которым корабли того времени могли передвигатся только на буксире гребных судов или верпах. Галеры на них- вне конкуренции.

Но флот - это не только корабли, но и люди и пушки.И в той ситуции, да же не входя в шхеры шведы могли выбросить на ближайшие острова десанты с артиллерий, собрать гребные суда(любые, да и некоторое количество боевых у них было)атаковать и сжечь оставленные без движительной силы и надежного прикрытия галеры.

Корабельный флот флот мог бы решить проблему их прикрытия- выделив людей из экипажей,отогнали бы их к ближайшему острову, прикрыли бы поставленными на шпринг кораблями и батареями и т.д. Проще говоря, базу для обеспечения операций можно было бы устроить не на Лемланде а на острове у побережья Швеции, если бы не было сомнений в собственном господстве на море.

.