George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Самара, 19 век, хлеб.


Как обычно - зона рискованного земледелия. Или немного о причинах падения урожайности, не связанных с природными явлениями.

Деревенский кулак и купец все силы бросали на создание товарного хлеба. Ради бешеной прибыли порядка 10 рублей с рубля они закрывали глаза на бедственное, фактически чудовищное положение сельского труженика. Последнего в Самарской губернии называли ласково «кормильцем» и при этом ставили не то что на грань нищеты, а реально обрекали на голодную смерть. Сельские нувориши считали, что в неурожайный год пусть правительство заботится о сохранении жизни крестьян, а они тут ни при чем, хватит того, что налоги платят.
С развитием капитализма в сельском хозяйстве нечистоплотность предпринимателей становилась общественно опасной. Так, губернатор К.К. Грот описывает, что из пятидесяти крупнейших сельских буржуа губернии 20 оказались формально несостоятельными на сумму 800 тысяч рублей, а остальные 30 понесли якобы убытков на сумму до 1,3 млн. рублей.( ГПБ.-ОР.-Ф.226, оп.1, д.26,л.37).
Чтобы понять проблемы капитализации сельского хозяйства Поволжья, обратимся к цифрам. Всего Самарская губерния составляла 14 миллионов десятин, из них удобными считались 12 390 311 десятин. Это и был основной лакомый кусочек для земледелия. Всего с 1863 по 1897 годы в пределах губернии нотариусы произвели и зафиксировали 8040 сделок по купле-продаже 3 737 542 десятин на сумму около 60 миллионов рублей. Продавцами земли являлись казна, помещики, разорявшееся крестьянство и гибнущие от голода крестьянские общества. Приобретателями земель оказывались купцы, мещане, кулацкие и зажиточные слои крестьян. При этом цена земли постоянно росла. Вот динамика: в 1863-72 гг. – 8 р. 52 коп. за десятину; в 1873-82 гг. – 14 р. 55 коп. за десятину; в 1883-92 гг. – 21 р. 40 коп. за десятину; в 1893-98 гг. – уже 27 р. 72 коп., а в 1898-1902 гг. – 43 р. 68 коп.
Как видим, происходит укрепление хозяйств. В то же время основной труженик-крестьянин лишается земли, а значит, средств к существованию. У него остается два выхода: либо уйти в город и пополнить ряды пролетариата, либо стать батраком. Выбирая последнее, обедневший крестьянин обрекал себя на нищету и безысходность. Порой труженик нанимался к кулаку за селедку и похлебку, не видя живых денег. В связи с этим падала покупательная способность села, да и о производительности труда говорить не приходилось. 40 пудов с десятины считалось успехом.
В своем отчете за 1872 год губернатор Григорий Сергеевич Аксаков обращал внимание на следующую нездоровую тенденцию: «В Новоузенском уезде сдаются ежегодно земли значительными участками ценою в 10-12 и 40 копеек за десятину, тогда как купцы-арендаторы, передавая часть этих земель мелкими участками крестьянам близлежащих сел, берут 3,5 и 6 рублей за десятину».

Tags: с/х
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 118 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →