George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

«Mission impossible», часть 1

Основная проблема французских «голодовок» во времена Людовика XIV – это местный сепаратизм и слабо развитая логистика. Все мы помним рассказы об абсолютизме Людовика, ну там «Государство – это я» и так далее. А как вам такой факт? В 1693 году Нормандия помирала от голода. А парламенты Лиона и Тулузы…. отказались поставлять зерно в голодающую провинцию. Мол, моя хата с краю, ничего не знаю. Проблемы не у нас, у нас все в порядке, поэтому пусть Нормандия подыхает, мы не против (данные из статьи «Famine and Market in Ancien Regime France», 2002 год).
Как обычно, попенция проглядывалась заранее. Необычайно снежная осень и зима 1708 года совершенно сбили ритм посадки зерновых во Франции. К тому же начались морозы, которые зашли довольно далеко. Кстати, от этих морозов и снегов пострадали не только французы, но к примеру мы и шведы. Собственно Генерал Мороз сделал для разгрома шведского вторжения не меньше, чем царь Петр и авантюризм Карла.
Собственно озимые совершенно ожидаемо крякнули на корню. Морозом и снегом побило груши, сливы, виноградные лозы, яблоки, и так далее, мороз дошел до Жиронды и Лангедока. И опять-таки совершенно ожидаемо к апрелю 1709 года начался голод. Пока небольшой. Очень надеялись дотерпеть пару месяцев и собрать то, что посадили в марте-апреле, однако в мае грянули заморозки, да какие! В Париже столбик термометра (я знаю, что его еще не было, как это вычислили, я не знаю) упал до -12! Потом июнь, июль и август со средней температурой +8 градусов и большими дождями.
Собственно было понятно, что надо где-то закупать зерно. Атлантические порты были блокированы, но это бы не остановило, если бы ни одно важное НО – из-за морозов и непогоды в Польше, Швеции, России и т.д. с зерном тоже было хреново, не уродилось. Поэтому взор свой повернули на Турцию.
В начале 1709 года поднялся вопрос – как вывезти зерно из Турции и берберийских государств. Дело в том, что после осады Тулона и затопления французского флота кораблей там у французов фактически не осталось. Был кинут клич среди корсаров – кто сможет помочь. Почти все отказались, дело-то не только смертельно опасное, но и бесприбыльное. У короля денег нет, он не заплатит, а сложить голову в Средиземном море, где плавают эскадры англичан и голландцев по 10-20-30 кораблей, очень легко.
Меж тем в начале января к генеральному контроллеру мсье Поншартрену прибыла делегация французских купцов из Марселя, которые просили для защиты конвоев только одного человека – Жака Кассара.
И тут появляется ОН (музыка из «Миссия невыполнима»)



На самом деле выглядел вот так.


В феврале 1709 года Кассар кинул клич среди корсаров Нанта – кто пойдет с ним в «круиз по Средиземке». На что другие корсары повертели пальцем у виска и сказали, чтобы Кассар не вовлекал их в безнадежное дело. Реально, выйти из Нанта зимой, миновать бурный Бискайский залив, проскользнуть мимо эскадр противника у побережья Португалии, пройти мимо Гибралтара, достичь Марселя, потом из Марселя через мыс Бон следовать в Турцию и обратно???? Да это невозможно в принципе! Заволновалась даже команда Кассара. Он проблемы с дисциплиной на своем корабле решил просто. Спросил – «Кто против?» Одному, поднявшему руку, вонзил в рот кортик, пригвоздив к мачте. Более несогласных не нашлось.
В начале апреля он прибыл в Тулон, счастливо миновав все английские дозоры. Далее, 10 апреля 1709 года вышел в море с 66-пушечным «Эклатан», 58-пушечным «Серьё» и 6-пушечным шлюпом снабжения «Дилижент». Сначала взял курс на Бизерту.
Что касается турецкого конвоя – турки и берберийские пираты по договору с французами должны были отэскортировать суда с пшеницей в один из берберийских портов. Пиратам это удалось – 2 апреля конвой из 25 транспортов прибыл в Тобарку. 19 апреля туда прибыл Кассар, и под вечер 27-го конвой и эскорт вышли в море. Чтобы обмануть англичан, Кассар решил пойти сначала на восток, к мысу Бон, а потом развернуться, пройти между Сардинией и Италией, и там уже пройти в Тулон или Марсель. Однако утром 29 числа около Бизерты французский караван заметили 15 английских кораблей из эскадры коммодора Уитакера.
Вот уж попал так попал – везение закончилось! И Кассар, на импровизации, срочно приказывает всем поднять английские флаги. Уитакер, сблизившись, рассматривает конвой, видит английские флаги, и большую часть кораблей разворачивает, приказав пяти 40-50-пушечникам все-таки сблизиться и осмотреть, что за корабли, и куда плывут.
10 кораблей отдалилось, 5 приближалось. У Кассара реально было только 2 военных корабля, ценность «Дилижент» была околонулевой. Опять надо было импровизировать, и Кассар решил затянуть время, чтобы первые 10 кораблей хотя бы скрылись из виду. И он приказывает поднять на грот-мачте желтый флаг – флаг карантина. 5 разведчиков, увидев желтое полотнище, резко спустили паруса и задрейфовали в 10-12 кабельтов от конвоя. Это замешательство длилось примерно час, 10 кораблей англичан уже скрылись из виду, и Кассар решается на ход конем, не спуская желтый флаг он поднимает французский боевой вымпел, ставит все паруса, и вместе с «Серьё» открывает огонь по англичанам, нагло идя на сближение.
Англичане, которые желтого флага боялись больше нежели противника, отвернули, перестрелка длилась примерно полчаса на расстояние в 1-2 мили, Потом налетевшие облачка развели эскадры, и англичане потеряли конвой. Кассар срочно изменил курс на 180 градусов, вдоль африканского побережья прошел до Бараки, где повернул на север, обогнул с востока Балеарские острова и 15 мая прибыл в Марсель. 25 тысяч сеттье зерна, привезенные Жаком Кассаром, стали спасением для юга Франции на лето 1709 года. Более того, часть зерна смогли засеять на следующий год.
Прикол был в том, что в Марселе он решил все же вознаградить своих людей за очень опасное предприятие. И потребовал с марсельских купцов оплатить эскорт конвоя. Те отказывались, говоря что «конвой этот правильный (т.е. государственный)», и никаких денег они не выделят. На что Кассар отвечал – сами же марсельские купцы в январе 1709 года пошли депутацией к Поншартрену, чтобы упросить Кассара конвоировать суда с зерном. Неизвестно, чем бы кончилось дело, но отголоски скандала дошли до Поншартрена, и он выделил из собственных средств 20 тысяч ливров вознаграждения за проводу конвоя, Кассару присвоил чин capitaine de brûlot (капитан брандера, я не знаю, к чему это звание приравнять в русской или даже в английской военной иерархии), и вручил орден Св. Людовика Кассару. Однако тот отказался принимать орден, «которого недостоин, ибо просто выполнял свою работу».
Ну а на следующий год Францию ждала попенция гораздо большая, нежели в конце 1708-начале 1709-го, и поход Кассара, о котором надо снимать фильмы, писать книги, и вообще «Mission impossible», part 2 - это нечто запредельное. Наверное это тот случай, когда сиквел выходит круче оригинала.
Tags: капер, корсар, с/х, снабжение, французский флот
Subscribe

  • Греческая революция, финалочка.

    Напомню весь цикл. Часть 1. "Взгляд на греческую революцию из Петербурга". Часть 2. Внешние игроки на греческом поле. Часть 3.…

  • Ну и вдогонку.

    Вроде Сталину приписывают эту фразу про Проливы: "Море - бутылка, а пробка не у нас". И опять - вот вам альтернативный взгляд про плюсы и минусы. С…

  • О сухопутном мышлении

    Вынесу ка я в корень. Тут Андрей Уланов озвучил мнение, которое берет корни с ВИФа начала 2000-х. Мол, проклятье флота России - это четыре…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments

  • Греческая революция, финалочка.

    Напомню весь цикл. Часть 1. "Взгляд на греческую революцию из Петербурга". Часть 2. Внешние игроки на греческом поле. Часть 3.…

  • Ну и вдогонку.

    Вроде Сталину приписывают эту фразу про Проливы: "Море - бутылка, а пробка не у нас". И опять - вот вам альтернативный взгляд про плюсы и минусы. С…

  • О сухопутном мышлении

    Вынесу ка я в корень. Тут Андрей Уланов озвучил мнение, которое берет корни с ВИФа начала 2000-х. Мол, проклятье флота России - это четыре…