George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Английский флот на Балтике в 1726-1727 г.г. (от Э. Созаева)

После заключения Ништадтского мира Петр 1 получил все, что хотел от Швции, и на Балтике его задачи были решены. Теперь активные действия перемещались на Юг (Персия, Турция), и было необходимо иметь безопасный тыл. С этой целью Петр поставил целью сделать из Швеции дружественное и даже союзное гос-во. Для этого он решил использовать голштинскмй фактор, выдав за голштинского герцога свою старшую дочь Анну. Голштиния, вечный враг Дании и постоянный союзник Швеции, фактически лишилась (по миру Дании с Швецией 1720 г.) контроля над Шлезвигом (который она получила от Дании еще в 14 веке в качестве ленного владения, причем Дания обязалась не разделять их); голштинские отпрыски давно уже породнились со шведской правящей династией.

В 1723 г. был вооружен почти весь БФ – его 24 лучших ЛК, на флот прибыл герцог Голштинский, в 1724 г. Петр заключил со Швецией союзный договор, по которому Швеция обязалась содействовать возвращению Голштинии Шлезвига (в т.ч. и силой оружия); голштинский герцог должен был сменить на шведском престоле бездетного короля Фредрика 1. Встревоженная Дания мобилизовала свой флот в 1723-25 гг.; Петр, имевший огромный галерный флот и 115-тыс. армию мог быстро перебросить морем огромные силы. Как ни странно, это не вызвало никакой реакции у Англии, и она не прислала на Балтику в 1723-25 гг. ни одного корабля.

Политика Петра в отношении Швеции имела успех: в Швеции в ригсдаге образовалась сильная голштинская партия, которой противостояла гессен-кассельская партия, имевшая большинство в госсовете (ригсроде) и на стороне которой был и король Фредрик. Но после смерти Петра его преемники (голштинцы) решили использовать этот голштинский фактор не как Петр - в виде скальпеля, а скорее, как топор – вернуть Шлезвиг Дании и посадить на шведский престол голштинского герцога. 

В 1725 г. ситуация в Европе стала меняться: образовались две враждебные группировки – Ганноверский союз (Англия, Франция, Пруссия) и Венский союз (Австрия, Испания). Оба союза пытались привлечь на свою сторону нейтралов – Нидерланды, Россию, Швецию и Данию. Австрия должна была (на испанские субсидии) помочь Испании вернуть Гибралтар и Менорку и способствовать передаче власти в Англии Якову Стюарту («старшему претенденту»). При этом шли толки о том, что и Россия присоединяется к этому союзу и пришлет к Гибралтару свои войска и эскадру. С 1720 г. Англия и Россия не имели отношений; иностранные дипломаты вовсю раздували выдумки о российской помощи; в январе 1726 г. Яков Стюарт отчаянно просил Россию о помощи, что стало широко известно; Россия, правда, ответила отказом. Когда-то, в поисках флотских материалов я просмотрел в Ленинке и Историчке все имевшуюся там периодику по этому времени, а также conjucta scripta – подшивки различных материалов, изданных в ту эпоху – манифесты, отношения, указы, приказы, выдержки и вырезки, разного формата и на разных языках, и должен сказать, что почти во всех этих материалах будто бы обещанная помощь России считалась уже делом решенным – посылка эскадры с войсками в Испанию.   

В 1726 г. Англия предприняла морские демонстрации: одна эскадра адм. Дженнингса (с войсками на борту) была отправлена к Гибралтару, другая (адм. Хозайера) – в Вест-Индию (не пустить «серебряный флот» в Испанию), 3-я (Уоджера) – на Балтику – «напужать царицу». Именно так и считают все английские историки – и старые, и новые (Lediard, Entick, Chance, Richmond). Между тем, Швеция, которой Англия и Франция сулили жирные субсидии за вступление в Ганноверский союз, в начале 1726 г. дала понять России, что не будет способствовать шлезвигским амбициям герцога. Голштинские министры стали распускать слухи, что Россия собирается, в случае неисполнения шведами обязательств по Стокгольмскому договору 1724 г., отправить на галерах в Швецию 30 тыс. войск. В марте - начале апреля 1726 г. это вызвало переполох в Швеции и привело к обратным результатам. Георг и его министры стали говорить, что должны теперь спасать и Швецию от России (так их историки и сейчас пишут, что Англия в 1726 г. спасала Швецию, при этом о Дании они вообще ничего не говорят). Результатом всего этого было ослабление прорусской голштинской партии в Швеции, сторонники Англии и Ганноверского союза одержали верх. Уже в марте и окончательно в апреле 1726 г. Швеция заявила, что не будет помогать России в завоевании Шлезвига и не разрешит русскому флоту использовать для этого шведские порты.

Без Швеции ничего сделать было нельзя, и уже в апреле от «шлезвигсктй экспедиции» Екатерине 1 пришлось отказаться. Следует отметить, что многие в России были против нее. Адмиралы-датчане (и норвежцы) – Крюйс, Сиверс, командор Брант предлагали Дании срочно выслать в море флот; категорически против был и Меншиков: его столкновения с герцогом голштинским приняли форму оскорбительных скандалов. Меншиков говорил Сиверсу: «Если бы мы даже были столь глупы поссориться с нашими старыми приятелями англичанами и датчанами из-за принца, которого интересы не имеют ничего общего с нашими, мы постараемся во всяком случае пристроить его в Швецию; пусть он останется там и оставит нас в покое». Позже, поле падения Меншикова и его ссылки в Березов, открылись его тайные сношения со шведами и, видимо, также датчанами и англичанами: ему даже начали «шить дело», но вскоре он умер.   

Эскадра Уоджера 14 (25) апреля вышла из Англии (грамоты короля были подписаны 31.03), (она вышла по номинальной просьбе датчан и с ведома шведов), содержание их уже обсуждались («установление спокойствия на Балтике»), но Георг также сетовал, что Русский двор поддерживал Якова Стюарта. 23-25.04 Уоджер прибыл в Копенгаген (у него было 200 тыс. талеров для снаряжения датской эскадры, но датчане не спешили присоединиться к нему). 4 мая Уоджер был уже у Стокгольма, а 10.05 был на аудиенции у Фредрика. Русский посол в Швеции Головин предлагал Швеции помощь против англичан, но та заявила, что «англичане - наши друзья».

Только 14 мая датский шаутбенахт Билле с датским контингентом присоединился к Уоджеру. 29 мая Уоджер прибыл к Наргену (у Ревеля), датчане остались у шведских берегов и соединились с англичанами только 14 июня.

В общем, англичане нанесли удар в пустое пространство: от экспедиции в Шлезвиг в России отказались еще в апреле, поддерживать претендента и испанские «прожекты» по Гибралтару в России никогда не собирались, что Е1 и указала в ответе Уоджеру. (Когда Россия в июле 1726 г. присоединилась к Венскому союзу, она сделала оговорку, что «гишпанскими делами» и Стюартами заниматься не будет).       

На запрос Е1 датчанам о цели их прибытия, те ответили, что просто пришли, «как вы приходите в Зунд и Копенгаген» - поприветствовать англичан и просили разрешения налиться водой.   

Иногда считают, что Уоджер блокировал Ревель – это неверно, торговля продолжалась, выходили и отдельные крейсерские суда, Е1 сообщила Уоджеру, что и флот выйдет, если захочет, тот отвечал, что он будет только препятствовать его походу в Шлезвиг.

В общем, эта затея Екатерины противоречила интересам России и имела вредные для нее последствия: и Дания, и Швеция присоединились к Ганноверскому союзу (за субсидии от Англии и Франции).

Адм. Норрис, прибывший с 12 ЛК в Копенгаген в 1727 г. (и с солидными деньгами), имел главной целью ускорить «акцессию» Дании и Швеции к Ганноверскому, которые обещали вооружить свои флоты и присоединить их к английскому, но сделано это не было, что вызвало сильное раздражение Норриса, и он отложил свой переход в Стокгольм; между тем, вскоре после получения известия о смерти Георга 1 Норрис пошел обратно в Англию.

Вскоре после этого отношения России и Англии стали улучшаться (препятствием им был Георг 1, лично ненавидевший Россию и очень боявшийся за свой Ганновер): в 1727 г. англ. посол в Париже Г. Уолпол посетил русского посла Б.И. Куракина и заявил, что Георг 11 ничего так не желает, как предать забвению все прошлое, восстановить дружбу и дипотношения, и он хочет послать в Россию знатного человека – поздравить Петра 11 с восшествием на престол. Отношения между Россией и Англией были восстановлены в 1732 г., в 1734 г. английское купечество получило режим наибольшего благоприятствования, и с тех пор Россия и Англия долгое время были союзниками.
Tags: Ройал Неви, российский флот
Subscribe

  • Просто так

    Как многие знают - легенда гласит, что картофель в Англии и Ирландии появился с помощью незабвенного Уолтера Рейли, который привез его из своего…

  • Послушал тут новые "Байки Карибского моря"

    Узнал много нового))) Оказывается, стандартный экипаж фрегата XVII-XVIII веков - это 130 человек) Оказывается, борта у "Черной Жемчужины"…

  • До Колумба

    Надо сказать, что попытки «бега на запад» в поисках новых земель были и до Христофора Колумба. Мы сейчас не будем разбирать авантюру…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments