George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Мальтийская одиссея шевалье де Турвилля

Сергей Махов (г. Самара)

 

В боях с берберскими пиратами.

 

 

Вступление.

В истории XVII века есть целые пласты, ждущие своих исследователей. Действительно – что мы знаем о борьбе Генуи, Венеции, Мальты, Франции, Голландии, Англии и Испании против берберских пиратов? К сожалению – ответ очевиден. А ведь борьба эта растянулась на 5 веков, именно здесь воевали такие флотоводцы, как Хайреддин Барбаросса и Андреа Дориа, Гасан-паша и Турвилль, Дюкен и Флери, Шовелль и Нарборо, Рюйтер и Тромп. Война эта была не менее ожесточенной, чем самые грандиозные европейские баталии, а к экономическому аспекту здесь еще примешивался и религиозный – мусульмане и христиане ненавидели друг друга, проигравший (если его не убивали сразу) попадал в рабство, где чаще всего пропадал без следа.

 

А началось все в XVI веке. После экспансии на запад Сулеймана Великолепного на севере Африки образовалась цепь эмиратов, живущих грабежом и разбоем христианских кораблей и судов в водах Средиземного моря. Крупнейшими из них были Алжир, Тунис и Триполитанский эмират. Эти пиратские шайки не только выходили на «свободную охоту», но и, объединяясь в большие эскадры, осаждали города Италии, Франции, Испании и других христианских государств. Отряды берберов разоряли деревни и села, уводили жителей в рабство, грабили церкви и дворцы. Однако корсары Алжира и Туниса получили достойного врага в лице Мальтийского Ордена. О его истории стоит рассказать особо: 10 декабря 1522 года флот Сулеймана Великолепного захватил остров Родос, принадлежавший Ордену Иоаннитов. Полгода осады стоили туркам ни много, нимало – 100 тысяч человек убитыми и раненными, но этот последний оплот христианства в Восточном Средиземноморье мусульмане уничтожили. 33 корабля с последними защитниками Родоса прибыли на Кипр. Восхищенный мужеством рыцарей Ордена, император Священной Римской Империи Карл V, подарил иоаннитам среди прочего остров Мальту, который стал щитом христианства в центральном Средиземноморье. Рыцари Мальтийского Ордена в плату за предоставленные земли были обязаны защищать христианскую торговлю и бороться с мусульманскими пиратами. Вот эти люди и стали туркам и алжирцам поперек горла: иоанниты не только занимались антирейдерскими операциями, но и наносили ответные удары, высаживая десанты на берегах Северной Африки. В 1565 году огромная армия султана осадила Мальту, но, потеряв три четверти своего состава в схватках с рыцарями, позорно бежала, что вкупе с поражением у Вены означало крах турецкой экспансии на запад. Последней большой схваткой регулярных флотов мусульман и христиан стала битва при Лепанто, после чего адмиралы султана перешли к корсарской войне. Служить в рядах Ордена считалось большой честью, многие отпрыски знатных родов Испании, Италии, Франции и Германии обучались в войсках иоаннитов воинскому ремеслу. Одним из таких «стажеров» был и Анн-Илларион де Турвилль.

 

Июль 1656 - декабрь 1659 года. Париж - Мальта.

Недалеко от монастыря Кармелиток  два молодых шевалье благообразно расходились в церемонных поклонах. Настораживало только одно – руки обоих молодых людей сжимали эфесы своих шпаг, да и расположение их товарищей позволяло предположить, что здесь должна состояться дуэль. Так оно и было – два 14-летних подростка искали благосклонности у одной и той же женщины, которая уделяла одинаковое внимание обоим претендентам, но ни графа де Турвилля, ни графа де Мале (а именно так звали наших дуэлянтов) такое положение дел не устраивало.

Вскоре соперники разошлись, и началась нешуточная игра – противники пластались в выпадах, дразнили друг друга кружевными туше, упражнялись во взаимных оскорблениях. Молодому де Турвиллю повезло больше – один из его ударов достиг цели, и граф де Мале упал как подкошенный. Секунданты бросились к поверженному, прощупали пульс, перевязали наскоро серьезную рану и попросили сестер из монастыря поухаживать за раненым. Сами же дали клятву друг другу при возможном допросе сообщить, что граф де Мале был ранен в результате нападения неизвестных.

Тем не менее, история эта вскоре вышла наружу. Матушка де Турвилля, урожденная Люсия де Ларошфуко, опасаясь последствий для молодого отпрыска, и зная, что кардинал Мазарини ратует за соблюдение эдиктов против дуэлей, решила направить энергию юноши в другое русло. Поскольку Турвиллям покровительствовал принц Конде , обвинения в нарушении эдикта не последовало. Тем не менее,  молодой граф получил письмо, приказывающее ему отъехать на Мальту, где он должен будет сражаться против неверных и обучиться военному делу, коим в совершенстве владели рыцари тамошнего Ордена.

В декабре 1659 года молодой граф де Турвилль появился в Ла-Валлетте, где сразу же подал прошение зачислить его в один из полков офицером. Ему было отказано в этой просьбе, и тогда молодой человек, прослышав, что один из мальтийских рыцарей – шевалье Онорэ де Окьюенкур – вербует людей на 36-пушечный корабль «Марсель», пошел добровольцем в море. Экспедиция планировалась против берберских пиратов, разорявших христианскую торговлю.

Юноша еще не знал, что этот, в общем-то, довольно случайный выбор перевернет всю его жизнь. Знания и умения, полученные у рыцарей Мальтийского Ордена, сделают его одним из самых великих адмиралов Франции.

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

Турвилль попал на Мальту не в самый лучший момент ее истории. Дело в том, что за три года до описываемых событий конвент (выборный орган) Ордена раскололся на два лагеря – испанский и французский. Дошло даже до вмешательства папы, который сам назначил на должность Великого Магистра приора Наварры Мартина де Редэна. После его смерти в 1660 году место во дворце Ла-Валлеты занял Анн де Клермон-Женсан, который правил Орденом всего 4 месяца. Следующими Великими Магистрами стали братья Котонеры – Рафаэль, а после его смерти в октябре 1663 года -  Николас.

Сама структура Ордена была чрезвычайно запутана – конвент братства состоял из представителей Франции, Германии, Испании, Италии, Баварии, Португалии, Оверни и Прованса. Каждый из депутатов занимал высокий пост, закрепленный за его страной: например, адмирал Ордена был итальянцем, маршал – овернцем, Великий Госпитальер – французом, и т. д. На 1660-е годы численность войск иоаннитов составляла примерно 10 тысяч человек, а флот Мальты насчитывал около 50 галер, среди которых были и очень большие – «мальтийские каракки».

В 1656 году флот госпитальеров совместно с венецианцами сделал вылазку к Дарданеллам, где в сражении разгромил турецкий флот и освободил 7 тысяч христианских пленников.

 

Ноябрь 1661 года. Адриатика. Недалеко от Отранто.

Второй месяц два корабля Мальтийского братства – 30-пушечный «Окьюенкур» и 18-пушечный «Кревьер»  находились в крейсерстве. Задача их была проста – охота на берберских пиратов, ведущих войну против итальянской торговли. За последнее время уже 5 христианских кораблей не пришли в порты назначения, и это вызывало беспокойство у купцов. Недалеко от Отранто дозор обнаружил 2 алжирских пинаса, идущих на всех парусах к мысу Матапан. Корабли братства пустились в погоню и через полчаса беглецы уже были на расстоянии пистолетного выстрела. «Окьюенкур» взял на себя головного, а «Кревьер» - замыкающего пирата. Сразу же мальтийцы открыли сильный огонь, поскольку превосходили алжирцев в вооружении. Наш знакомый – 19-летний Турвилль -  в должности лейтенанта находился на борту «Окьюенкура» имея в подчинении артиллеристов верхней палубы. В начале боя он находился на гон-деке вместе с 6 дворянами из вольноопределяющихся и 2 братьями Ордена. Стрелки пиратов сосредоточили мушкетный и пушечный огонь по офицерам, находившимся на верхней палубе, постаравшись нарушить управление кораблями. Видя, что схватка складывается не в их пользу, алжирский реис[1] решил пойти на абордаж «Окьюенкура», однако шальной осколок попал ему в голову и он рухнул на капитанский мостик. После этого пират поднял белый флаг и рыцари выслали призовую команду во главе с Турвиллем. Когда лодки были на полпути к сдавшемуся кораблю, из-за мыса Матапан появились еще две берберские галеры и две триполитанских шебеки, которые ринулись на помощь своим соплеменникам, сосредоточив огонь на лодках с призовой командой., «Окьюенкур» поставил все паруса и своим бортом прикрыл шлюпки, одновременно помогая «Кревьеру» справиться со вторым пиратом. Призовая команда смело поднялась на борт судна и после небольшой стычки на гафеле поднялся флаг с Мальтийским Крестом. Увидев, что товарищ его сдался, второй алжирец так же поднял белый флаг, а подмога пиратов резко развернулась и пустилась в бегство. Мальтийцы, отягощенные призами, подошли к острову Сифнос[2] для устранения повреждений и лечения раненых. Турвилль получил два удара  пикой и  пистолетную пулю бок, но благодаря греческим врачам довольно быстро встал на ноги. После выздоровления за особую доблесть юному графу доверили командование одним из призов, который назвали «Занте», в честь небольшого островка в восточной части Адриатики[3]. Сдавшиеся в плен турки были проданы в рабство, а греческие рыбаки составили костяк новой команды.

Через два дня у Матапана было замечено два тунисских корабля, буксировавших захваченное грузовое судно и дозор опять устремился на врага. Турвилль смело повел свой корабль к мусульманской тартане, открыв частый огонь по находящимся на верхней палубе мусульманам. Пираты бросились вниз, дабы потопить корабль, но с «Занте» уже бросили абордажные крючья и на палубу посыпались воины Ордена. В трюмах были обнаружены 4 итальянских моряка и 50 христиан, захваченных в рабство, которые были тут же освобождены. Получившие оружие пленники набросились на своих мучителей и все до единого пираты были убиты. К сожалению в пылу схватки Турвилль не заметил, что «Окьюенкур» и «Кревьер» продолжили преследование двух берберов, и к концу боя мальтийские корабли скрылись за горизонтом. «Занте» вернулся к Сифносу, где исправил такелаж, и взял курс на Ла-Валетту.

 

Июнь-август 1662 года. Адриатическое море.

«Занте» вместе с 2 кораблями братства (16-пушечный тендер «Серениссима» и 20-пушечная грузовая каравелла «Карини») крейсировал недалеко от Бриндизи. На рассвете, 22 июня были обнаружены 3 тунисских корабля, идущих по направлению к Мальте. Турвилль выстроил свои суда в линию («Карини», следом «Занте», замыкающий – «Серениссима») и пошел в атаку. Пираты приняли вызов и устремились на корабли христиан. «Занте» сблизился с головным тунисцев дал несколько залпов и пошел на абордаж. Призовая команда, возглавляемая лично Турвиллем, через два часа захватила корабль, бой был очень жарким – достаточно сказать, что в живых из всего экипажа тунисского судна остались только два мусульманина, все остальные были убиты с оружием в руках. Остальные два пирата пустились в бегство, ведя частый огонь из фальконетов по христианам. «Серениссима» и «Карини» завязали перестрелку с замыкающим пиратом и так повредили его, что вскоре он взлетел на воздух. На захваченном корабле было освобождено 120 рабов-христиан, которые находились в очень плохом состоянии -  почти половина людей была при смерти. Турвилль пошел к Венеции, дабы обеспечить пострадавшим хороший уход. Освобожденные христиане быстро рассказали о действиях молодого графа, даже дож Венеции были поражен храбростью и умением командира «Занте». Турвилль был приглашен во Дворец Дожей, где ему предложили перейти на службу Венецианской республике, обещая сразу же дать под командование линейный корабль и отправить в район боевых действий[4], но юный дворянин отказался от подобной чести, мотивировав это тем, что он французский подданный и хотел бы служить на благо своего короля.

 

1663-1664 год. Венеция. Отрантский пролив. Мальта.

Турвилль пробыл в Венеции до лета следующего года.  «Серениссима» пришлось продать, но на вырученные деньги граф приобрел 30-пушечный «Марини» - очень неплохой маневренный пинас. Его отряд по-прежнему состоял из 3 кораблей и в мае 1663 года Турвилль оправился в крейсерство, оставив флагманом «Занте», переименованный в «Турвилль»[5], где была более опытная команда. В Отрантском проливе христиане встретили целую эскадру берберов в составе двух пинасов и двух галер. Оба противника решили вступить в бой. Турвилль построил отряд строем фронта, держа на правой раковине «Карини» (лейтенант Морсини), а слева – «Марини» (шевалье де Сен-Роман). Видя, что флагман берберов немного оторвался от своих сил, все три корабля взяли 40-пушечный корабль берберов в полукольцо и открыли сильный огонь картечью. Несколько залпов полностью очистили верхнюю палубу от пиратов, были закинуты абордажные крючья и мальтийцы без труда захватили корабль. «Турвилль», освободившись, пошел на помощь «Карини», которого в этот момент обстреливали с кормы и борта две алжирские галеры. Положение этого мальтийского корабля было довольно тяжелым – он уже потерял около 60 человек экипажа, пираты готовили абордажную партию. Подошедший «Турвилль» полностью изменил ситуацию – несколько бортовых залпов показались реисам галер серьезным аргументом и они обратились в бегство. Турвилль взял курс на Сифнос и через два дня прибыл в заданный пункт назначения. Захваченные в плен мусульмане были проданы в рабство, штаты экипажей восстановлены. 16 июля соединение графа взяло курс на Мальту, а 28 было уже в гавани Ла-Валетты. Какова же была радость графа, когда в порту они увидели «Окьюенкур» и «Кревьер» - своих старых товарищей!

В апреле 1664 года соединение из 6 мальтийских кораблей («Окьюенкур», «Кревьер», «Турвилль», «Сен-Роман», «Марини» и «Морсини») вышло в очередной дозор к Отранто. Ранним утром 5 апреля впередсмотрящие заметили караван из 8 алжирских шебек, идущий по направлению к Сицилии. Увидев большие корабли, корсары поставили полные паруса и попробовали сбежать. Турвилль, имевший самый быстрый корабль из всех, в одиночку пустился в погоню, но смог догнать только одного пирата, который без сопротивления сдался. Остальным удалось уйти.

На обратном пути «Окьюенкур» сел на мель и тяжело повредил днище. Отряд был вынужден вернуться на Мальту и корабль встал на ремонт.

 

1665-1666 годы. Мальта. Венеция. Адриатика. Крит.

В июне 1665 года «Окьюенкур» наконец-таки был отремонтирован. Сразу же по выходу корабля с ремонта Турвилль вышел в море. Отряд из «Турвилля», «Окьюенкура» и «Марини» отправился к побережью Крита. Около небольшого рыбацкого порта Колокития мальтийцы обнаружили большую эскадру из 24 галер тунисского паши Мухаммеда Огли. Выстроившись в линию, Турвилль сблизился с кораблями тунисцев и открыл огонь, но он оказался неэффективным – из-за низкого силуэта галер ядра в основном летели мимо. Видя это, паша решил взять на абордаж «Окьюенкур», который слишком  близко подошел к мусульманам. Дивизион из 10 галер под командованием Дурах-бея ринулся в атаку на христианский корабль, но сосредоточенный огонь заставил их отвернуть. Эскадра Мухаммеда Огли укрылась в гавани Колокитии. В стычке, доившейся без малого 9 часов, берберы потеряли 100 человек, у мальтийцев 40 моряков были убиты, и 30 - ранены. Хотя в этой стычке Турвилль не добился безусловной победы, дож Венеции высоко оценил его действия – графу вручена золотая медаль, на которой была изображена тонущая галера, а на обратной стороне выгравирована надпись: «Непобедимому защитнику морской торговли и грозе мусульман».

На Мальте его встречали с восхищением – 22-летний капитан уже стал легендой острова. Его решительные и смелые действия так же вызвали и зависть менее удачливых командиров – по замку Ла-Валетты поползли слухи, что своим победам Турвилль обязан хорошей подготовке команд, а не собственному мастерству и умению. Вспыльчивый граф вместе с шевалье л’Окьюенкуром решили оставить Мальту и отплыли в Венецию, где получили корсарский патент, поручавший им защиту побережья Адриатического моря от турецких и берберских пиратов.

В июне 1666 года корабли вышли в море, но бесплодное крейсерство затянулось на 2 месяца. Наконец, 3 сентября, впередсмотрящие обнаружили 2 турецких корабля, атаковавших 3 венецианских галеона. Турвилль, верный своей тактике, ринулся вперед, и подошел настолько близко к противнику, что уже видны были «искаженные страхом их лица». Два бортовых залпа, данных с убойной дистанции, привели к ужасным последствиям – значительное число турков было убито, в бортах неприятеля образовались дыры «величиной с теленка». Подойдя вплотную, Турвилль пошел на абордаж, но крюки не выдержали и мусульмане вырезали призовую команду. «Окьюенкур» захватил второе турецкое судно, а вот сопернику Турвилля, совершенно избитому, удалось оторваться и уйти.

Расстроенный этим обстоятельством, Турвилль пошел к берегам Крита, где столкнулся с 26 галерами Ахмет-бея. После нескольких часов перестрелки мусульмане были обращены в бегство, но и корабли Турвилля получили значительные повреждения. Для необходимого ремонта граф отвел эскадру в Сифнос.

 

1667-1668 годы. Адриатическое море. Венеция. Париж.

В июне 1667 года Турвилль опять вышел в море. Два месяца прошли в поисках неверных. 16 августа на «Турвилль» и «Окьюенкур» налетел сильный шквал, такелаж был просто порван, как будто слой ребенок переломал деревянные игрушки, корабли раскидало в разные стороны. После того, как шторм закончился, Турвилль кинулся на поиски своего товарища и вечером 18 августа заметил паруса на горизонте. Обрадованные граф, думая что это «Окьюенкур», пошел на сближение, однако вскоре на бизани заметили флаг с полумесяцем и поняли, что это турки. Большой 40-пушечный османский корабль повернул на Турвилля и, надеясь на легкую добычу, пошел в бой. Однако «гроза мусульман» не собирался сдаваться – умело маневрируя он часто подвергал турка продольному огню, сбил на нем две мачты, а с сумерками ушел в сторону Сифноса. Там же граф встретил и потерянный «Окьюенкур», который так же сильно пострадал во время шторма. Исправив повреждения, оба корабля пошли в Венецию. Там Турвилля застало письмо матери, где она просила его оставить ремесло корсара и вернуться во Францию. Граф сдал патент дожам и в декабре 1668 года въехал в Париж. В Сен-Жермене Турвилль получил аудиенцию у Людовика XIV и морского министра Франции Шато-Рено, король высоко оценил его действия против неверных и вручил 25-летнему сорванцу патент капитана корабля. Именно с этого момента и началась служба графа де Турвилля на славу военно-морского флота Франции.

 

Заключение.

 

Не будет большим преувеличением сказать, что морское дело в Ордене было поставлено на широкую ногу. Сейчас мало кто упоминает о морских баталиях иоаннитов, хотя всерьез обсуждается влияние голландской или английской военно-морской школы на стиль действий того или иного флотоводца. Меж тем с уверенностью можно утверждать, что Мальта наложила свой отпечаток на дарование Турвилля.

Дело в том, что в схватках с берберами и турками капитаны Ордена чаще всего оказывались в меньшинстве, и здесь уже на передний план выходила выучка экипажей и офицеров. В этом компоненте военной подготовки рыцари безусловно превзошли мусульман. Интересно, что часто моряки Ордена, уступая в численности турецким экипажам, без оглядки шли на абордаж и захватывали мусульманские корабли. Большая роль в эскадрах Ордена отводилась подготовке канониров и марсофлотов – часто именно их действия помогали одержать победу. Главной же силой иоаннитов был их высокий моральный дух – иначе и быть не могло, ведь столетием ранее 700 рыцарей и 3000 человек гарнизона  противостояли 200-тысячному войску Сулеймана Великолепного 145 дней, в боях уничтожили примерно четверть от этого числа и добились почетной капитуляции, сохранив все знамена, пушки и реликвии. Эта одержимость – биться несмотря ни на что, биться, когда обстоятельства против тебя, биться не за жизнь, а за смерть – просто пугала мусульман.

Поэтому главный урок, вынесенный Турвиллем, заключался в том, что подготовка экипажей и их моральное состояние – основа основ. То, что Турвиллю и Дюкену удалось привить своим подчиненным такие качества иллюстрирует следующий пример: в октябре 1679 года четыре 50-пушечника французов шли из Тулона в Рошфор. Недалеко от Пиренейского перешейка корабли попали в сильный шторм. «Санс-Парейль», на котором находится Турвилль, теряет грот-мачту и получает обширные повреждения корпуса. К терпящему бедствие кораблю приближается «Арк-эн-Сиэль» Кэтлогона. Турвилль приказывает спускать шлюпки, туда переправляют 80 человек экипажа. Кэтлогон в свою очередь, видя, что «Санс-Парейль» уже на издыхании, спускает свои шлюпки, и, несмотря на бурное море, сам гребет к флагману, однако успеть уже невозможно. В этот момент французские моряки просто выкидывают Турвилля по направлению к шлюпке. Больше с «Санс-Парейль» в море не прыгнул никто. Ни один человек. Все оставшиеся на корабле разделили его судьбу совершенно добровольно и осознанно. Корабль с грохотом переворачивается и уходит на дно.

Как это контрастирует с буднями английского флота того времени! После поражения у Бичи-Хэд обезумевшие англичане и голландцы бросили 5 своих кораблей, и лишь ночью, когда стало ясно, что Турвилль не сможет их догнать, на 3 из них вернулись команды!

Если же вернуться к Мальтийскому Ордену, то стоит заметить, что высокая морская и военная выучка сыграла с иоаннитами злую шутку – мусульмане стали просто избегать кораблей с черно-красными цветами. К середине XVIII века численность Ордена составляла едва ли 700 рыцарей, а на момент захвата Мальты Бонапартом в крепости Ла-Валетта находилось всего ли 332 иоаннита, причем четверть из них – старики, доживавшие свой век на острове. Тем не менее, даже эти убеленные сединами старцы показали образцы такие мужества и отваги, что заставили одного из генералов Бонапарта произнести следующую фразу: «Очень хорошо, что мы нашли кого-то, кто открыл нам ворота этой крепости!»

Французский же флот вскоре продолжил войну с берберами – пресечь пиратство можно только было разорив гнезда алжирцев и тунисцев.



[1] Реис – командир корабля.

[2] Итальянское название – Сифанто.

[3] Остров находится в Ионическом архипелаге.

[4] В этот момент Венеция вела боевые действия против Оттоманской империи.

[5] Это было традицией – кораблю Мальтийского Ордена обычно давалось имя его командира. Таким образом шевалье    л’Окьюенкур командовал кораблем «Окьюенкур», граф де Турвилль -  «Турвиллем», герцог ди Морсини – «Морсини», и т.д. 


Tags: капер, корсар
Subscribe

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…

  • Экспедиция Лестера - 1

    Ну а на Варспоте начался еще один мини-сериал из пяти частей, который я давным давно обещал, когда мы с вами еще разговаривали в Клубе Дюма. Речь об…

  • Проблемы маленькой страны в большой войне

    После сражения у Копенгагена в 1801 году Дания возвратилась к политике нейтралитета, опасаясь далее вступать в какие-либо союзы. Одновременно с этим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments