?

Log in

No account? Create an account
 
 
12 May 2009 @ 10:44 pm
Великая осада Мальты (с сокращениями)  

Сергей Махов (г. Самара)

Эдуард Созаев (г. Москва)

 

Великая Осада Мальты.

 

События, которые мы хотели бы описать, являются одними из самых славных и одновременно кровавых дел в истории осад прибрежных крепостей. Еще Вольтер утверждал, что «ничто более так не известно, как осада Мальты», но эти слова вряд ли применимы к веку нынешнему. Между тем поражение турок под стенами Ла-Валетты положило конец мусульманской экспансии в Средиземноморье. Лепанто лишь поставил в этом жирную точку.

«Не претендуя на лавры популярных сочинителей, - пишет известный французский историк Фернан Бродель, - мы можем сравнить стремительное нападение турецкой армады на Мальту в мае 1565 года только с пронесшимся над Европой ураганом». Однако еще в 1564 году император Священной Римской Империи Максимилиан говорил венецианскому послу о том, что на будущий год османы готовят большой флот для атаки берегов Италии и Испании, но тогда эту угрозу мало кто принял всерьез.

Впрочем, во всей Европе тогда было неспокойно.


 

Великая Осада.

 

В 1564 году один из капитанов Ордена – кабальеро дез Ромегас – захватил 4 больших мусульманских судна, которые и стали в дальнейшем поводом к вторжению войск Сулеймана Великолепного на Мальту. Один из кораблей с жемчугом, янтарем и золотом (на общую сумму 80000 дукатов), а так же 150 молодыми невольницами, собранными со всего света, принадлежал Главному Евнуху гарема Сулеймана[1]. То есть дез Ромегас, сам того не ведая, запустил руки не только в казну султана, но и в его гарем. Большего оскорбления Орден не мог бы нанести туркам, даже если бы очень постарался. Сулейман решил стереть рыцарей с лица земли.

К началу 1565 года ла Валлетт получил информацию, что вторжение неизбежно. Магистр приступил к найму дополнительных войск в Италии, срочно начал закупать провизию, привел в порядок все форты. К конце марта этого же года османский флот из 131 галеры, 7 галиотов, 4 галеасов и 51 транспортного дау отплыл к берегам Мальты. На кораблях находилось в общей сложности 20400 солдат[2]. К этим войскам присоединились от 4 до 6 тысяч религиозных фанатиков, составивших ополчение, а также около 13 тысяч корсаров на 75 галерах и шебеках. Если вооружение корпуса янычар (6000 человек) включало в себя мушкеты и аркебузы, то ополченцы чаще всего имели допотопное вооружение и недостаточную военную подготовку. Корсары, напротив, чаще всего имели самое современное вооружение и большой боевой опыт, но отличались крайней недисциплинированностью. Девятитысячный отряд конницы предназначался для действий против кавалерии ордена, а также разведки и разорения местности. Численность всех войск, находившихся под командованием турка Мустафа-паши, достигала 35 тысяч человек (с экипажами кораблей).

Гарнизон Мальты состоял из 592 рыцарей ордена Св. Иоанна, 1230 испанских солдат, 200 греческих и сицилийских добровольцев, еще 500 солдат сошло на берег с кораблей, образовав сводный отряд морской пехоты. Кроме того освобождение от рабства получили порядка 500 гребцов с орденских галер. Помимо этого из жителей острова сформировали ополчение численностью 5830 человек. Всего силы ордена, считая и гарнизон форта Санто-Эльмо (100 рыцарей     и 100 оруженосцев), насчитывали около 9000 человек. Большая часть кораблей Ордена ушла на Сицилию, а снятыми с них орудиями усилили вооружение крепости. На Мальте осталось лишь несколько галер под командованием адмирала Пьетро де Монте.

Еще при появлении турецкого флота на горизонте ла Валлетт приказал перевезти все собранное зерно в крепость, а оставшиеся неубранными посевы безжалостно сжечь, чтобы лишить османов возможности пополнять продовольствие на острове. Все колодцы вокруг цитаделей были отравлены. Вся кавалерия Ордена отведена в Мдину, чтобы действовать в тылу у осаждающих.

На рассвете 18 мая 1565 года флот турок подошел к Мальте. Четыре дозорных галеры Ордена, сознавая бесполезность атаки турецкой армады, ушли на Сицилию. Турецкие суда, двигаясь вдоль побережья острова на юг, образовали длинную десятикилометровую линию, что поражало воображение. Однако еще не начав осаду, командиры османскими силами поругались друг с другом: великий визирь Мустафа-паша собирался высадиться в бухте Марсасирокко на юге острова, тогда как адмирал флота Пиале-паша предлагал увести корабли в гораздо более удобную гавань – Марсамушетто что ввиду приближающихся сирокко[3] выглядело гораздо более логичным. Однако Мустафа так же справедливо указывал, что для стоянки флота в Марсамушетто надо сначала захватить форт Сент-Эльмо, контролирующий вход в гавань. Визирь считал, что надо действовать последовательно, захватив сначала Мдину, потом – Сент-Анджело, Сан-Микеле и Сенглию, и только после этого осадить Биргу. Это делало бы нападение на Сент-Эльмо просто ненужным. Пиале же указывал, что путь Сент-Эльмо – Биргу гораздо более короткий. Форт Сент-Эльмо построен недавно, его защищает небольшой гарнизон.

Утром 19 мая 1565 года основная часть турецкого флота вошел в бухту Марсасирокко и около полудня началась высадка войск. Отбросив отряд кавалерии Ордена 20 мая турки подошли к Марсе (западнее Биргу у самой оконечности Большой бухты) и начали обустройство лагеря. В это же время началась высадка войск с остальных кораблей, подошедших от бухты Туфьеха. 21 мая турки закончили устройство лагеря и начали выдвижение к форту Сент-Эльмо, взятие которого позволяло перевести корабли в бухту Марсамушетто. В этот же день первый раз атаке подвергся бастион Кастилии. Наскоро подготовленный приступ легко отбили. Одновременно другой отряд турецких войск разграбил и сжег оставленные мальтийцами деревни, но дойдя до Мдины, не задержался под ее стенами и быстро вернулся к главным силам. Не был атакован также остров Гоззо, гарнизон которого составляло всего около 100 человек.

24 мая началась осада форта Сент-Эльмо. Надо сказать, что Ла Валетт прекрасно понимал как значимость этого форта, так и то, что будучи оторванным от главных цитадели, он, скорее всего, подвергнется атаке в первую очередь. Сразу же после высадки турок он усилил гарнизон Сент-Эльмо отрядом из 400 солдат под командованием Пьера де Массюза, а также 64 рыцарями-добровольцами из состава сил, предназначенных для обороны Биргу.

26 мая мальтийский капитан Сент-Обэн, к началу осады находившийся со своей галерой в дозоре у африканских берегов подошел к  Мальте. В это время Пиале-паша находился на берегу, ему забинтовывали рану от мальтийской пули. Увидев одинокую галеру иоаннитов, капудан-паша  тут же выслал против Сент-Обэна 6 галер. Сент-Обэн  повернул на север, к Италии. Началась погоня, галера Сент-Обэна обладала преимуществом в скорости, поэтому турецкие корабли быстро отстали, и только галера Мустафы-бея продолжала его преследовать. Пользуясь тем, что флагман османского отряда сильно оторвалась от своих сил, Сен-Обэн круто развернулся на 180 градусов и ринулся на турка, Мустафа-паша малодушно бежал. Сен-Обэн ушел к Сицилии. Пиале прибывал в бешенстве: по его мнению Мустафа-паша опозорил весь султанский флот. Турки решили отыграться на суше. Мустафа приказал взять форт Сент-Эльмо в ближайшее время.

В лагерях, разбитых вокруг укреплений рыцарей, ночью разводили большие костры, по словам уже упомянутого нами историографа Ордена Джакомо Боссе «свет был столь же яркий, как и днем», что позволяло артиллеристам фортов Сент-Анджело и Сент-Эльмо вести прицельный огонь по османам. Турки так же бомбардировали последний из них почти круглые сутки. Обстрелы сменялись яростными приступами, которые защитники отбивали, нанося войскам султана ощутимые потери.

Меж тем гарнизон Сент-Эльмо понимал, что шансов удержать форт остается все меньше. В ночь на 20 июня в Биргу на лодке переправился один из руководителей обороны Сент-Эльмо Де Медран. Он передал Ла Валетту послание от коменданта форта с предложением эвакуировать гарнизон, т.к. шансов удержать бастион уже не оставалось, а солдаты, по его мнению, могли бы принести больше пользы при обороне Биргу и Сенглии. Ответ Ла Валетта оказался наредкость жёстким: «Вы давали клятву, вступая в орден. Вы клялись своей честью, что принесете свои жизни в жертву там и тогда, где и когда понадобится. Нашим братьям в Сент-Эльмо настало время пожертвовать собой».  Когда Де Медран отправился обратно в обреченный форт, к нему присоединились 15 рыцарей и 50 солдат, готовых разделить участь своих товарищей. Узнав о своей судьбе, некоторые рыцари из гарнизона Сент-Эльмо предложили не ждать смерти на руинах, а атаковать турок и встретить смерть в открытом бою. Посланным от них в Биргу делегатам Ла Валетт сказал, что слава рыцаря  не в красоте гибели, а хорошо выполненной «работе воина». Последнюю попытку помочь защитникам Сент-Эльмо магистр предпринял 22 июня, когда из Биргу вышли 5 лодок с 50 солдатами и грузом пороха. Но к несчастью обороняющихся турки обнаружили их и отогнали артиллерией и ружейным огнем.

Гарнизон Сент-Эльмо держался до 23 июня. Наконец, когда рыцари израсходовали почти все запасы пороха, янычары и спаги ворвались внутрь бастиона через три пролома сделанных в стене Сент-Эльмо. Разъяренный упорным сопротивлением и большими потерями (общие потери при штурмах Сент-Эльмо составили около 8000 человек) султан приказал не брать никого живым. Остатки гарнизона, собравшись на центральной площади форта, еще несколько часов отбивался от 8000 турок., пока не пал последний из них. Только 5 мальтийским солдатам удалось спастись, прыгнув в воды бухту. Мустафа-паша, узнав о потерях,  воскликнул: «Если эта маленькая крепость стоила так дорого, то сколько же будет стоить большая»? Помня прецедент с Родосом, визирь предложил почетную капитуляцию рыцарям Ордена. Однако последовал краткий  и презрительный ответ: «Если заполните ров Биргу телами своих янычар, то мы подумаем».

Тела рыцарей, погибших в Сент-Эльмо, были обезглавлены и распяты, плоты с распятиями были пущены с дневным приливом к Биргу. Ла Валлетт, потрясенный увиденным, приказал обезглавить всех пленников и открыл огонь из пушек их головами. Крики ужаса и злобы из лагеря мусульман показали, что удар достиг цели.

Взятие Сент-Эльмо омрачилось так же смертью Драгута. Удачливый корсар получил тяжелое ранение еще 17 июня, во время одного из приступов на форт Сент-Анджело, попав под обстрел артиллерии обороняющихся. После его смерти корсаров возглавил Улуч-Али (Оччали, Эль-Лук-Али, христианское имя – Лука Галени), бывший христианин, принявший ислам и ставший варварийским пиратом. Хотя на пользу делу это не пошло. Дисциплина и боевой дух стали падать с пугающей быстротой. Положения не изменило даже прибытия подкрепления в 2500 пиратов под командованием Хассема (зятя Драгута). После захвата Сент-Эльмо турецкий флот перебазировался в гавань Марсамушетто.

К этому времени в Сицилии спешно собирались войска для помощи осажденной Мальте. Отряд из 4 галер (2 – Ордена, 2 – сицилийских), на борту которых находились 42 рыцаря ордена, 25 добровольцев из Италии и Германии и 600 испанских солдат трижды пытались проскочить к острову, но, наткнувшись на турецкие корабли отходили к Гоззо. Лишь с четвертой попытки им удалось подойти к Мальте как раз в день падения форта Сент-Эльмо. На этом экспедиция могла и закончиться, так как  ее командир дон Хуан де Кардона имел приказ в случае падения форта, что означало установление окончательной блокады Большой бухты, возвращаться назад. Командовавший десантного отряда Де Роблес предложил попытаться прорваться к Биргу под покровом ночи, но остановились на другом решении. В темноте удалось незаметно высадить войска на берег юго-восточнее входа в Большую бухту. Под покровом ночи, пользуясь сложным рельефом местности и беспечностью турок, отряд просочился к берегу Большой бухты примерно в километре от Биргу у деревни Калкара. Затем удалось связаться с осажденными и весь отряд на присланных лодках благополучно достиг цели. Осажденные ликовали. Турки так ничего и не заметили. Впрочем надо отметить, что кольцо осаждающих и раньше показывало свою «дырявость». В течении всей осады осажденным в Биргу и Сенглии удавалось поддерживать регулярную связь с Мдиной, причем незамеченными зачастую оставались отряды численностью в несколько десятков человек.

Меж тем у турок кончался провиант. Большая часть судов с продовольствием, доставлявшимся из Константинополя и Александрии перехватывалась испанскими и сицилийскими галерами. Огромный флот Пиале-паши бездействовал, поскольку турки предполагали, что осада не затянется более, чем на 4 недели. Когда же перспективы быстрой победы канули в небытие, они начали терпеть нужду буквально во всем. Улуч-Али предложил выслать в Александрию галеру, чтобы сообщить о положении дел и потребовать послать конвой с зерном и запасами. Мустафа и Пиале согласились.

15 июля Мустафа-паша решил начать генеральный штурм Сенглеи. Планировался удар как по форту Сан-Микеле  с суши, так и в тыл обороняющимся с воды. Десант составляли 1000 янычар на 10 больших лодках, которые ставилась задача прорвать боновое заграждение между Биргой и Сенглией и высадиться за спиной у защитников.

Но лодки, замеченные еще на подходе, попали под огонь с двух сторон. Особенно страшные потери туркам нанес огонь 5-орудийной батареи, установленной в форте Сан-Анджело почти у уреза воды как раз для защиты от подобных атак. Два залпа картечью с расстояния не более 150 метров, произвели настоящее опустошение в рядах атакующих. Передовая лодка, получившая  4 пробоины на уровне ватерлинии, начала быстро наполняться водой. Следующая за ней в колоне, не успев отвернуть, врезалась в нее, потеряв возможность маневрировать под огнем противника. Еще три лодки, накрытые первым залпом, получили смертельные повреждения. Всего на дно отправилось 9 из 10 суденышек с десантом. Пытавшихся вылезти на берег, уцелевших янычар, беспощадно уничтожались мальтийцы. Потери десанта составили более 800 человек. Штурм с суши также закончился неудачей, даже несмотря на то, что турецкой артиллерии удалось взорвать пороховой погреб и пробить брешь в стене.

В конце июля, чтобы обезопасить себя от атак и обстрелов с воды, защитники крепости устроили подводное заграждение из затопленных судов, груженых камнями, и вбитых в дно свай у стен Сенглии. Османы пытались разрушить это заграждения, как при помощи кораблей, так и боевых пловцов. Но первые отгонялись артиллерией фортов, а вторые в подводных схватках на копьях и ножах безнадежно проиграли мальтийским ныряльщикам. В результате осаждающим так и не удалось произвести атаку на Сенглию со стороны Большой бухты.

К августу турки полностью окружили Биргу и Сенглия батареями из 65 крупнокалиберных орудий, которые круглосуточно бомбардировали крепость. Часто к обстрелам подключался и флот. С конца июля по начало августа осаждающие выпустили по городу около 13 000 ядер. За это время турецкие войска не раз пытались штурмовать городские стены, и каждый раз с большими потерями откатывались назад. 7 августа Мустафа-паша лично повел их на Сан-Микеле и Биргу. Через пролом в стене штурмовые колонны несмотря на огромные потери ворвались в крепость, турецкие флаги уже появились на стенах форта Сан-Микеле. Казалось, что падение Бирги дело нескольких часов, однако захватчики неожиданно отступили, заметив взметнувшиеся над лагерем клубы дыма и сполохи огня. Османы, подумав, что это прибыло подкрепление из Сицилии, прервали атаку и покинули захваченные позиции.

Оказалось все гораздо проще. Вышедший из Мдины отряд из 100 рыцарей и 200 итальянских солдат под командованием капитана Ордена Виченцо Анастаги сделал вылазку и атаковали незащищенный турецкий лагерь, уничтожая всех и все подряд. Ему удалось не только нанести туркам немалые потери (около 200 убитых), но сжечь часть запасов продовольствия, что явилось для осаждающих гораздо более чувствительным ударом.

Неудача штурма заставила османов сменить тактику – теперь крепости подвергались методичным ежедневным бомбардировкам. 18-20 августа турки предприняли генеральный штурм. Жаркое летнее солнце пекло невыносимо, множество рыцарей в тяжелой броне получило тепловые удары, раненные опирались на здоровых, чтобы успеть нанести хотя бы еще один удар мечом, прежде чем погибнут. Сам магистр находился на самых угрожаемых участках, «его присутствие творило чудеса. Как только турки были отбиты с одной из сторон, он бросался на подмогу к другим братьям». 20 августа один из рыцарей Ордена, видя, что турки окружили его отряд из 15 человек со всех сторон, приказал поднять ввысь захваченные турецкие бунчуки, тем самым вызвав огонь артиллерии форта Сент-Анджело на себя. Вместе с этим отрядом от каменной картечи погибли более 170 солдат султана.

23 августа Совет Ордена предложил оставить Биргу и начать отступление к форту Сент-Анджело, но ла Валлетт наложил вето на это решение. «Турки, - говорил магистр, - уже на последнем издыхании. Еще чуть-чуть – и они дрогнут».

Время показало, что он оказался прав. К концу августа жаркие бои заглохли сами собой. Возможно большую роль сыграло то, что конвой с продовольствием, шедший к Мустафа-паше, был разгромлен генуэзскими галерами в районе Мореи.

29 августа турки попытались атаковать Сан-Микеле с помощью «гуляй-города», но пушки христиан не дали войскам приблизиться к стенам форта. Обороняющиеся подкатили к воротам пушку и внезапно их открыв, дали несколько выстрелов по деревянным щитам, за которыми укрывались атакующие. Непрочные конструкции не выдержали орудийного огня в упор и разлетелись вдребезги. В начале сентября ухудшилась погода, и Мустафа-паша решил атаковать Мдину, чтобы зазимовать там. Но мусульманские войска взбунтовались. Они были уверены, что иоанниты отобьют и это нападение. К 8 сентября  осаждающие потеряли уже более 12000 человек. Росли  проблемы с провиантом, в лагере османов началась эпидемия чумы.

Тем временем христиане на Сицилии тоже не теряли времени даром. Вице-король Сицилии дон Гарсия де Толедо собрал практически все суда, находившиеся в гаванях острова и Южной Италии. Одновременно собирались войска. И вот 28 августа эскадра из 28 галер и около 100 транспортов, на которых находились 11000 испанских солдат и 200 рыцарей Ордена, собранных с европейских командорств, вышли в море. Но разразившийся шторм разметал эскадру. Несколько судов затонуло, остальные вернулись к Сицилии. Почти 100 человек погибло, еще около 1000 дезертировало, лишь ступив на твердую землю. Но это не остановило дона Гарсию. Утром 7 сентября эскадра снова вышла в море. И уже в полночь, зайдя со стороны Гоззо, к бухте Мельеха на северо-западе Мальты приблизились 55 галер (39 испанских, 8 сицилийских, 8 генуэзских). С них и подошедших через несколько часов транспортов без помех со стороны турок, которые эту часть острова попросту не контролировали, к утру высадилось около 9000 испанских солдат под командованием Асканио де ла Корна и Альваро де Санде и 200 рыцарей. После этого эскадра взяла курс на Сицилию где, ей предстояло принять на борт еще 8000 солдат, ожидавших переправки на Мальту. При этом проходя мимо стоящего в бухте Марсамушетто турецкого флота, корабли отсалютовали развевавшемуся над Биргу флагу Ордена, вызвав ликование у защитников крепости и панику у турок. Тем временем, высадившиеся войска двинулись походным порядком сначала в направлении Мдины, а затем к деревне Наксар, расположенной на одноименной горе, господствующей над центральной частью острова, которую и заняли к полудню.

Корсарский флот Улуч-Али, которому была поставлена задача следить за Сицилией и атаковать корабли де Толедо, если они все же выйдут на подмогу Мальте, все это время стоял в бухте Сан-Пабло. Даже когда галера, посланная к Мессине, сообщила, что испанцы вышли в море,  Пиале-паша не решился атаковать эскадру дона Гарсия. Вместо этого он послал корсаров на штурм башни Фалька в бухте Чаппино Вителли. Однако рыцари довольно легко отбили приступ, причем сам Улуч-Али еле избежал плена.

Узнав о высадке испанских войск, Пиале-паша приказал немедленно грузиться на суда. Беспокойство турок усиливалось умело проведенной Ла Валеттом операцией по дезинформации. Он дал сбежать нескольким турецким пленным, перед этим «случайно услышавших», что численность высадившихся войск превышает 16000 человек, и они должны следующей ночью атаковать войска султана. Погрузка на суда  проходила почти в  панике, османы бросили много имущества, в том числе только что сооруженную осадную башню и несколько самых тяжелых орудий. К полудню 8 сентября войска мусульман завершили погрузку.

Но тут Мустафа-паша узнал, что численность высадившихся войск преувеличена и решил напоследок нанести удар по противнику. Он приказал высадить войска на берег и атаковать испанцев. Несмотря на отказ корсаров участвовать в этой авантюре, на берег все-таки сошло около 9000 турок (значительную часть из которых составляла конница). Построившиеся в боевой порядок испанцы под командованием де ла Корны, занимавшее Наксар, успешно отбили турецкую атаку. В этот момент во фланг и тыл наступающих ударил вышедшие из Мдины орденские отряды. Обратившиеся в бегство турки в панике отступили к бухте Сан-Паоло, где с трудом и неся немалые потери погрузились на корабли эскадры Улуч-Али и окончательно покинули Мальту. Эта попытка нанести «удар престижа» стоила османам еще более 1000 воинов.

 Итак, защитники Мальты одержали полную победу. Весь христианский мир вздохнул с облегчением – турецкая угроза была отражена. Король Филлип II прислал ла Валлетту  меч и кинжал, с золотыми рукоятками, усыпанными бриллиантами, а город Биргу назвали в честь магистра Ордена, проявившего несгибаемый характер, Ла-Валеттой.


Заключение.

Сулейман был посрамлен в глазах всего цивилизованного Мира – девятитысячный гарнизон Мальты смог разбить 35 тысяч турок! В 1566 году султан приказал снарядить на остров очередную экспедицию, но по странному стечению обстоятельств в середине весны в Стамбуле взлетел на воздух арсенал. Взрыв уничтожил большую часть кораблей, стоявших поблизости. Многие усмотрели в этом руку Господа, а некоторые – результат работы разведки Ордена. В этом же году Сулейман умер при осаде венгерского Сигетвара.

Мальтийский Орден вернулся к крейсерской войне против варварийских пиратов и мусульманской торговли. Уже в 1566 году из Биргу вышло 3 мальтийские галеры под командованием кавалера Альфонсо д’Аппиано. Сначала корабли иоаннитов зашли в Мессину за продовольствием, которое сразу же доставили на Мальту, а потом, соединившись у Рагузы с флотом вице-короля Сицилии, крейсировали в районе Корфу, охраняя христианскую торговлю.

Надо сказать, что галер с желто-черными цветами  Ордена турки очень опасались.

В 1571 году дон Хуан Австрийский собрал большой флот, к которому примкнули корабли Венеции и Ордена. В битве в заливе Лепанто 7 октября 1571 года христиане наголову разбили турецкий флот. Это стало началом заката Османской империи на Средиземном море.

Мальта более никогда не подвергалась турецкому нашествию. Ее корабли продолжали каперскую войну в Средиземном море и являлись ужасом для варварийских пиратов.



[1] На захваченных судах так же находилась дочь султана от его одалиски Роксоланы  – Мирма.

[2] Согласно отчету официального историографа Ордена Джакомо Боссе Сулейман привлек для осады 48000 человек, но ему противоречат недавно опубликованные данные из письма дона Гарсии де Толедо, вице-короля Сицилии, где количество высадившихся мусульман оценивается в 28000-29000 человек.

[3] Сиро́кко (редко широ́кко, итал. scirocco, от араб. ‎‎ шарк — восток) — итальянское название сильного южного или юго-западного ветра, зарождающегося в Сахаре и подобных областях Северной Африки и Ближнего Востока. Это южный тёплый ветер, приносящий дождь. Его сила может достигать от 2 до 9 баллов по шкале Бофорта.





Полностью эта статья опубликована в журнале Морская война №1 за 2009 год.



 
 
 
Ecorossecoross1 on May 12th, 2009 06:48 pm (UTC)
Можно спросить - в чем причины такого поражения? Только стойкость гарнизона?
George Rookegeorge_rooke on May 12th, 2009 07:07 pm (UTC)
Турки не рассчитывали на долгое сопротивление . Соответственно не позаботились ни о припасах, ни о порохе. Плюс ко всему - неправильно выбрали сезон для нападения.
Ecorossecoross1 on May 12th, 2009 07:37 pm (UTC)
Ясно, спасибо.
Как-то после Константинополя они все время куда-то торопились (кроме Кипра)...
babs71babs71 on May 13th, 2009 06:06 am (UTC)
А в какой сезон надо было нападать? Зимой?
George Rookegeorge_rooke on May 13th, 2009 10:58 am (UTC)
Самое лучшее время - вторая половина лета.
babs71babs71 on May 13th, 2009 11:00 am (UTC)
А почему? В чем плюс?
George Rookegeorge_rooke on May 13th, 2009 03:11 pm (UTC)
Спокойная, тихая погода.
Bitwa pod Grunwaldemodoaker on November 15th, 2009 04:14 pm (UTC)
А осада на первой стадии форта С.-Эльмо не было ошибкой?
George Rookegeorge_rooke on November 15th, 2009 04:54 pm (UTC)
Черт его знает. В статье я упомянул два возможных варианта. Оба они имели как плюсы, так и минусы.