George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Опять из Броделя, про французскую торговлю и славный порт Сен-Мало

Сен-Мало очень рано стал принимать участие в этом дележе американского серебра. Это происходило тем более естественно, что тамошние моряки уже давно стали своими людьми на Иберийском полуострове. Разве не прозвали их в XV веке "морскими ломовиками", торгующими и пиратствующими вдоль всего атлантического побережья, к северу и к югу от Мадейры? В XVI веке бретонские "барки" привозят в Лиссабон и Севилью хлеб, за который португальцы платят золотом, а испанцы серебром. В 1570 году жители Сен-Мало добираются до Средиземноморья и посещают Чивитавеккья, откуда забирают папские квасцы из Тольфских рудников. Позже, когда спрос среди американских потребителей возрастает, жители Сен-Мало привозят в Севилью, а затем и в Кадис огромное количество бретонских холстов, которым Испания служит перевалочным пунктом на пути в Новый Свет. В то же самое время моряки из Сен-Мало, уже добрые полстолетия занимавшиеся ловлей рыбы в окрестностях Ньюфаундленда, принимаются за перевозки сушеной или соленой трески в Испанию, Марсель, Геную. Взамен северяне получают и увозят домой серебро в монетах или слитках. В конце концов Пиренейский мир (1659) открывает французским торговцам - в том числе и уроженцам Сен-Мало - более чем широкий доступ в Испанию, и политическая победа Мазарини подкрепляется победой экономической.

После этого деятельность бретонцев на Иберийском полуострове, связанная с транспортировкой трех товаров: холстов, трески, серебра,- приобретает новый размах. Донесения французских консулов в Кадисе дают исчерпывающую информацию о передвижениях бретонских мореплавателей. Так, утром 1 апреля 1702 года в порт прибывают четыре фрегата из Сен-Мало; вышли они из Морле и проделали за неделю путь от Бреста до Кадиса, "не встретив врага"984, в трюмах же привезли "холстов на 500 000 пиастров, не меньше, отчего купцы наши зело возрадовались, ибо опасались они дурных встреч". В самом деле, за год до того в Европе вновь разгорелась война. Заметьте, что 500 000 пиастров равнялись по меньшей мере 1500 000 ливров. Цифра эта дает представление о благосостоянии, достигнутом торговцами из Сен-Мало. Донесение от 15 октября того же 1702 года гласит: "Вчера вечером прибыл корабль из Сен-Мало; прибыл он из Красной Шапки [одна из самых крупных банок в окрестностях Ньюфаундленда], с половинным грузом трески".

Двадцать лет спустя, в 1682 году, обычный консульский отчет подводит годовой итог экспорта серебра в Европу: в Геную и Ливорно,- в основном в Геную,- вывезено 4 500 000 экю; в Голландию - 3 500 000 экю; в Англию - 2 500 000; в Сен-Мало, Гавр, Дюнкерк, Марсель - 2 500 000. Из них на Сен-Мало с его дюжиной торговых кораблей приходится, без сомнения, добрых два миллиона. Маленькая деталь: "многие из наших [французских] купцов переправили немалую часть привезенного серебра в Англию и Голландию, говоря, что там серебро порой приносит больше, чем во Франции".

Подобные свидетельства можно приводить без конца. Мы ограничимся лишь одним эпизодом, достойным внимания, потому что с ним связано драматическое происшествие - плохо объяснимое, загадочное, позволяющее понять, что некоторые из этих торговых операций не обходились без мошенничества. Дело происходит в 1672 году. Голландская война началась в марте; французская армия захватила Объединенные Провинции в мае,- но Испания еще не выступила против нас. Между тем 16 октября пятидесятипушечный испанский корабль, подчиняющийся приказам герцога Верагваса, испанского адмирала, подходит борт к борту к "Святому Иакову", кораблю из Сен-Мало, бросившему якорь в кадисской гавани и располагающему 40 орудиями и полутора сотнями человек экипажа; испанцы требуют позволить испанским властям осмотреть судно; французы отказываются; новое требование - новый отказ; испанцы стреляют в упор, французы дают отпор, но тут их пороховой трюм загорается и корабль взлетает на воздух. Итог: сотня погибших, включая капитана. Выходит, экипаж этого корабля перевозил контрабанду? Вероятно; но кто в Кадисе этого не делал? Как бы там ни было, по уверению французского консула, "Святой Иаков" имел на борту 300 000 экю в слитках и много индийского товара".

Впрочем, происшествие это не оказало - судя по документам, которые мне удалось прочесть,- никакого прямого воздействия на торговые операции французских кораблей в Кадисе: они продолжались даже после того, как Испания вступила в войну. В те времена война вообще никогда - за редкими исключениями - не приводила к полному прекращению торговли. Десятью годами позже, в 1682 году, кадисскую гавань покинул корабль из Сен-Мало, груженный "более чем двумя сотнями серебряных экю, французам принадлежащих", под охраною двух французских флейт5* - "Грузового" и "Запоздалого". В 1689 году французские корабли вывезли из Кадиса 1884 000 экю во Францию и 205 000 - в Геную989 Короче говоря, связи Сен-Мало с Кадисом не ослабели даже в нелегкие годы войны с Испанией, несмотря на блокаду испанского порта голландцами и англичанами. Блокада продлилась недолго. Серебро исправно прибывало из Америки в Кадис, а оттуда как ни в чем не бывало распространялось по всей Европе...
Tags: политик
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Греческая революция, часть 4.

    Вскоре к Петербургскому протоколу присоединилась Франция, и теперь эти три страны определяли будущее Греции. Однако — и в этом заключается парадокс…

  • Дефенестрация через призму «Сальто Делчева».

    Как ни странно, но одна из самых кровопролитных в Европе войн началась из(за) окна. 23 мая 1618 года группа чешских протестантов выкинула из окон…

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments