George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

В добавление к предыдущему посту

Анализ предложения показал, что, как уже отмечалось выше, по итогам сельскохозяйственного года в стране должны были остаться значительные излишки продовольствия, прежде всего зерна. Начиная с июля и до конца ноября цены на пшеницу (а также ячмень и др. продукты, бывшие в избытке) падали как на производительных, так иногда и на потребительских рынках. С конца ноября, т.е. с момента, когда наиболее слабые слои сельского населения уже распродали свои запасы, цены начали повышаться. В марте-апреле 1915 г. это повышение составляло уже 20–30%. Часть прибыли от роста цен получил сам крестьянин-производитель.
В 1914–1915 гг. подорожание продовольственных товаров в совокупности с хорошим урожаем и при отсутствии еще реального воздействия центральной и местных властей на регулирование зернового рынка создавало весьма выгодную рыночную конъюнктуру для сельхозпроизводителей. Однако рост налогов, введение военно-конской и других повинностей, высокие темпы инфляции создавали далеко не одинаковые возможности для различных социально-имущественных групп. В лучшем положении находились крупные хозяйства зажиточных слоев, обладавшие значительными земельными наделами, в результате чего рост их денежных поступлений был выше уровня инфляции. С другой стороны, рост цен был следствием спекулятивной наценки продавцов (розничников, лавочников). Из-за нестабильности железнодорожных подвозок лавочники нередко случайно оказывались монопольными обладателями некоторых товаров в своей округе и, пользуясь этим, повышали цены.
Однако в большей степени в повышении цен на продукцию были виноваты не производители и мелкие спекулянты, а оптовые скупщики, мукомолы, скотопромышленники и посредники, в руках которых к январю-февралю 1915 г. оказалась огромная доля всех избытков сельскохозяйственных продуктов России, что позволяло им с указанного времени стать хозяевами рынка. Деятельность всех перечисленных лиц была тесно связана с банковским капиталом. Иногда банки и сами являлись косвенными или прямыми обладателями запасов сельскохозяйственных продуктов с целью извлечения максимальной прибыли.
По мнению современников, оптовые продавцы нередко включали в стоимость продукции собственные риски, связанные с доставкой товара, а также дополнительные затраты по более длительному хранению в условиях нарушения экспортных возможностей. Таким образом, складывалась парадоксальная ситуация: вместо того чтобы распродавать продукцию на внутреннем рынке по низкой цене, оптовики, получая в банках ссуды, выжидали более подходящего момента, чтобы продать подороже за границу.
Следовательно, помимо рисков по транспортировке и затрат на хранение, в стоимость товаров включались и проценты по кредитам и займам, которые с началом войны стали значительно выше. Таким образом, с помощью банковского капитала оптовым продавцам удавалось искусственно сузить предложение на внутреннем рынке, тем самым удерживая высокую цену для получения наибольшей прибыли.
Так поступали московские, петроградские, саратовские, казанские, двинские и др. скотопромышленники, так пытались продавать свои запасы яиц казанские торговцы, так придерживали свои товары московские мучники, петроградские, киевские дровяники, так влияли на рынок холодильные предприятия и т.п. Кроме того, поводом для извлечения выгоды оптовиками стало увеличение косвенных налогов. Так, повышение акциза на спички на 5 коп. с тысячи приводило к увеличению цены на них со стороны синдикатов и розничных торговцев на 10–15 коп., а рост акциза на сахар на 25 коп. приводил к увеличению его стоимости на 60 коп.
Что касается спроса на внутреннем рынке, то значительное влияние на него оказывала в первый год войны инфляция, причинами которой был увеличенный выпуск кредитных билетов, повлекший за собой обесценивание денег. Инфляция не могла не сказаться на росте цен по всей стране. Помимо расстройства денежного обращения, на уровень потребительского спроса в 1914–1915 гг. также оказало влияние почти полное прекращение экспорта российских товаров за границу. Но влияние заграничного спроса сказывалось на наших внутренних рынках.
Отдельные случаи прорыва за границу нескольких вагонов яиц, льна, масла и т.п. непременно тянули цены на внутреннем рынке вверх.
Реальной основой потребительского спроса в 1915 г. было почти исключительно внутреннее потребление, несколько отличавшееся от обычного своим количеством, качеством и особенно своим территориальным распределением. Увеличили и улучшили свое питание крестьяне-производители, оставшиеся в деревне; лучше, чем обычно, питались и солдаты на боевом фронте. Предъявляли спрос на российские запасы Финляндия, Польша и Галиция. Наиболее значительную роль в закупках зерновых осенью 1914 − весной 1915 г. играли казенные поставки. В некоторых местностях именно государственные закупки для снабжения армии остановили осеннее падение цен на рожь, мясо и масло, а также подняли цены на овес и сено, запасы которых в этом году были незначительны.
Справедливости ради нужно отметить, что в связи с казенными поставками кое-где расцвела спекуляция. Так, в Курской губернии местным уполномоченным была закуплена рожь (2 млн. пудов), по такой крайне высокой цене (1 р. 20 коп.), что заведующий продовольственной частью Российской империи распорядился расторгнуть все сделки по этой закупке. Характерно, что это решение не только сберегло казне сотни тысяч рублей, но вообще значительно понизило местные цены на хлеб.
Большое влияние на цены оказало в текущем году территориальное изменение спроса. Повышенный спрос на товары, прежде всего на продукты питания, наблюдался в прифронтовых районах, а также в регионах, уже разоренных войной. Остро нуждалась в продовольствии северо-западная часть России, где были сосредоточены беженцы, раненые и военнопленные. На всех этих территориях истощение собственных запасов привело к чрезвычайно быстрому росту цен на хлеб, мясо, крупу, масло и т.п.
Вслед за регионами, испытывавшими недостаток продовольственных ресурсов, цены стали повышать уже и производительные районы Поволжья, Приуралья и юга страны, широко обе- спеченные продовольствием, где повышение цен во многом было вызвано желанием оптовиков и посредников извлечь максимальную прибыль. Для поддержания постоянных цен заготовители искусственно ограничивали передвижение продуктов в той или иной губернии, контролировали их ввоз и вывоз.

http://cyberleninka.ru/article/n/rost-tsen-i-uroven-zhizni-naseleniya-v-usloviyah-mobilizatsii-ekonomiki-na-materialah-1914-1915-gg

Ну и до кучи:
В 1914-1917 гг. на незанятых германскими оккупантами и свободных от военных действий территориях (губерниях) валовые сборы зерновых составляли:
1914 г. - 76,5 млн.тонн;
1915 г. - 78,8 млн.тонн (за счет озимых, которые засеяли до 3 ноября, то есть до объявления войны Турции);
1916 г. - 65,0 млн.тонн;
1917 г. - около 62,4 млн.тонн.
Subscribe

  • Про Русский флот-2

    Ну а теперь пробежимся по 19-20 веку на предмет - а можно ли чем-то гордиться. Итак, 1806-1807 годы - экспедиция Сенявина. Блокада Турции со стороны…

  • Об очередной пробирке Пауэрса

    11 июля Гоуэр достиг Тильзита, где были расположены двор и русский император, и тот ему дрожащим от напряжения голосом зачел «совершенно…

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Про Русский флот-2

    Ну а теперь пробежимся по 19-20 веку на предмет - а можно ли чем-то гордиться. Итак, 1806-1807 годы - экспедиция Сенявина. Блокада Турции со стороны…

  • Об очередной пробирке Пауэрса

    11 июля Гоуэр достиг Тильзита, где были расположены двор и русский император, и тот ему дрожащим от напряжения голосом зачел «совершенно…

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…