George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Даунс, попытка №2

Многие ошибки я исправил. Судя по всему -было все вот так

Сергей Махов
Эдуард Созаев

Сражение у Даунса.

 

В начале 1639 года испанцы оказались лицом к лицу с очень серьезными проблемами. Во-первых, очень неспокойно было в Португалии; во-вторых фламандская армия, сражавшаяся сразу на двух фронтах (на северо-востоке – против Голландии, на западе – против Франции ) уже год не получала жалования, что грозило солдатскими бунтами; В третьих – захват Пфальца шведами[1], война с Францией и победы французского флота разорвали всякое сообщение с Фландрией, что привело к полной блокаде анклава.

 

С мая 1639 года правительство Филлипа IV начинает готовить к выходу Армаду, способную прорваться в Нижние Земли. Задача, поставленная этому соединению, - доставить деньги и новые воинские контингенты во Фландрию, а самой военной эскадре – прорваться  в Дюнкерк и атаковать голландский флот.

Летом из Кадиса вышло 9 военных кораблей (3 галеона, 1 флейт, 2 нао, 1 паташ, 2 вооруженных транспорта) под командованием капитан-генерала Мартина-Ладрона де Гевары, которые пришли в Ла-Корунью, где уже стояла небольшая дозорная эскадра под командованием уже известного нам Лопеса (Лопе де Осеса, сумевшего спастись в бухте Гатари) в составе 2 галеонов, 4 нао и 2 вооруженных транспортов. Туда же в 27 июля прорвалась Фландрская эскадра (8 галеонов, 6 паташей, 5 флейтов) под командованием Антонио де Окендо. Чуть раньше в порт пришли Неаполитанская Армада (1 галеон, 4 нао и 1 паташ) адмирала Эстебана де Олисте; частная эскадра Херонимо Масибриади (6 галеонов, 1 галеас, 1 паташ, адмирал Маттео де Улиджиани); Галисийская Армада под командованием адмирала Франсиско Фейхо (5 вооруженных транспорта); из Сан-Хосе – отряд Франсиско Санчеса Гваделупе (6 нао, 1 галеон, 3 вооруженных транспорта). Теперь объединенные силы испанцев насчитывали 23 галеона (из них два - 1200-тонных), 14 нао, 9 паташей, 6 флейтов, 1 галеаса и 12 вооруженных транспортов – всего 65 кораблей. Однако – как видно из списка – боевая ценность данной Армады не была большой: сборище разнотипных кораблей плюс 12 транспортов, нанятых у англичан, под завязку забитых шестью тысячами солдат, которые должны были усилить Фламандскую Армию   (по 330-350 солдат на каждом корабле[2]).

Еще в августе 1639 года Флот Океана (73 корабля) под общим командованием де Сурди, переведенным с Леванта, пытался перехватить часть испанской эскадры Окендо, которая готовилась выйти из Сан-Себастьяна в Ла-Корунью, однако испанцы сумели вырваться и уйти без боя. Де Сурди отписал Ришелье о неудаче и предложил на выбор атаку морскими силами какую-нибудь из бискайских крепостей – Фуэнтеррабиа, залив Гатари, Сантандер или Ла-Корунью. В ответном письме кардинал отмечал, что атаковать залив Гатари – слишком мелко, Сантандер, удаленный от границы – опасно, армия принца Конде стоит перед Руссильоном, а этот город находится рядом с Фуэнтеррабиа, поэтому Конде и сам сможет взять эту небольшую крепость. Оставалась Ла-Корунья, в которой собирался довольно большой испанский флот из 77 кораблей. Дюкен предлагал атаковать бухту в ночное время с помощью брандеров, однако Сурди ограничился лишь дальней блокадой. Французский флот смог перехватить два испанских галеона, идущих в Ла-Корунью, но на этом дело и ограничилось.

В конце августа Флот Океана ушел в Нант, но тут прошли слухи о выходе эскадры Окендо из Ла-Коруньи по направлению в Ла-Манш. Из-за противного ветра Сурди не смог выйти на перехват испанцев. Ришелье такой поворот событий очень рассердил: дело выглядело так, как будто французы специально выпустили испанцев без боя. Кардинал срочно послал меморандум Вильгельму Оранскому с объяснением случившегося, сделал де Сурди выговор и приказал всемерно содействовать голландцам в Канале.

Окендо же вышел в море 27 августа, в начале сентября удачно миновал остров Ре, а вечером 25-го числа был обнаружен голландской эскадрой (13 кораблей) Маартена Хасперзоона Тромпа в Ла-Манше. Тромп еще 10 сентября смог перехватить 3 отбившихся от испанцев транспорта с 1070 солдатами, и поэтому был извещен о задаче Окендо прорваться к Дюнкерку. В ночь с 25-го на 26-е голландцы попытались атаковать испанцев, но были отбиты превосходящими силами противника. 57-пушечный флагман голландцев «Амелия» сражался с флагманом испанцев  - 66-пушечным «Сантьяго». Корабль Тромпа (имевший на нижней палубе четыре бронзовых 36-фунтовых орудия, одиннадцать 24-фунтовых пушек и девять 18-фунтовок, а на среднем деке – три 18-фунтовых и двадцать одно 12-фунтовое орудие) был гораздо сильнее большого неповоротливого 1200-тонного «Нуэстра сеньора де ла Консепсьон и Сантьяго», несмотря на большее количество пушек последнего (66 орудий). Дело в том, что в штате испанского корабля помимо 216 моряков, 200 мушкетеров и 98 артиллеристов было 360 солдат (подкрепление во Фландрию), тогда как на флагмане Тромпа команда была штатной и состояла из 180 моряков и 60 артиллеристов. Проще говоря – корабль Окендо был ужасно перегружен людьми, поэтому в случае артиллерийской дуэли мог надеяться только на свои крепкие борта и возможный абордаж, что было слишком сомнительно с учетом того, что «Амелия» был 1000-тонным кораблем с тремя ярусами парусов и стакселями, это позволяло голландцу совершать маневры гораздо быстрее, а так же ходить круто к ветру. Естественно, что капитан-генерал, не надеясь на свой точный огонь, повел корабль прямо на флагман Тромпа, однако тот, маневрируя, осыпал испанский галеон ядрами. В результате ночного боя на «Нуэстра сеньора да ла Консепсьон и Сантьяго» погибло 43 и было ранено 67 человек, на «Амелии» жертв не было.

Вечером 26 сентября к эскадре Тромпа присоединился роттердамский адмирал Витте де Витт с 5 кораблями. 27 сентября перестрелки голландцев и испанцев продолжились. Тромп и де Витт благоразумно держались на расстоянии аркебузного выстрела и осыпали неприятельские корабли ядрами с безопасного расстояния, испанцы по мере сил отвечали пушечным огнем, но ни те, ни другие особой точностью не отличались. В перестрелке погибли испанские адмиралы Гваделупе и Улахани.

На следующий день к голландцам присоединился Банкерт с 16 кораблями, перестрелка продлилась до ночи, Тромп построил свой флот линией фронта, Окендо шел по испанскому обычаю клином, что позволило нидерландцам провести сосредоточенную атаку против одного и флангов испанской эскадры и захватить 16-пушечный паташ противника. За все время боев голландцы потеряли 28-пушечный «Гроот Кристоффель», испанцы сдали отставший 28-пушечный «Сан-Херонимо»[3].

Поскольку у противников кончался порох, Окендо направился к английскому Даунсу, а Тромп – в Кале, где быстро загрузил припасы и вышел в море. Многие историки, в том числе и испанские, считают, что Окендо допустил ошибку, ему вместо Даунса надо было идти во Фландрию, Тромп, дескать, не мог этому помешать. Однако капитан-генерала так же можно понять – его флагман за 5 дней сражений выдержал попадания 1200 ядер, был ужасно изрешечен и сильно тек. Так или иначе – Окендо вошел на рейд Даунса, где в этот момент стояла эскадра английского вице-адмирала Джона Пеннингтона[4]. Испанцы вошли без салюта, чем вызвали большой скандал, Пеннингтон пригрозил, что атакует испанцев, если они согласно обычаю не окажут честь флагу Англии, Окендо уступил, и английский вице-адмирал разрешил иберийской эскадре встать во внутренней гавани Даунса.

Сразу же были посланы гонцы к испанскому послу в Лондоне и к Спиноле во Фландрию. Окендо понимал, что фламандская армия сильно нуждается в деньгах, поэтому, пользуясь дождями и туманом, капитан-генерал отослал 9 паташей и 4 флейта, загруженных золотом и подкреплениями (220 тысяч дукатов и 5500 солдат) в Дюнкерк. Этому нимало помогли 56 фламандских рыболовных судов, пришедших в Даунс. Тромп, крейсировавший около побережья Кента, смог перехватить 9 испанских транспортов, но все они оказались гружеными рыбой, корабли с серебром спокойно дошли до Дюнкерка.

Половина дела была выполнена – Окендо смог доставить золото и солдат во Фландрию, что позволило Спиноле стабилизировать фронт после поражения от голландцев при Калло и расплатиться с терциями. С прорывом же основной части флота в Дюнкерк дело было плохо – галеоны очень пострадали в бою 25-28 сентября, имелись проблемы с порохом и провизией. С уходом 13 испанских транспортов и 12 английских судов, освобожденных от услуг после остановки в Даунсе, эскадра Окендо насчитывала 51 корабль, из которых 43 были военными.

Тромп, усилившийся к октябрю, постоянно крейсировал у Даунса. Голландия стянула все возможные военные корабли к побережью Кента, но нарушать нейтралитет Англии не решались. Тромп направил Окендо хамское письмо, спрашивая, как долго он будет ждать сражения, и интересовался: может ли голландский адмирал чем-нибудь помочь испанцам, чтобы те быстрее вышли на бой?

Окендо спокойно отвечал, что имеет сильную нужду в боеприпасах, на нескольких кораблях требуется заменить мачты. Во многих научно-популярных книгах раз за разом повторяется байка о том, как Тромп поставлял испанцам боеприпасы и ремкомплекты для кораблей, чтобы те быстрее вышли в бой. На самом деле конечно же ничего подобного не было. Первый груз с порохом прибыл к испанцам только через месяц – 30 октября. Доставка же мачт задерживалась. Голландцы сочли за лучшее атаковать испанцев, наплевав на английский суверенитет, поскольку отремонтировавшись Окендо вполне мог прорваться в Дюнкерк. Количество кораблей разного рода (включая брандеры) у Тромпа достигло 107 единиц, сомнений в успехе не возникало. Опасаясь вступления в сражение англичан на стороне испанцев голландский адмирал посла де Витта с 5 кораблями следить за отрядом Пеннингтона. 7 кораблей Корнелиса Йола перекрыли северный выход с рейда, 8 кораблей командора Яна Хендриксона де Нийза блокировали южный выход. В ночь с 31 октября на 1 ноября  Тромп занял позицию по центру бухты и спустил пять брандеров на стоявших испанцев, однако впередсмотрящие идальго заметили брандеры и дали команду рубить канаты. Пользуясь дымом от горящих брандеров 21 испанский корабль смог покинуть бухту и выйти на внешний рейд, где испанцы столкнулись с Тромпом. Голландцы спустили 3 брандера на флагман Окендо «Нуэстра сеньора да ла Консепсьон и Сантьяго», но корабль смог увернуться от них, однако один из брандеров сцепился с однотипным 1200-тонным галеоном «Санта-Тереза» дона Лопеса (того самого, воевавшего с французами в бухте Гатари). Корабль пылающим факелом вышел в Ла-Манш и исчез в дымке. Больше никто о нем ничего не слышал.

20 испанским кораблям противостояли 83 корабля и 11 брандеров Тромпа. Испанцы, собравшись у флагмана, под огнем противника выстроились клином и пошли на врага. Окендо, адмиральский корабль из эскадры Херонимо Масибриади «Сан-Херонимо», а так же 7 кораблей из Фландрской Армады – «Лос-Анджелес», «Сантьяго», «Эль Дельфин Дорадо», «Сан-Антонио», «Сан-Аугустин», «Санто-Томас» и пинас «Сан-Августин». Им удалось пробиться и уйти к Дюнкерку.

9 испанских кораблей (галисийский «Сантьяго», «Сан-Эстебан», «Сан-Хосе», «Ель Гранд Алехандро», «Эль Пингу», «Орфео», «Сан-Хуан Батиста», «Сан-Карлос») были либо потоплены, либо захвачены голландцами. Большая часть испанских судов выбросилось на берег в бухте Даунса или было перехвачено блокирующими эскадрами.

Несколько кораблей провались из Даунса и пытались избежать голландского плена – так, к примеру, «Санто-Кристо де Бургос» успешно ушел от голландцев, но потерпел крушение около мыса Барфлер, «Санта-Тереза» был захвачен французским приватиром около Кале, «Санта-Анджес» вырвался, но у Уэссана 24-го числа перехвачен голландцами.

Всего у Даунса погибло или было захвачено 43 испанских корабля (33 военных и 10 торговых фламандских), потери испанцев в людях были гораздо болезненнее -  6000 моряков. Уйти смогли 18 испанских судов[5]. По испанским данным голландцы потеряли 10 брандеров и 1000 человек, голландцы признают потерю лишь 1 брандера и 100 человек, однако в свете последних исследований данные голландцев можно считать не соответствующими действительности.

Окендо, прибыв в Дюнкерк, сказал: «мне больше ничего не остается, как умереть. Все, что мне удалось спасти – это мой корабль и наше знамя».

Благодаря победе голландцев у Даунса снабжение армии Спинолы во Фландрии было прервано.



[1] Через Пфальц проходила знаменитая «Испанская Дорога», по которой доставлялись во Фландрию подкрепления и деньги. Испанская дорога начиналась в Генуе, проходила через Швейцарию, далее по территории прирейнских земель до Фландрии. Шведы и французы (последние – прирастив свою территорию за счет Лотарингии) в 1633 году сумели перерезать «Испанскую Дорогу», что заставило Испанию снабжать свою армию во Фландрии морем.

[2] Часть солдат все же не уместилась на транспортах, в результате их разместили на самых больших галеонах, что сильно сказалось на боеспособности этих кораблей.

[3] Через 4 дня испанцы смогли отбить корабль и тот присоединился к эскадре Окендо.

[4] Состав эскадры Пеннингтона – галеоны «Джеймс», «Антилоуп», «Виктори», «Экспедишн», «Провиденс», «Мэри Роуз», «Юникорн», «Бонавенчур», «львята» №3 и №8. «Львята» (lion whelps) – это небольшие 185-тонные корабли длиной 62 фута, шириной 25 футов и двумя мачтами. Вооружение – 12 орудий от 32-фунтовых до 5-фунтовых орудий. Были построены англичанами специально для борьбы с алжирскими пиратами, но оказались очень неудачными из-за большой конструктивной перегрузки и плохой мореходности.

[5] Из них девять – из первоначального состава эскадры Окендо, и еще 9 – присоединившиеся к нему за время стоянки в Даунсе испанские корабли.



Tags: голландский флот, испанской флот
Subscribe

  • Хроники английского Кавказа, часть 32

    Испортив отношения с лордом-маршалом, сэр Джон на этом не остановился, а продолжил самодурствовать на всю катушку. Он вдрызг разругался с…

  • Хроники английского Кавказа, часть 31

    Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде…

  • Немного про Ирландию

    Для тех, кому затянуто, и кому хочется узнать кратко об истории Ирландии в одном посте. Я уже как-то говорил, что в истории Ирландии есть четыре…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Хроники английского Кавказа, часть 32

    Испортив отношения с лордом-маршалом, сэр Джон на этом не остановился, а продолжил самодурствовать на всю катушку. Он вдрызг разругался с…

  • Хроники английского Кавказа, часть 31

    Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде…

  • Немного про Ирландию

    Для тех, кому затянуто, и кому хочется узнать кратко об истории Ирландии в одном посте. Я уже как-то говорил, что в истории Ирландии есть четыре…