George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Цензура в XVIII веке

Вечером дам обширный материал для тех, кто думает, что испанские приватиры - это из области фэнтази, и только господин Уланов длинными рижскими вечерами пьет горькую, оплакивая испанцев, и пишет про тана Диего Раскона, а пока немного о французских корсарах и их мемуарах.

Как известно, Рене Дюгэ-Труэн был самым результативным корсаром всех времен и народов, захватил 300 торговых и 15 (правда три отбили обратно) военных кораблей. Как то, сидя на приеме у Людовика XIV, он рассказывал:
"- Увидев противника я приказал поставить все паруса, а "Славе" (французский корабль "Глорье") поднял сигнал следовать за мной!
- И слава всегда шла за вами!" - перебил его Людовик.

Так вот, в 1720-1721 годах он написал свои Мемуары, и читал отрывки из них для своего окружения, собираясь опубликовать в Голландии для широкой публики. Но тут совершенно неожиданно глава тогдашнего французского правительства аббат Дюбуа попросил Дюгэ-Труэна перед публикацией дать их ему почитать. Конечно же, бравый корсар не мог отказать такому человеку в его просьбе, и отдал рукопись. Прошел месяц, год, 10 августа 1723 года Дюбуа умер, Дюгэ-Труэн попросил возвратить ему рукопись, пообещали, и опять тишина...
Вернули ее Рене только в 1728 году, он отдал ее в печать, открыл, и... обомлел. Дело в том, что Дюбуа, и новый глава французского правительства кардинал Флери провели жесточайшую цензуру его труда. Часть листов была изъята, некоторые главы совершенно переписаны, особенно - что касалось развращения корсарством молодежи. Теперь на страницах рукописи воевали с англичанами богобоязненные святоши и почти монахи. Были изменены мнения Дюгэ-Труэна о впавших в немилость Кассаре и Форбэне, убраны из текста любимчики Людовика XIV Заус и Сен-Поль, похерены рассуждения корсара неправильности корсарской политики, и о том, что и он сам иногда испытывал страх (а Кассара Дюгэ-Труэн уважал. Когда Кассар, впавший в немилость появился в Лувре требовать возвращения своих денег, которые ссудил короне в тяжелые дни, вокруг него образовалась пустота, придворные демонстративно сторонились бывшего корсара. Дюгэ-Труэн один подошел и пожал своему товарищу руку, и во всеуслышанье заявил в галерее: "Господа, это величайший солдат нашей эпохи Жан Кассар, и я бы отдал все свои подвиги за его один!").
В общем, мемуары прилизали по самое "не могу", сделав из них политически правильный боевичок.
В результате часть воспоминаний Дюгэ-Труэн переписал, и в 1740-м опубликовали отрывки из его переписанных воспоминаний, где корсар осторожно посмеялся над своими цензорами : "Среди множества книг и мемуаров вам будет легко узнать мои, ибо они написаны не рукой монаха или святоши, а простого солдата".
Tags: капер, корсар, французский флот
Subscribe

  • Тяжела доля гегемона, послекрымское

    Я со своим обычным "везением" немного приболел прям 31-го декабря, поэтому все новогодние праздники сидел дома. Ну и поскольку делать особо было…

  • Опять зарисовки Ирландии

    А что мы все о преданьях старины глубокой? В Ирландии и в XVIII веке было не менее весело. Надо сказать, что еще с 1793 года французские войска…

  • Опять около Крымской

    За Венгерский поход Николая I не пинал только ленивый. Вернее – ленивый, не знающий истории. Тем удивительнее, что в тот же самый момент…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments