George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Продолжая разговор, или Московское царство в контексте Европы

Страшен и грозен был год 1558 от рождества Христова.
Началось все в январе, когда московитские полки рекою хлынули на Ливонию. В мае пала Нарва, в июле русские вошли в Дерпт, в сентябре (это месяц, когда "рыжая бестия" Елизавета Тюдор вошла на престол) осадили Ринген, чуть позже магистр Кетлер подступил к Рингену с большим войском (по разным оценкам от 7 до 10 тысяч человек, 19 тысяч, проскакивающих в некоторых источниках, отбросим, как ненаучную фантастику), и осадил его, однако русский гарнизон в 300-400 человек сопротивлялся до последнего, на месяц сковав войска Ливонской конфедерации. Раздраженный упорной обороной Кетлер приказал повесить уцелевших стрельцов и детей боярских, однако тем наступления был потерян, и ливонцы отступили к Риге.
В свою очередь разгневанный участью гарнизона Рингена Иван Грозный в январе 1559 года вошел на территорию Ливонии с большим войском, где у Тризена просто катком размазал войско ливонского ордена по земле - погибли там 400 рыцарей Ливонского Ордена (в том числе и их командующий Фридрих фон Фёлькерзам), более 500 человек было взято в плен.
Успехи Айвена зе Террибля оказались для Дании и Швеции ушатом холодной воды. До сих пор Московия практически не учитывалась в датской и шведской политике. Дания была всемерно озабочена сохранением Эресунна, как пролива, дающего ей полный контроль над внешней Балтийской торговлей. Шведский же король Эрик XIV (сын Густава Вазы) задумал - ни больше, ни меньше - захватить восточное и юго-восточное побережье Балтики, чтобы поставить под контроль русскую и польскую торговлю. Тем самым он еще больше ослаблял Ганзу и Любек, и точно так же, как и Дания, прекрасно усаживался на транзитные пошлины.
Кроме того, возник проект династического альянса с Англией, Эрик хотел жениться на Елизавете I, чтобы в результате унии получить решающее превосходство над Данией. Проблема в том, что "Бедная Лиза" совершенно не горела желанием втягиваться в Скандинавские разборки, и искала для своей страны новые рынки сбыта.
И датчане, и шведы, и русские, и поляки поняли одновременно, что Ливонская конфедерация не жилец, и с алчностью начали делить ее земли. Делить так, что перессорились из-за этих земель сами.
Дания попыталась захватить у Ливонского ордена опорный пункт — остров Эзель. Если бы датчане захватили этот остров, они обладали бы в южной части Балтийского моря такой цепью стратегических пунктов, которая могла позволить им от центра страны у Эресуна через провинции Сконе и Готланд достигнуть входа, в Финский залив, и Балтика становилась бы "датским озером". В свою очередь шведы мечтали о всем восточном и южном побережье Балтийского моря, мечтая изгнать оттуда и русских, и поляков, и датчан. Эрик XIV писал: «Для шведского государства ни в каком отношении не хорошо, если они (Россия или Польша) будут иметь такую прекрасную гавань вблизи границ Финляндии». Если Швеция, так думал Эрик, завоюет господство в Финском заливе, она сумеет, пользуясь гаванями Финляндии, в первую очередь Выборгом, получить преобладающее положение в торговле с Россией и большие таможенные доходы от этой торговли, такие же, как те, которые, например, имеет Дания от торговли через Сунд. Но для этого Эрику непременно надо было прежде всего установить хорошие отношения с Россией. В Ливонии Швеция сталкивалась также с соперничеством Польши, оказывавшей давление с юга.
Эрик начал постепенно осуществлять все эти далеко идущие планы. В 1561 году он склонил Ревель вместе с примыкающими областями Эстляндии (по своей территории почти целиком соответствовала нынешней Эстонии) подчиниться Швеции (то есть датский лен перевел под свою юрисдикцию, тем самым ослабив соперника). Но это вовлекло Швецию в конфликт с Любеком, конкурентом Ревеля в торговле с Россией. Любек с беспокойством следил, как Швеция стремилась захватить важнейшие пути на восток.
А тут в дело ввязалась Англия, которая начала во всю торговать с Россией через Балтику, причем продавая последней пушки, порох, ядра, военные припасы.Здесь уже забеспокоились датчане, и датские каперы начали потрошить английские корабли. При этом король Дании отправил к императору Св. Римской Империи слезницу, что, мол, гады-бритиши снабжают оружием гнусных схизматиков, которые кладут ядро в английский пушка и убивают рассово верных нордлингов, что не есть правильно В подтверждение этих слов чуть ранее русские взяли Мариенбург и Феллин, а потом, в битве Эрмесе, русское войско доказало, что рыцари может быть и крутые вояки (у Урбана было сказано, что русские нагрузили своих убитых на 14 телег. Соотношение сил оценивается как 12000 русских против 1000 ливонских рыцарей), но без разведки и посылая войска на убой частями особо не повоюешь. Война не рыцарский турнир, и побеждают в ней дисциплина и большие батальоны.
Ливония после падения Феллина и поражения при Эрмесе распалась, а Россия оказалась перед коалицией Шведских и польско-литовских войск.Швеция претендовала на восточную часть Ливонского наследства, Польша - на западную, и Россия была лишней на этом празднике жизни. Но тут вмешалась Дания, которая ввела войска на Эзель, тем самым угрожая шведским гарнизонам на Даго и Мооне, и закупоривая Ирбены и рижскую (польско-литовскую) торговлю.
Вообще Дания, Россия и Ганза считали себя обиженными результатами дележки. И тут же возник новый альянс.
Дания и Любек объединились в союз против Швеции и воевали с ней 7 лет (1563-1570 г.г.), и Иван Грозный, пользуясь этой ситуацией, вынашивал планы захвата территорий бывшей Ливонии аж до Риги. Но не срослось. Частью из-за ошибок самого царя (лично я считаю поворот с северо-востока на восток, на Полоцк и Литву генеральной ошибкой русской стратегии 1565-1570 годов), частью просто не повезло.
Ну а Швеция тем временем вынашивала не только планы захвата Нарвы и устья Невы, но и готовила экспедицию на Холмогоры и Архангельский град, чтобы лишить Россию морской торговли.
Tags: Балтика, политик
Subscribe

  • Очень интересное замечание

    В тему споров - какой численности должен быть экипаж парусного корабля XVIII века. Ну и в копилочку о "стандартном фрегате в 150 человек экипажа".…

  • Как поделить мир?

    В разные времена это было по-разному. В Ялте, например, согласно легенде, это делали на салфетке, которую Черчилль потом предложил сжечь.…

  • Хроники английского Кавказа, части 33, 34, 45 и 36

    Джона Перрота сменил Уильям Фитцуильям, который, прибыв в Дублин, первым делом обвинил Перрота в связах с Филиппом II и сочувствии испанцам.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Очень интересное замечание

    В тему споров - какой численности должен быть экипаж парусного корабля XVIII века. Ну и в копилочку о "стандартном фрегате в 150 человек экипажа".…

  • Как поделить мир?

    В разные времена это было по-разному. В Ялте, например, согласно легенде, это делали на салфетке, которую Черчилль потом предложил сжечь.…

  • Хроники английского Кавказа, части 33, 34, 45 и 36

    Джона Перрота сменил Уильям Фитцуильям, который, прибыв в Дублин, первым делом обвинил Перрота в связах с Филиппом II и сочувствии испанцам.…