George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Клуб Дюма-2 или майдан по-парижски, часть шестая

Прежде чем продолжим - очередное лирическое отступление, необходимое для понимания процессов, которые происходили в Франции конца 1580-х годов.
Помимо радикальных "левых" и "правых" в королевстве была и партия "политиков", как ее назвали у нас в историографии,или партия "умеренных католиков", как ее называют во всем остальном мире. Как ни странно, ее создал еще во времена Генриха II коннетабль Франции Анн де Монморанси.
Вкратце ее программа выглядела так: "свобода вероисповедания для протестантов, примат католицизма, во главу угла поставить государственные интересы Франции".
В 1580-х главой этой партии был Шарль де Монморанси-Данвилль. Обратимся еще раз к карте, которую я уже размещал:

Если синим здесь указаны части Франции с преимущественно лигистскими настроениями, красным - с протестантскими, то вот белое - это как раз те области, которые криком кричали "мудаки! Дайте пожить спокойно! Задолбали воевать!" поддерживали относительную свободу вероисповедания и партию "политиков". От того, за кого станут эти колеблющиеся и зависело - кто станет королем Франции.
Лигисты сразу после прихода к власти пытались склонить на свою сторону "умеренных". В частности на городских площадях агитаторы показывали любопытным картинки, на которых была изображена английская королева Елизавета, пытающая английских католиков. Легко представить себе, какое впечатление производили подобные картинки на французов католического вероисповедания, охваченных страхом перед королем-кальвинистом, готовым занять французский трон.
Когда Генрих III, осознавший, наконец, что сражаться надо и за общественное мнение, приказал своей полиции разыскать клише, с которых печатались агитационные гравюры, они, эти клише, отыскались... - СЮРПРАЙЗ! - в особняке Гизов. Ну вы понимаете да? Это не считая бесчисленных обвинений в педерастии (господи, как будто Гиз не был бисексуалом и свою попу в молодости никому не подставлял), моде на непонятную одежду (в понимании людей XVI века Генрих IIII одевался примерно как сейчас Шура), кровосмешение с сестрицей Марго (то, что в юношеских гэнг-бэнгах с Маргаритой Валуа помимо всех "принцев крови" участвовал и сам Гиз - тоже забывалось) и так далее.
Вобщем это была война компроматов, не уступающая по накалу нынешней.
Монморанси-Данвилль и его последователи последовательно боролись с информационной войной с обеих сторон. В результате партия политиков к 1588 году сблизилась как Генрихом III, так и с Генрихом Наваррским.
Собственно именно позиция этой партии (как ни странно - 2/5 Франции) и определила в конечном счете победителя.
Но вернемся к нашим баранам майданам. Итак, было решено убить короля.
Надо сказать - что это был самый идиотский план убийства, составленный полными идиотами. Но иногда бог бывает на стороне дураков, и в конечном итоге план оправдался, хотя от начала до конца никакой логики в нем не было.
Предполагалось найти какого-то фанатика, который согласится поехать в Сен-Клу (армия Генрихов уже стояла в пригородах Парижа), попросить у короля аудиенции, надеяться что он будет один, без Сорока Пяти, и что покушение получится провести.
На мой взгляд - это примерно тоже самое, как левый человек сейчас таким способом будет пытаться устроить покушение на Обаму - ведь теперь предстояло преодолеть сначала агентуру Шико-Эпернона (а у них было очень много информаторов в Париже, в том числе и в самых верхах Лиги), отряды протестантов, швейцарцев-телохранителей, и наконец - Сорок Пять, как последний рубеж.
Естественно, что все здравомыслящие люди от такой чести отказались.
И здесь на сцене появляется 22-летний дурачок - монах-доминиканец Жак Клеман. Он и раньше делился со своим приором монастыря на улице Св. Якова, что хочет "убить Ирода", в ответ на что приор участливо кивал головой, говорил: "Юноша, вас ждут великие дела!" на направлял брата чистить навоз в конюшнях. Ну что возьмешь с убогого? Ведь с юродивыми спорить незачем, лучше с ними соглашаться и нагружать нормальной физической работой.
И вот 30 июля 1589 года в монастыре на улице Св. Якова появляется госпожа де Монпасье, которая просит приора побеседовать с братом Клеманом в отдельной келье.
Начинает она разговор завернувшись в шаль, описывает Клеману его великое будущее, что его несомненно выручат, и все же даже тупой 22-летний доминиканец полон сомнений - план-то фактически никакой! И тут начинается операция "СИСЬКИ!".
Монпасье одела самый открытый свой корсет, который выглядел примерно так:

Из Мусского: "Ходили слухи, что для «верности» ему дали какое-то наркотическое средство.
Монпасье знала о его существовании, потому что монах довольно часто предавался с женщинами из квартала Эколь занятиям весьма предосудительным для монаха и потому что над ним потешался весь Париж.
Она отправилась повидаться с ним, надев для этого сильно декольтированное платье, не оставлявшее ни малейших сомнений относительно прелестей, которыми обладала его хозяйка. Бедняга был просто ослеплен и невероятно возбудился. Аристократка постаралась убедить Клемана ни в коем случае не оставлять своего похвального намерения. В ход были пущены все средства обольщения, обещание кардинальской шапки и вечного блаженства на небесах. Кроме того, добавляла герцогиня, она прикажет арестовать в качестве заложников большое число сторонников Генриха III, так что никто не осмелится в королевской ставке и пальцем тронуть Жака."

Ну вобщем вы поняли, да? Пацана поймали на обычный спермотоксикоз.
1 августа Клеман выходит за городские ворота и сразу попадает на разъезд королевских войск.
И здесь тупость плана, умножается на тупость и разгильдяйство охраны.
Клеман говорит, что у него срочное сообщение Его Величеству, и проходит первый круг. Его направляют к генеральному прокурору Ла Гесслю (который при королевском войске исполняет функции особиста), который даже не допросив монаха докладывает королю, что пришел один из информаторов из Парижа.
Генрих вполне логично считает,что монах - один из людей Шико или Эпернона, и просит провести его к себе.
Клеман входит в королевские покои, Генрих сидит на кресле, его окружает четверка из Сорока Пяти. Монах преклоняет колено и подает Генриху письмо (Монпасье специально отдает ему письмо, составленное для короля арестованным президентом Парламента Арле) о ситуации в Париже и просит несколько слов сказать наедине.

Генрих взглядом отпускает телохранителей, и продолжает читать письмо, встав с кресла. Клеман достает нож, обычный, столовый, для чистки рыбы, и вонзает его королю в живот. Вонзает неумело, всего-то на треть лезвия, и тут же в ужасе разводит руки.
Очередная цитата из Эрланже: "Король сам выхватывает кинжал из раны и наносит убийце удар в лоб. Вбежавшая стража хватает якобинца, Ла Гессль пронзил его шпагой, затем последовали еще несколько ударов. Жак Клеман стоически испускает дух, уверенный, что, безусловно, попадет прямо в рай.
Когда улеглось первое волнение, врачи успокоили придворных: рана неглубокая – несколько компрессов и его величество забудет об этой истории. Король Наваррский, спешно прибывший из Исси, находит короля в постели спокойным и диктующим своему секретарю Мегре длинное письмо, чтобы успокоить королеву, находившуюся в тот момент в Клемансо.
Подробно описав Луизе всю сцену покушения, король заканчивает: «Благодарение Богу, это пустяк, и через несколько дней я надеюсь быть здоровым». Постскриптум Генрих добавляет собственноручно: «Дорогая, я буду вести себя хорошо, моли Бога за меня и никуда не двигайся оттуда».
Успокоенный Беарнец уезжает."

Но на следующий день - адские боли в животе и рвота. Проблема очень простая - в нож был грязный и в рану занесена инфекция. Будь в то время антибиотики и йод - Генрих бы уже через неделю был здоров. Вся эта ситуация накладывается на слабый организм короля - в 1581-м чуть не умер от отита. Плюс - удар ножа все-таки задел внешнюю полость брюшины (брыжейку) и и у Генриха началось внутренне кровотечение. Соответсвенно на глупость охраны, на глупость и неосторожность самого короля наложилось и халатное обследование раненного придворным врачом Мироном (стар был уже мэтр, а ведь лучше его и Амбуаза Парэ во Франции не было).
И Генрих понимает, что умирает. Умирает нелепо, от пустячной раны, и от человеческой и собственной глупости. И решает передать корону Наваррскому.
Опять Эрланже, красиво пишет все-таки! "Он приказывает войти всем военачальникам и наиболее видным придворным и встать около его постели: «Господа, – произнес Генрих, – я прошу вас, когда меня не станет, признать королем моего брата, стоящего тут, и сейчас же, в моем присутствии, принести ему клятву на верность».
В толпе придворных послышались сдержанные голоса протеста, почти возмущение: многие не могли себе представить на троне еретика. Генрих с трудом приподнимается на подушках: «Я вам приказываю», – говорит он.
На лице его появилось такое трагичное выражение, что никто не посмел ослушаться. Один за другим, канцлер, государственные секретари, маршалы, высшие должностные лица королевства склонялись перед Генрихом Наваррским, клянясь верно служить ему. Когда последний из них произнес заветные слова, раненый облегченно откинулся на подушки. Больше ему не в чем было упрекнуть себя – теперь он был спокоен за Францию и ее будущее. Чуть погодя новый страх овладел им: он испугался, что известие о его смерти даст наемникам повод считать себя свободными. Король отправляет Генриха Наваррского к немецким солдатам сказать, что он приказывает им оставаться на месте.
Когда стемнело, король отважно вступил в последнюю битву с ангелом смерти. Никто не может сдержать слез – дворяне, солдаты охраны, свита; даже король Наваррский, которого трудно заподозрить в излишней чувствительности, утирает слезу.
Около полуночи началась агония, а в два часа утра наступила смерть. Ему было тридцать семь лет, десять месяцев и двенадцать дней. А там, в Париже, уже начинали праздновать событие, которое будет стоить Франции еще девяти лет страданий."


Продолжение следует....
Tags: Клуб Дюма
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Про попилы в странах "загнивающей демократии"

    Народ, я вообще с недоумением воспринимаю последнее время все эти выкрики из зала, что любые планы или аналитические разборы в Пентагоне или ЦРУ -…

  • Про Русский флот-2

    Ну а теперь пробежимся по 19-20 веку на предмет - а можно ли чем-то гордиться. Итак, 1806-1807 годы - экспедиция Сенявина. Блокада Турции со стороны…

  • Приз для проигравших

    Доклад 1985 года. Русские начинают и выигрывают. Просто слайды. А вот - как вам характеристика?)) Ну и достойный финал)) Смех смехом, но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

Recent Posts from This Journal

  • Про попилы в странах "загнивающей демократии"

    Народ, я вообще с недоумением воспринимаю последнее время все эти выкрики из зала, что любые планы или аналитические разборы в Пентагоне или ЦРУ -…

  • Про Русский флот-2

    Ну а теперь пробежимся по 19-20 веку на предмет - а можно ли чем-то гордиться. Итак, 1806-1807 годы - экспедиция Сенявина. Блокада Турции со стороны…

  • Приз для проигравших

    Доклад 1985 года. Русские начинают и выигрывают. Просто слайды. А вот - как вам характеристика?)) Ну и достойный финал)) Смех смехом, но…