George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Клуб Дюма -2 или майдан по-парижски, часть первая

Надо сказать, что перед выходом Армады Филипп II попытался решить еще одну проблему. Под названием "Франция".
Вполне осознавая, что испанский король заинтересован во французских портах по пути следования Армады (ибо Дюнкерк и Невпорт были мелководны и не имели укрытий для больших кораблей) в мае 1587 года Генрих III назначает губернатором Нормандии Жана-Луи де Ногаре де Ла Валлета, герцога д'Эпернона, который со всем старанием и тщанием приступает к укреплению северных городов Франции.
В самой Франции был полный раздрай, усугубленный тяжелой экономической ситуацией и неурожаем осени 1587 и весны 1588 годов.
На Януковича Генриха Валуа давили со всех сторон - "Правый сектор" Католическая Лига, чей вождь, Генрих де Гиз, съел ящик печенек от Нуланд был должен Филиппу II уже 3 миллиона ливров и в меру своих скромных способностей пытался стать французским королем, правда, каким-то экзотическим способом; протестанты Донбасса юга и юго-запада, чей предводитель, Генрих Наваррский, расширял свое влияние и территории; Злобный Путин Англия, которую совершенно не устраивала позиция стороннего наблюдателя,занятая Валуа, тогда как страна семимильными шагами идет к Евроассоциации союзу с Испанией. Ну и до кучи - сама Испания, империя, над которой не заходит солнце, поскольку ей, Америке... тьфу, Испании, Франция нужна была только в качестве воюющих между собой группировок, поскольку единая Франция мгновенно становилась самым главным врагом Испании.
Против Генриха идут заговор за заговором - госпожа де Монпасье, духовенство, подстрекаемое кардиналом Лотарингским (вообще внуки нищего дворянчика Клода де Гиза, прибывшего в Париж с тремя су в кармане, очень неплохо устроились к 1580-м) - все этом можно прочитать у Дюма в "Сорок Пять", благо заговоры описаны очень точно, правда Дюма сдвинул события 1588-го года в 1584-й.
Тем временем прибывший к Гизу испанский посол Байден Мендоса потребовал от Лотарингского принца решительных действий. Филипп был готов выделить в помощь войскам Гиза, расквартированным в Суассоне, 6000 солдат и 300 тысяч экю золотой монетой, чтобы тот мог расплатиться с наемниками и солдатами, и начал уже марш на Париж. В принципе, если де Гиз хотел стать королем,этот ход был самым логичным. Но Гиз почему-то умерил свой пыл и собирался лишь захватить Пикардию, что никак не устраивало Империю Добра Испанию.
9 мая 1588 года (за 19 дней до выхода Армады) Генрих де Гиз прибывает в Париж. Его появление на улицах произвело фурор - он был живым воплощением лозунгов парижских буржуа "Хто ни скаче - тот москаль кальвинист" и "Католичество по над усе".



11 мая 1588 года не на шутку испугавшийся Генрих III вводит Беркут своих швейцарских наемников в Париж, ну а в четверг, 12 мая (за 16 дней до выхода Армады из Лиссабона), в пять часов утра колокола церкви Сен-Северен и Сен-Бенуа громко ударили в набат. Так начался Майдан День Баррикад.
Восставшим потребовалось совсем мало времени, чтобы превратить районы Сите, университета, дворца юстиции, Площадь невинно убиенных в укрепленные районы, настоящие крепости. Люди натянули через улицы цепи, вытащили булыжники из мостовых, устроили импровизированные укрепления – город ощетинился баррикадами.
Крийон, лучший начальник Генриха III, запрашивает у короля разрешения разобрать баррикады и разогнать толпу. Генрих мямлит, что "авось все обойдется", и приказа не отдает. Лучшее время для подавления мятежа упущено.



Более того - мятежники переходят в наступление, Беркут швейцарцы, пытающиеся прорваться к Президентскому Дворцу Лувру, окружены, и расстреливаются с крыш домов и гостиниц.
Тут появляется де Гиз весь в белом и Генрих умоляет его спасти швейцарцев. Де Гиз умом мне очень сильно напоминает Кличко, ибо сегодня в завтрашний день не все могут смотреть. Вернее, смотреть могут не только лишь все, мало кто может это делать вместо того, чтобы решительно дожимать Валуа, раз уж ты, предатель, решил захватить власть, то надо ее захватывать, а не начинать танцы с бубном над прижатым к стенке, но еще не поверженным противником. Так вот, де Гиз решает показать свое могущество над толпой, и просит отпустить швейцарцев, которые быстро отходят к Лувру.
В пятницу боевики "Правого Сектора" отряды под командованием герцогини де Монпасье, де Бриссака и Менвилля захватывают Ратушу, и Арсенал. В этих условиях Янукович Генрих III видит только один выход - бежать из Парижа.
Король покидал свою столицу, а вместе с ним – канцлер, герцог де Монпансье, маршал Бирон, государственные секретари, господин д’О, кардинал Ленонкур. Его королевское величество отправился в путь под защитой швейцарской гвардии из четырех тысяч человек, французской гвардии и Сорока Пяти, окруживших Генриха III живым щитом.
Оказавшись в Шайо 27 мая (за день до выхода Армады), Генрих оборачивается к оставшемуся позади городу, отплатившему ему за добро лишь неблагодарностью и изменой, и гневно проклинает его. И еще Генрих клянется вернуться, только когда путь назад будет расчищен. А пока он выбирает местом своего пребывания Шартр, куда тут же переезжает весь дипломатический корпус.
(Цитата из Эрланже "Генрих Третий. Последний из Валуа")



Меж тем Фарнезе понимает, что Дюнкерк и Невпорт очень мелководны, и разрабатывает план захвата Булони с помощью войск Католической Лиги. 9 мая 1588 года этот план через своих паржских агентов (да, да, тот самый Николя Пулен, завербованный у Дюма королевским шутом Шико в "Сорок Пять") становится известен д'Эпернону. Уж в чем-чем, но в быстроте реакции последнего королевского миньона упрекнуть нельзя, и тот срочно отправляется в Булонь,открывает арсенал, вооружает поголовно всех жителей города, свозит в город пушки из близлежащих замков. 14 мая с песнями, плясками и боевым гопаком к стенам Булони подходит отряд в 4000 человек под командованием брата Гиза - герцога д'Омаля, надеясь на легкую прогулку и разграбление города. Однако их встречают пушечные залпы и полностью готовый к бою гарнизон. Простояв у ворот неделю, как баран, и даже не попытавшись штурмовать, д'Омаль разворачивается и уходит прочь в пампасы.
Но вернемся в конец мая и начало лета.
Армада, идущая вдоль французских берегов,стала очень весомым фактором для аргументов, приводимых Католической Лигой. Генрих III не мог игнорировать идущие со всех сторон рассказы о гигантском флоте, который сначала видели у берегов Бретани, а потом и Нормандии.



21 июля (за 9 дней до входа Армады в Канал) стороны заключают Соглашение о союзе (очень похоже на февральские тезисы Януковича, кстати). Это полная сдача позиций по всем фронтам. Католическая Лига отказывалась (или делала вид, что отказывается) от заключения каких бы то ни было союзов с иностранными государствами, но получила официальное признание во Франции. Король принимал на себя обязательство созвать Генеральные штаты; соглашался с решениями Тридентского Собора; отказывал принцам крови, исповедовавшим протестантизм, в праве наследовать корону; признавал кардинала Бурбонского своим ближайшим родственником; предоставлял католикам право иметь шесть городов-крепостей; высылал д’Эпернона. По этому Соглашению герцог де Гиз получал звание генерал-лейтенанта, его брат становился кардиналом в Авиньоне, герцог д’Омаль – губернатором Лиона, Менвиль, вдохновитель Католической Лиги, – членом королевского совета; Майеннский, кузен де Гиза, получал под свое командование армию.
Да, перед тем, как закончим первую часть.
Так уж получилось, что 12 мая в Париже оказался мэр Бордо, Мишель де Монтень. Выглядел этот молчаливый и саркастически улыбающийся человек столь подозрительно, что добрые буржуа из Католической Лиги решили его повесить. Ибо "кто не скаче - тот москаль" больно уж рожа, на протестантскую смахивающая. Вмешался президент парижского парламента, сочувствующий королю (его кстати в лучших традициях Верховной Рады заставляли подписывать приказы по Парижу под дулом пистолета, правда по вечерам президент писал длинные слезные письма королю, подробно описывая, что он подписал, и как его,бедного, неволили) и Монтеня "всего лишь" упекли в Бастилию, комендантом которой назначили полу-буржуа, полу-дворянина Бюсси-Леклерка, который бы никогда не осмелился назваться Бюсси при живом САБЖе,но времена нонеча изменились и "киборгами можно называть кого угодно", как вы знаете.

продолжение следует....
Tags: Клуб Дюма
Subscribe

  • Кому война а кому мать родна

    Опять пример креветок и устриц из бескрайнего белорусского моря, или - ничто не ново под луной. Как известно, 29 мая 1585 года Филипп II объявил…

  • Ordnung muss sein

    Идеально подходит в тэг "Их нравы". Ну или прямое доказательство цитаты Лютика. Ну вы помните. «Я был знаком в жизни со многими военными. Знавал…

  • Философии псто-2

    В продолжение вот этого: https://george-rooke.livejournal.com/1027641.html Как мы уже отмечали, испанцы быстро приняли на щит идею папы и пришли к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments

  • Кому война а кому мать родна

    Опять пример креветок и устриц из бескрайнего белорусского моря, или - ничто не ново под луной. Как известно, 29 мая 1585 года Филипп II объявил…

  • Ordnung muss sein

    Идеально подходит в тэг "Их нравы". Ну или прямое доказательство цитаты Лютика. Ну вы помните. «Я был знаком в жизни со многими военными. Знавал…

  • Философии псто-2

    В продолжение вот этого: https://george-rooke.livejournal.com/1027641.html Как мы уже отмечали, испанцы быстро приняли на щит идею папы и пришли к…