George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Величайшая комбинированная операция Нового Времени.

В контексте разговоров об Армаде.
Собственно, проблемы начались в 1578 году, когда молодой португальский король Себастиан I сложил голову в битве при Эль-Ксар-эль-Кебире (кстати, там же умер и марокканский султан Абд аль-Малик, но он хоть умер от болезни, а так же союзник португальцев – свергнутый султан Марокко Абдалла Мохаммед), и оказалось, что португальский престол некому наследовать.
Нет, короля избрали. Это был 66-летний кардинал Энрике Португальский, но в то время, когда люди старели гораздо быстрее, нежели сейчас, из детородного возраста дедушка уже вышел, да и обет безбрачия мешал завести законную супругу. Конечно, Энрике отправил к папе Римскому просьбу снять с него обет безбрачия, но папа, подумал и… отказал.
Когда падре кардинал умер в 1580-м, в Португалии разразился кризис. На престол страны претендовали:
- Филипп II Испанский, как сын Изабеллы Португальский, то есть прямой внук португальского короля Мануэла I.
- дон Антониу, приор мальтийских рыцарей в Крату (Португалия), как бастард (сын Луиша, сына Глойна Мануэля I от то ли арабки, то ли еврейки). Цимес в том, что если по португальским и испанским законам он считался дворянином голубых кровей, то по законам евреев – стопроценным Юлием Соломоновичем Гусманом , поскольку те определяют национальность по матери. На это, кстати, напирал Филипп Испанский – еврей на троне католической державы - БРРР….
- Катарина Браганса, как дочь Эдуарду, шестого сына Мануэля I, и Изабеллы Браганса. Однако, главной претензией было, что «негоже лилиям прясть», баба, которая неделю в месяц бывает нечистой, на престоле католической державы – БРРР….
- Риануччо Фарнезе, герцог Пармский, 11-летний мальчик, как сын Марии Португальской (дочери Изабеллы Браганса того же самого Эдуарду). Но чем права Риануччо отличались от прав Филиппа II? Да фактически ничем. Такое же происхождение по женской линии, только не от короля, а всего лишь от инфанта.
- Эммануил Филиберт, герцог Савойский, как сын Карла Савойского и Беатрисы Португальской, вторая дочь Мануэля I от его второй жены Марии Арагонской. Здесь у испанского короля было право первородства, все же Изабелла Португальская была ПЕРВОЙ дочерью от Марии Арагонской.
Вобщем в Европе юристы и богословы потирали руки в нетерпении – судилище «а кто достоин-то?» обещало быть долгим, обиды проигравших – вечными. Однако Филипп II решил иначе. Не потому, что хотел завоевать Португалию, хотя такой бонус для Испании давал многое, но прежде всего – по праву «старшей крови».
С Риануччо и Эммануилом Филибертом договорились очень просто – первый был сыном Алессандро Фарнезе, который состоял на службе у Филиппа II, второй сам служил у португальского короля. Обоим объяснили, что объединение Португалии и Испании под одним скипетром – это хорошо, дали целевой кредит МВФ денег, и они особо не настаивали.
Хуже было с Катариной Браганса, которая от претензий на трон не отказалась, хотя ее мужу предлагали пост вице-короля Бразилии и другие ништяки. Но, честно сказать, ее право на трон было явно меньше, чем у Филиппа, прямого внука Мануэля.
Но самым хитрым оказался еврейчик Антониу – пока другие мерились пиписьками родословными, парень превратно объехал знатные семейства, и в результате 24 июня 1580 года в Сантарене был избран королем Португалии, причем Регентский Совет из пяти членов знатных фамилий оказался совершенно не в курсе. Этого уже испанский король стерпеть не мог.
Операцию по приведению дона Антониу и его сторонников в чувство возглавили 72-летний герцог Альба и 65-летний дон Альваро де Базан, маркиз де Санта-Круз. Лучшего тандема не придумали даже Путин и Медведев – план операции прорабатывали совместно, почти по минутам, что для тех времен вообще за пределом фантастики.
К 24 июня в Кадис были стянуты 66 галер, 21 корабль и 9 фрегатов (fragatas, то несть небольшие корсарские суда, не путать с фрегатами 18 века!). 25 июня Альба с 21000 пехоты и 3000 конницы пересек испано-португальскую границу в районе Бадахоса, а на следующий день Санта-Круз вышел к устью Тахо (Тежу). В этот же день Санта-Круз блокировал Кашкайш в эстуарии Тахо (25 км от Лиссабона),  а 26-го войска высадились в Сетубале (40 км от Лиссабона), где находились главные склады португальской армии. Десант в 4000 человек просто раздавали, размазал охранявшие Сетубаль 4 компании португальского ополчения, и таким образом блокировал Лиссабон с моря. 27-го подошла армия Альбы.
Изначально планировалось атаковать Лиссабон с севера, с суши, но после военного совета было решено ударить с моря. Этот участок охранялся очень слабо, поскольку местность была труднопроходимой, гористой, но там войска Альбы могли поддержать галеры Базана. С моря Лиссабон защищал португальский флот 36 каррак и 9 галеонов.
С помощью галер испанцы перевезли войска к Кашкайшу. Первым по новому плану шел авангард (1500 немецких копейщиков плюс 3 кампании испанских и неаполитанских аркебузиров под командованием «полевого маршала» Санчо де Авилы), задачей которого было создать плацдарм на южном берегу Алькантары и обеспечить переправу всей армии.  Далии шли 3 терции – Неаполя, Ломбардии и Сицилии, в сопровождении 15 кавалеристов (последние – для разведки).
Застрельщиками стали 800 солдат «полевого маршала» Родриго Сапаты, которые в жесточайшем бою сошлись с 300 португальскими кавалеристами. Испанцев атаковали по частям, прямо в месте высадки, и спас их лишь огонь с галер, который велся через голову обороняющихся. В результате португальцы были опрокинуты и бежали.
На следующее утро перед Кашкайшем было высажено 300 кавалеристов и 3000 солдат, а также сгружено 3 тяжелых орудия. Португальцы не приняли боя в поле, и отступили в замок Кашкайш, там сосредоточилось до 9000 солдат и 400 кавалеристов. Но войска дона Антониу там были полностью деморализованы внезапной высадкой, да и обстрелы из 3-х орудий вносили сумятицу. 30-го Кашкайш сдался. Альба, в лучших традициях Фландрии, приказал провести суд и обезглавить коменданта крепости Дона Диуша де Менесеса (Менешуша). Приговор был вынесен публично, на площали, комендант был обвинен в сепаратизме и терроризме мятеже против законного короля и участие в восстании с оружием в руках. Напрасно Менесес на суде говорил, что никогда в жизни не присягал королю Испании, а следовательно – не может считаться мятежником. Альба был неприклонен.
Далее из Кашкайша начался марш к Лиссабону по правому берегу Тахо. Несмотря на строжайший приказ Альбы воздерживаться от грабежей и насилия по отношению к местным жителям некоторые кампании вместе с офицерами решили заняться мародерством. В результате в валлийских кампаниях была проведена децимация по правилу римских легионов, командир – обезглавлен, лейтенанты – выпороты. Грабежи прекратились словно по мановению руки.
30 июля войска уткнулись в крепость Сан-Хулиан Бара, с гарнизоном в 600 человек. В дело вступили артиллеристы под командованием Джузеппе Антонелли, 20 орудий были установлены на холме перед крепостью и в течение 5 дней вели обстрел крепостных стен.
Тем временем галеры и корабли Санта-Круза блокировали устье Тахо, не давая подвести к Лиссабону подкрепления, и выйти в море португальскому флоту, который на большой воде имел неоспоримые преимущества.
12 августа Сан-Хулиан Бара пал.
Наконец основной отряд вышел к речке Алькантара, заняв ее западный берег.
Тем временем Санта-Круз послал к Сан-Хулиану 60 галер и 20 кораблей, которые встали в линию у башни Белен, держа под обстрелом почти весь рейд. В результате португальские корабли были вынуждены отступить вверх по течению, оголив оборону башен Св. Себастиана и Порто Брандао.
Флот испанцев начал осторожно двигаться вперед – сначала галеры, затем корабли. Остановились, подтянулись, укрепились, потом опять вперед. И так раза разом. Из-за этого фронт перед Лиссабоном постепенно сужался, португальцы более не владели окрестностями, что позволило Альбе стянуть войска в кулак и начать готовить штурм.
Тем временем Санта-Круз экспериментировал с построениями. Первая линия – галеры Кастилии, Неаполя и Сицилии, вторая -  фламандские флиботы, привычные к действиям на мелководьях, в центре – 9 крупных галеонов во главе с «Сан-Мартином» (тем самым, знакомом нам по Армаде), далее 20 каравелл с припасами и вооружением.. И замыкающими примерно 30 навио и вооруженных «уркас».
Что касается дона Антониу – он совокупно имел до 16000 пехоты и 1000 кавалеристов, но лишь 5000 пехотинцев были испытанными в боях ветеранами. Большинство составляло плохо вооруженное городское ополчение.
Чтобы прорвать блокаду, Антониу обратился к Обаме и Меркель с просьбой поставить вооружение Англии и Франции, но как и сейчас, правительства этих стран ограничились лишь моральной поддержкой и прозрачными намеками ваше дело правое, вы победите. наверное .
21 августа все началось с перестрелки между валлийскими кампаниями и португальскими войсками. Чтобы поддержать свою пехоту, в бой вышла португальская конница, В свою очередь Альба направляет на подмогу 300 сабель, и 80 аркебузиров, посаженных на лошади. Аркебузиры, достигнув места боя, произвели локальный экстерминатус, буквально усеяв холм трупами португальцев.
23 августа Альба предложил дону Антониу переговоры, дабы избежать штурма и насилия в Лиссабоне. Дон Антониу отказался, мало того – повесил парламентера на стенах башни Белен. Испанцы поняли, что пора уже заговорить пушкам.
Первым начал действие флот. Галеры Санта-Круза поднялись вверх по реке и обстреляли позиции португальцев  на восточном берегу Алькантары. Река эта являлась естественной границей между неприятелями, через нее существовал старый каменный мост Рибейра-де-Алькантара, который был в руках португальцев. Да, численно португальцы уступали испанцам, но вот в артиллерии превосходили многократно – имея до 50 орудий, среди них известная индийская бомбарда-камнемет гигантских размеров Диу (сейчас стоит в музее в Лиссабоне) – длина 6 метров, вес 19.5 тонн.
Тем не менее Альба решил наступать. Чтобы запутать обороняющихся, испанцы ночью несколько раз объявляли ложную тревогу, играя сигнал к выступлению.  Альба поделил армию на три части – центр под его командованием (6000 испанцев-ветеранов, и 2000 немцев) должен был ударить прямо по мосту. Правый фланг действовал под командованием полковника Просперо Колонна, и имел около 7000 бойцов. Его задачей было организовать ложную переправу через речку Алькантара. Слева 6000 немецких и валлийских солдат под командованием Фердинанда де Толедо имели задачей завязать перестрелку с противостоящими им португальцами. Санта-Круз же с 12 галерамии 11 навио сковывает боем португальский флот, чтобы он не пришел на помощь.
Первым пошел в бой Колонна, начав имитацию переправы через речку правее моста. Его войска подверглись страшному пушечно-ружейному обстрелу, но упрямо шли вперед, Базан своей волей послал на выручку наступающим 4 галеры, чтобы хоть как-то противодействовать артиллерии противника.
Далее слева от моста пошли в имитацию переправы 1500 копейщиков и аркебузирв де Авилы, прикрывая рейд 600 кавалеристов, которых возглавил сам Толедо, в тыл войскам дона Антониу. Наконец под прикрытием 20 орудий на мост ринулись 6000 испанских ветеранов Альбы.
Колонна не смог пройти, его войска, понеся тяжелейшие потери, были вынуждены отступить. Зато у Авилы удалось – он переправился на другой берег и закрепился на пятачке, отбивая одну за другой атаки португальской пехоты. Сам дон Антониу со всей конницей ударил по мосту, где находились солдаты Альбы. Это был переломный момент битвы, ветераны и копейщики, заняв около трети моста, выставили линию, и истекая кровью, отбивали караколирующие атаки португальцев. И в этот момент (около 13.00) с тыла появились всадники Толедо.
Португальцы дрогнули и побежали. Но золотой мост им испортил Санта-Круз – он, пользуясь боем, установил с кораблей артиллерию на берегу, и начал обстреливать отходящие части неприятеля, чем еще более дезориентировал и ввел в панику противника. Отовсюду раздавались крики «Измена! Измена!», почти мгновенно войска претендента перестали существовать, как военная сила.
Антониу, взяв всех кавалеристов, провел еще одну атаку на мост, даже почти дошел до него, но сегодня был день Испании. Битва закончилась, а Филипп II стал королем Португалии.
Дон Антониу бежал в Вилла-Франка с 80 или 100 своими приближенными, где сел на португальское судно Фердинанду да-Кунья и бежал в Англию. 12 сентября в Лиссабон въехал Филипп II, где на следующий день на Дворцовой Площади принял присягу от португальцев.
А 15 сентября 1580 года английской королевой был посвящен в рыцари Френсис Дрейк, вернувшийся из очередного вояжа к колониям Испании. Жребий был брошен, из-за Португальского наследства война между Англией и Испанией была неизбежна.
Tags: Армада, испанской флот, португальский флот
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Греческая революция, часть 4.

    Вскоре к Петербургскому протоколу присоединилась Франция, и теперь эти три страны определяли будущее Греции. Однако — и в этом заключается парадокс…

  • Дефенестрация через призму «Сальто Делчева».

    Как ни странно, но одна из самых кровопролитных в Европе войн началась из(за) окна. 23 мая 1618 года группа чешских протестантов выкинула из окон…

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Recent Posts from This Journal

  • Греческая революция, часть 4.

    Вскоре к Петербургскому протоколу присоединилась Франция, и теперь эти три страны определяли будущее Греции. Однако — и в этом заключается парадокс…

  • Дефенестрация через призму «Сальто Делчева».

    Как ни странно, но одна из самых кровопролитных в Европе войн началась из(за) окна. 23 мая 1618 года группа чешских протестантов выкинула из окон…

  • Образования псто

    Венеция наверное была единственной страной, где ее суда, входящие в чужие порты, где находились венецианские комиссары по торговле, облагались...…