George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Продолжая тему книг детства

Может быть и это повод ля флешмоба? Не знаю..)))
Но захотелось составить топ из 10-ти цитат, которые врезались в память и вспоминаются при случае, хотя некоторые книги уже давно не читал..)))

1. На первом месте наверное будет цитата из Сапковского "Крещение огнем". Да, эта цитата постоянно вспоминается при изучении ЛЮБОЙ войны, будь то сражения Древнего Мира, будь то нынешняя Украина
Я был знаком в жизни со многими военными. Знавал маршалов, генералов, воевод и гетманов, триумфаторов многочисленных кампаний и битв. Слушал их рассказы и воспоминания. Видывал их склонёнными над картами, выписывающими на них разноцветные чёрточки и стрелки, разрабатывающими планы, обдумывающими стратегию. В этой бумажной войне всё получалось прекрасно, всё работало, всё было ясно и в идеальном порядке. Так должно быть, поясняли военные. Армия — это прежде всего порядок и организованность. Армия не может существовать без порядка и организованности.
Тем поразительнее, что реальная война — а несколько реальных войн мне видеть довелось — с точки зрения порядка и организованности удивительно походит на охваченный пожаром бордель.

Ко флоту эта цитата относится не в меньшей степени, чем к армии.

2. Вторая мне часто вспоминается вкупе с первой. Пикуль "Барбаросса": День в Цоссене еще только начинался, когда из абвера появился Адольф Хойзингер, со смехом сообщивший Паулюсу:
— Везет же макаронникам! За все время войны в Африке они не сбили ни одного самолета. Наконец добились успеха: точно врезали из зениток! Но опять им не повезло: в самолете как раз и летел их главнокомандующий маршал Бальбо.
— Вечная память, — серьезно отвечал Паулюс. — В таких случаях итальянцы говорят? «Ну и что ж? Одним меньше...»


3. "Стратагемы" Фронтина. Эту цитату я вспоминаю нынче особенно часто, поскольку диванные воены очень легко жертвуют чужими жизнями, но почему-то трепетно относятся к своей: "Когда сын Квинта Фабия убеждал пожертвовать немногими людьми, чтобы занять удобную позицию, тот сказал: "А не хочешь ли ты быть в числе этих немногих?"

4. Когда я смотрю за работой журналистов - этой второй древнейшей профессии после проституции, мне сразу вспоминается цитата из Тарле "Наполеон": Правительственная и близкая к правящим сферам парижская пресса от крайней самоуверенности перешла к полному упадку духа и нескрываемому страху. Типичной для ее поведения в эти дни была строгая последовательность эпитетов, прилагавшихся к Наполеону по мере его наступательного движения от юга к северу.
Первое известие: 'Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан'.
Второе известие: 'Людоед идет к Грассу'.
Третье известие: 'Узурпатор вошел в Гренобль'.
Четвертое известие: 'Бонапарт занял Лион'.
Пятое известие: 'Наполеон приближается к Фонтенебло'.
Шестое известие: 'Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже'.


5. Дэфид Рольф и его книга "Дорога в Тунис" это вообще настоящий цитатник, и слава богу, что перевод Александра Больных смог передать всю ироничность Рольфа и характер того же Паттона: Где бы ни появлялся высокий, широкоплечий Паттон, он всегда действовал соответственно своему образу. Прибыв в штаб 1-й пехотной дивизии, расположенный в маленьком оазисе возле Эль-Геттера, Паттон пришел в бешенство, увидев отрытые повсюду щели. «Для чего все это?» — спросил он высоким голосом. «Вы знаете, вражеская авиация часто бывает здесь», — объяснил один из офицеров. Паттон повернулся к Терри Аллену. «Терри, которая ваша?» «Она прямо перед вами, генерал», — ответил Аллен. Паттон подошел к окопу, расстегнул брюки и помочился в него. «Ну вот, теперь пользуйтесь».

6. Я однозначно не могу пройти мимо Мигеля нашего де Сервантеса и его "Хитроумного идальго Дон Кихота Ламанческого". Чеканные формулировки бывшего морского пехотинца просто врезаются в память: "Отпускать шутки и писать остроумные вещи есть свойство умов великих: самое умное лицо в комедии — это шут, ибо кто желает сойти за дурачка, тот не должен быть таковым."

7. Сэр Уинстон Черчилль, как видно даже по девизу моего журнала (хотя, как говорят, он этого не поизносил, но хотел произнести) - это тоже человек, чьи цитаты врезаются в память. Некоторые из них актуальны даже сейчас, хотя сэр Уинстон и неполиткорректен, как и требуется от настоящего Мальборо: "Я не считаю, что собака на сене имеет какое-либо право на сено, даже если она очень долго на нем лежала. Я не признаю за ней такого права. Я не признаю, например, что большая несправедливость была совершена по отношению к красным индейцам Америки или черным аборигенам Австралии. Я не признаю, что несправедливость была совершена по отношению к этим людям, потому что более сильная раса, более высокоразвитая раса, более мудрая раса, скажем так, пришла и заняла их место."

8. Наш ответ Чемберлену Черчиллю - это конечно Михаил Ефграфович Салтыков-Щедрин: "Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним. Не удержусь и еще от одной: "Просвещение надобно внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития."

9. Я всегда любил Мишеля де Монтеня и его книгу "Опыты". Язык Монтеня успокаивающий, но сказать он мог так, как другим и не снилось, при этом - спокойно, ненапряжно:"Лучшее государственное устройство для любого народа — это то, которое сохранило его как целое." (Интересно, Монтень знал про одно нынешнее государство или просто так попало случайно?)

10. Ну и под концовку пусть будет военно-морское, цитата принадлежит Джону Джервису, графу Сент-Винсенту, и читана в книге Роджерса "Деревянный мир": "Я бы очень желал, чтобы между нашими медиками было поменьше докторов медицины. Эти господа, получив свои дипломы, начинают находить слишком низкими для их достоинства самые полезные заботы, самые обыкновенные обязанности их звания. Вместо того, чтобы заниматься больными, они проводят время, свистя на флейте или играя в триктрак. Что же касается журналов, то они стряпают себе чудесные, при помощи Коллена и других авторов по части медицины, и таким образом составляют себе в медицинском совете репутацию, которой вовсе не заслуживают. Я хочу,чтобы медики этой эскадры никогда не выходили на шканцы, никогда не съезжали на берег, как по службе, так и для своего удовольствия, не имея в кармане ящика с хирургическими инструментами."
Tags: цитатник
Subscribe

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • "Сим креслом мастер Гамбс..."

    Собственно, рано или поздно, всякий, интересующийся парусами, доходит до фигуры сэра Томаса нашего, Кокрейна. Так уж получится, что разые эпизоды его…

  • Это прекрасно))

    Приглашение Кокрейна на службу греческим повстанцам было наверное самым смелым и самым затратным проектом греческого правительства. Когда в 1825 году…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • "Сим креслом мастер Гамбс..."

    Собственно, рано или поздно, всякий, интересующийся парусами, доходит до фигуры сэра Томаса нашего, Кокрейна. Так уж получится, что разые эпизоды его…

  • Это прекрасно))

    Приглашение Кокрейна на службу греческим повстанцам было наверное самым смелым и самым затратным проектом греческого правительства. Когда в 1825 году…