George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

Морской пехотинец XVI века

Речь, конечно же, о Мигеле нашем, Сервантесе, де Сааведре.
Попал он в Италию типично для молодого идальго - сбежав после поединка с Антонио Сигура в 1569-м. В 1570-м при содействии родственников поступил в терцию морской пехоты Неаполя, под командование Диего де Урбины. Приписали его к компании галеры "Маркиза", которая, как и все 7 галер из Неаполя, при Лепанто входила в отряд Джованни Андреа Дориа.
Надо сказать,что перед боем Сервантес заболел, три дня провалялся в постели, но 7 октября 1571 года несмотря на уговоры товарищей поднялся на шкафут, на свой боевой пост, сказав, что «предпочитаю, даже будучи больным и в жару, сражаться, как это и подобает доброму солдату… а не прятаться под защитой палубы».
В этот день на правом фланге христиан  творилась настоящая мясорубка: "когда в открытом море две галеры идут на абордажный приступ, сойдутся, сцепятся вплотную, а солдату приходится стоять на таране в два фута шириной. Да притом еще он видит пред собой столько же грозящих ему прислужников смерти, сколько с неприятельской стороны наведено на него огнестрельных орудий, находящихся на расстоянии копья, сознает, что один неосторожный шаг - и он отправится обозревать Нептуновы подводные владения, и все же из чувства чести бесстрашно подставляет грудь под пули и тщится по узенькой дощечке пробраться на вражеское судно. Но еще удивительнее вот что: стоит одному упасть туда, откуда он уже не выберется до скончания века, и на его место становится другой, а если и этот канет в морскую пучину, подстерегающую его, словно врага, на смену ему ринутся еще и еще, и не заметишь, как они, столь же незаметно, сгинут, - да, подобной смелости и дерзновения ни в каком другом бою не увидишь." (это естественно цитата из "Дон-Кихота").
Во время боя галеры Дориа схватились с корсарскими силами Улудж-Али, причем хитрый генуэзец атаковал их сзади, когда турецкие силы Али-паши и Улудж-Али фактически зажали в тиски центр дона Хуана Австрийского.

Во время боя Сервантес получил три огнестрельных ранения, два в грудь, одно - в левую руку. После боя Урбина подошел к Мигелю, и поинтересовался его состоянием, помня о его болезни. Согласно легенде Сервантес, зажимая здоровой рукой рану в плече, ответил: "Великолепно!", и капитан, восхищенный этими словами, наградил его за бой и за ответ четырьмя золотыми дукатами. После сражения дон Мигель получил в роте шутливое прозвище manco de Lepanto (искалеченный при Лепанто).
Шесть месяцев храбрый дон провалялся в госпитале в Мессине, пулю вытащили, но к сожалению она повредила нерв, и левая рука осталась частично парализованной, потеряла подвижность.
Тем не менее, военная служба продолжилась, Сервантес принимал участие в налете на Наварин (1572) и Тунис (1573).  Перешел в терцию известного бретера и налетчика на мусульман Лопе де Фигероа, учавстовавшего, по воспоминаниям современниках, в более чем 300 стычках, боях и сражениях,  а туда кого попало не брали - как говорится, "чтобы к таким молодцам в компанию попасть, нужно было из всех молодцов быть молодцом". В принципе, не попади Сервантес в плен в 1575 году - вполне возможно,он как и Фигероа, поучаствовал бы в отвоевывании острова Терсейра (1584), но не срослось.
Сидеть Сервантесу пришлось долгих 5 лет - до 1580-го, за это время он пытался бежать из плена 4 раза, был несколько раз пойман, наказан, прошел пытки, и в результате левая рука - раненная! - отказала почти совсем. Таким образом к 1581-му он оказался в положении сыщика Гаррета; "Чего только обо мне не говорят - я и циничный, и угрюмый, и надутый, бука, одним словом. Коварен как змей, утверждают недоброжелатели. Но, черт возьми, сердце-то у меня доброе, ей-богу, доброе, я просто неуклюжий старый мишка с неотразимой улыбкой и нежной душой. Не верьте слухам. Я, конечно, реалист, но порой во мне вспыхивает романтический огонек. Раньше пламя было куда ярче, но мне пришлось пять лет прослужить в Королевской морской пехоте. Я мог бы сохраниться гораздо лучше." Ну только наш герой прослужил морпехом не пять, а десять лет.
Дале Мигель де Сервантес стал дипломатом, но это уже совсем другая история. Но, как говорят, в молодости был парнем любвеобильным, не хуже добряка Гаррета. Может это и хорошо, потому как нагулялся наш бретер, перебесился, и поэтому мы получили Дон-Кихота Ламанческого именно таким, какой он есть - через напускной романтизм его прямо-таки прет уставший от жизни циник и реалист: "Таковы все женщины, — заметил Дон Кихот. — Отличительное свойство их натуры — презирать тех, кто их любит, и любить тех, кто их презирает". Но сражения, плен, нищета не обозлили душу морского пехотинца, того, который в лихорадке шел на абордаж, и получил три пули при Лепанто. Мягкость его повествования просто завораживает, а уж афоризмов в "Дон-Кихоте" столько, что в порою мы произносим их даже не подозревая, что это Сервантес, и что это 16 век: "Ничто не обходится так дешево, и не ценится так дорого, как вежливость" (кстати, Шойгу, почему бы не сделать  слова морского пехотинца Неаполитанской терции девизом морской пехоты РФ после Крыма, а?).
А вот еще, мне очень нравится: "Отпускать шутки и писать остроумные вещи есть свойство умов великих: самое умное лицо в комедии — это шут, ибо кто желает сойти за дурачка, тот не должен быть таковым".
Ну а это можно золотом выбить на Майдане: "Один из признаков мудрости — не брать силой того, что можно взять добром." Ну вы поняли, да?

Изначально этот пост я хотел написать, когда мои френды праздновали годовщину рождения Шекспира. Это, по какому-то стечению обстоятельств, был как раз день смерти Мигеля Сервантеса, де Сааведры, испанского морского пехотинца, величайшего писателя всех времен, и просто хорошего человека. На мой взгляд, Сервантес дает сто очков вперед уроженцу Стратфорда. Но разумеется ИМХО.
Tags: испанской флот, книжное, политик
Subscribe

  • Просто так.

    В Венеции в XVI веке между собой боролись две фракции . Векки - это старые дома, аристократы. Джовани - это новые дома, из грязи в князи. В 1605…

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • Их нравы

    Вы же не забыли о нелепой смерти Джеймса Фитцмориса? Проблема ирландской истории в том, что там каждый источник дает свой взгляд на событие, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Просто так.

    В Венеции в XVI веке между собой боролись две фракции . Векки - это старые дома, аристократы. Джовани - это новые дома, из грязи в князи. В 1605…

  • Греческая революция, часть 3

    Вот про это на русском нет вообще ничего. Кокрейн был не меньшим фанатом паровых кораблей, нежели Гастингс, и он предложил следующее. На данный…

  • Их нравы

    Вы же не забыли о нелепой смерти Джеймса Фитцмориса? Проблема ирландской истории в том, что там каждый источник дает свой взгляд на событие, и…