George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Categories:

О причинах первой англо-голландской войны

"В 1648 году с целью наладить отношения Англии с Голландией в Гаагу выехал Исаак Дорислаус, бывший лектор Кембриджского университета, а во время Революции - Военный Прокурор парламентской армии. Дорислаус родился и долгое время жил в Нидерландах, поэтому имел множество друзей и знакомых в Соединенных Провинциях.
По мысли Кромвеля задачей Прокурора было склонить Голландию к военному и торговому союзу, где Англия была бы доминирующей стороной. Так что перед Дорислаусом по сути стояла задача переломить настроение в голландском обществе, изменить мнение об английской республике.
11 мая 1649 года посланник Англии прибыл в Гаагу. Ночью после прибытия он ужинал в трактире «Старый Лебедь», когда туда ворвалась группа мужчин в масках. Они напали на посла и убили его, постоянно повторяя, что мстят за смерть на эшафоте Карла I . Как говорили, среди убийц был один из сыновей казненного короля Англии. Английское правительство потребовало наказать святотатцев, поднявших руку на посла, но в Голландии это требование проигнорировали.
Тем не менее, Кромвель не терял еще надежды перетянуть на свою сторону Нидерланды. Им владела очередная химера – объединить под своим началом все сильнейшие протестантские государства, прежде всего Голландию и Швецию, после чего развязать войну с Испанией и Австрией.
В Гаагу была послана новая дипломатическая миссия, на этот раз во главе с главным судьей Сент-Джоном. Момент был выбран очень удачно – ведь после смерти Вильгельма II Оранского к власти пришли республиканцы. Сент-Джон, высокомерный и честолюбивый, лелеял мысль о создании коалиции двух республик, которая бы сделала их интересы неотделимыми друг от друга. Во время торжественной аудиенции в Генеральных штатах семь комиссаров Соединенных Провинций заявили английским послам, что Нидерланды предлагают свою дружбу Английской республике, и что они готовы не только возобновить и сохранить нерушимо добрые отношения, всегда существовавшие между английской нацией и ими, но и заключить с республикой трактат в видах общей пользы. В ответ на это английские послы, поймав на слове представителей республики, заявили, что их предложения идут еще дальше. «Мы предлагаем, — заявили они, — чтобы существовавшие в прежнее время дружба и добрые отношения между английской нацией и Соединенными провинциями не только были восстановлены и нерушимо сохраняемы, но чтобы эта нация и Провинции вступили в союз, более тесный и более искренний, так, чтобы для блага той и другой стороны был между ними взаимный интерес, более существенный и более сильный». Последняя фраза привела голландцев в смущение, и они допытывались, чего же хотят от них англичане. Последние от прямого ответа уклонились и заявили, что Провинции сами должны сделать английской республике определенные предложения. Истинный замысел англичан, впрочем, был довольно ясен: предложить Голландии слияние с Англией, то есть предложить ей добровольно подчиниться Англии, и, в случае отказа, порвать с ней — таков был скрытый смысл дружеских объятий, в которые англичане готовы были заключить голландцев. Общественное мнение Голландии с негодованием отвергло самую мысль о подобного рода дружбе. Голландский политик Ян де Витт впоследствии говорил по поводу последовавшего вскоре разрыва, что наряду с негодованием голландцев виной этому был «нестерпимый нрав англичан и их бесконечная ненависть к нашему благосостоянию».
Пока одна сторона старалась перещеголять другую в изъявлениях дружбы, действительные отношения между двумя республиками становились все более натянутыми. Англичане захватывали голландские корабли, а военный флот Голландии под командой знаменитого адмирала Тромпа усиленно крейсировал около английских берегов. Английские послы запрашивали свой парламент, что им делать дальше, и не следует ли им возвратиться домой. Парламент, не получая ответа от Генеральных штатов, предложил своим послам представить, наконец, его предложения о дружбе, походившие более на ультиматум. Они содержали семь пунктов. Английская республика и республика Соединенных провинций должны были выступать как единое государство в вопросах войны и мира, международных договоров и союзов. В некоторых случаях Генеральные штаты должны были подчиняться постановлениям английского парламента даже во внутренних делах. Как будто бы боясь, что он будет неправильно понят, английский парламент прибавлял устами своих послов, что если эти предложения будут приняты, то «будут предложены статьи еще более важные и обещающие еще более значительные последствия для блага обеих республик».

Однако, опасаясь, что столь смелый проект придется не по вкусу голландцам, глава английской миссии Сент-Джон обронил только кое-какие намеки на эту тему, но не пошел дальше предложения оборонительного союза. Генеральные Штаты, не желая вступать в более тесные отношения с Англией, согласились лишь на подписание торгового союза, но не более. Миссия Сент-Джона закончилась полным провалом."
Tags: политик
Subscribe

  • Про Русский флот-2

    Ну а теперь пробежимся по 19-20 веку на предмет - а можно ли чем-то гордиться. Итак, 1806-1807 годы - экспедиция Сенявина. Блокада Турции со стороны…

  • Об очередной пробирке Пауэрса

    11 июля Гоуэр достиг Тильзита, где были расположены двор и русский император, и тот ему дрожащим от напряжения голосом зачел «совершенно…

  • Как начинаются войны

    Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments