George Rooke (george_rooke) wrote,
George Rooke
george_rooke

Category:

Алатристе и осада Бреды в XX веке? (прикупил книгу Евгения Белаша "Мифы Первой Мировой", РЫКЛАМА)

При слове "подкоп" сразу вспоминаются кадры из известного фильма и книга сеньора Реверте. Думаете, в 20 веке такого не было?..)))


Теория минной войны по упорядочиванию приемов применения подземных мин разра­батывалась еще Вобаном с 1686 г., причем в тех же местах, где будут греметь бои Первой мировой. Хотя подкопы применялись еще древними египтянами, а у ассирийцев были специальные «саперные» части, но именно Вобан обращал особое внимание на комбинированные действия подземных и наземных действий и адаптацию техники и тактики к ландшафту и геологическому строению конкретного поля боя.

Заново изучался опыт и других войн, вплоть до Крымской, Гражданской CША и Русско–японской.


В районе Ипра под тонким слоем почвы лежала влажная смесь песка и глины. Далее шел слой жидкой пульпы толщиной в 15 м. Зажатая между более твердыми слоями, эта смесь грунта и воды немедленно заполняла любые выработки. Наконец, еще глубже лежал слой голубой глины, более твердой, хотя и пластичной.

На помощь саперам XX в. пришел технический прогресс. Например, Шварте так опи­сывал по итогам войны типичную технологию прокладывания подземных ходов для разных условий: «В мягких грунтах работали двузубой мотыгой или фрезерной маши­ной, в твердом — сверлами и бурами с зубчатым наконечником, буровыми машинами для каменных пород и буровыми зарядами; в дюнном песке — при помощи передвижных щитов, в наносном песке — при помощи опускных колодцев и насосов. Удаление земли производилось почти исключительно мешками, которые тащились вручную, или при по­мощи минных тележек, или посредством подъездных путей до поверхности земли или отверстия колодца. Для вентиляции первоначально служили ручные вентиляторы с зубчатой передачей, позже приводимые в действие электричеством, непосредственно сцепленные с мотором. В качестве воздухопроводных труб лучшими оказались картон­ные, обернутые непромокаемой материей».

Туннельная машина Уитакера, несмотря на неудачу в сложных грунтах, использова­лась и после войны. В некоторых регионах, например, Вогезах и Шампани, шум машин заставлял немецких саперов нервничать и преждевременно подрывать контрзаряды. Французский ручной вентилятор 1879 г. также был слишком шумным. Французы в нача­ле войны (1914—1915 гг.) в мягких грунтах работали киркой или даже лопатой, об­шивая потолок и стены галереи досками и убирая грунт вагонетками. В твердых грунтах использовались взрывчатые вещества, ручные (в т. ч. для вентиляции) и ме­ханические бурава. Последние работали на сжатом воздухе, нагнетаемом компрессо­рами, которые устанавливались в тылу, за 800—200 м от места подземных работ. «Вомбат» капитана Стэнли Хантера мог пробурить в известняке дыру более 16 см в диаметре, длиной более 60 м со скоростью 3—4 фута в час. Немцы, несмотря на де­фицит в обеспечении саперных работ, также применяли электрические бурава. Нако­нечники буравов доходили до 60 см в длину и 20 см в толщину. Скорость бурения даже в скалистом грунте доходила до 5 м в сутки. Затем в высверленные отверстия (четыре по углам галереи и одно — посередине) глубиной 50 см закладывалась взрывчатка. В 1915 г. был изобретен способ закладки двух зарядов — бризантного (на дне скважины) и метательного (ближе к отверстию). Более ранний (на сотые доли секунды) подрыв метательного заряда препятствовал выходу в галерее газов бризантного заряда, усиливая их полезное действие в земле. В результате скорость проходки увеличивалась в 2—4 раза.

СО, он же «удушливый газ», без вкуса, цвета и запаха, мог стать таким же убий­цей, как и противник. Не меньшую опасность представляли другие газы, образующие­ся после взрывов, особенно в камуфлетах, где они не могли быстро рассеяться в воздухе, и метан. Широко применялись шлемы, защищающие от огня и дыма, приборы для дыхания и спасательные аппараты. Для вентиляции глубоких шахт использовались бронированные шланги толщиной около 8 см, подсоединенные к электрическим или ручным насосам. Для обнаружения ядовитых газов вернулись к традиционным шахтер­ским помощникам — мышам и канарейкам. Канарейки покупались во Франции, преимуще­ственно в Париже, но иногда привозились и из Англии.

Чтобы противник не ответил такими же подкопами, использовались службы прослу­шивания. Геофон, приемник звуковых волн, изобретенный в 1915 г., позволял опре­делить направление и расстояние подземных работ, но требовал таланта и трениров­ки. Как отмечал Шварте, несмотря на использование особых аппаратов, в т. ч. ми­крофонов, «привычное к грунту ухо опытного минера остается лучшим прислушива­тельным прибором. Аппараты с электрическим приводом, подобно телефону, имели то преимущество, что давали возможность одному человеку одновременно нести службу прислушивания в нескольких пунктах». Еще по довоенным английским наставлениям саперам рекомендовалось закусить колышек, воткнутый в землю, улавливая вибрации почвы. Простейший прибор прослушивания делался из сосуда с водой. Из-за блокады немцы почти не могли использовать резину для шлангов, водонепроницаемую обувь и шины, поэтому их подземные работы легче засекались союзниками. Посты прислушива­ния оборудовались в наиболее выдвинутых пунктах передовой линии, на расстоянии 30—40 м друг от друга. При необходимости копались специальные минные рукава на глубине в 1—2 м от поверхности земли и длиной 10—20 м. Нервы слушающих были напряжены из-за приближенности к противнику, в любую секунду готовому послать в траншею мину или ружейную гранату. Любопытно, что при прослушивании рекомендова­лось не прекращать собственные работы по соседству, подчеркивающие опытному «слухачу» действительно подозрительные звуки. Немцы, напротив, в 1915 г. у Живанши каждые два часа прекращали работу на 25 минут.

Поэтому минные работы старались использовать только в тех случаях, когда не было другого выхода, и при тщательной подготовке, от аэрофотосъемки до изучения геологических особенностей.

По французскому опыту, минная война была вероятна в тех местах, где позиции противников сближались от 10 до 200 м для песчаного грунта и от 5 до 50 м для скалистого. Особая смена в блиндажах, ближайших к галерее атаки, стучала кирками и молотками, мешая противнику определить точное направление саперных работ. При­менялись даже ложные взрывы, показывающие, что заряды устанавливаются на малой глубине, следовательно, глубоко под землей ничего опасного не происходит. При приближении к противнику шум заглушался артобстрелом (хотя обычно саперы стара­лись работать в тишине). В первой линии оборудовались подбрустверные блиндажи, чтобы противник не смог атаковать саперов по земле.

Но и «обычным» солдатам приходилось работать не покладая рук: «Мы — настоящие мастера на все руки, окоп ежедневно предъявляет нам тысячу требований. Мы роем глубокие штольни, строим блиндажи и бетонные убежища, готовим проволочные пре­пятствия, создаем мелиоративные устройства, обшиваем, укрепляем, устраняем, удлиняем и срезаем, засыпаем выгребные ямы — короче, со всем управляемся сами». Во французской инструкции 1916 г. говорилось: «Теперь солдат — есть одновременно и рабочий. Он владеет — по временам ружьем и всегда лопатой».

Несмотря на то, что в подземных работах было задействовано менее процента войск передовой линии, их вклад в победу трудно оценить. При этом обе стороны переоценивали опыт и способности противника. Например, немцы полагали, что бри­танскому корпусу королевских саперов, воспетому еще Киплингом, помогает их большой довоенный опыт, а британские саперы переоценивали тренированность немец­ких «пионеров». В реальности германская армия уделяла минному оружию мало внима­ния еще с 1890–х г., и только немногие офицеры обладали полным объемом знаний о саперном деле. И, когда возникла потребность, всему пришлось учиться заново.

Минная война началась с применения малых зарядов, весом от 6 до 10 кг, продолжилась зарядами в тонны (1915 г.), а окончилась — в десятки тонн. Только британские саперы использовали порядка 36 видов взрывчатых веществ, но предпочитали аммонал — дешевый и не взрывавшийся, как порох, от огня и даже попадания пули. Из-за впитывания влаги использовали водонепроницаемую упаковку. Из-за дефицита стандартной взрывчатки немцы использовали нитрат аммония, французы — шеддит, взрывчатку на основе смеси бертолетовой соли и хлората натрия, чрезвычайно чувствительную к огню и механическому обращению. Порох менее мощен, чем нитрат аммония, и более склонен к самопроизвольному взрыву, но французы использовали его дольше других.

Температура под землей повышалась, поэтому зачастую саперы работали раздетыми.
Британские саперы специальных команд обвязывали веревку вокруг талии, надевали «Прото» — кислородный аппарат на 45 минут, брали по револьверу в каждую руку и ползли в вязкую душную темноту, каждое мгновение ожидая пули. Канадские саперы предпочитали стилеты, иногда применялись обрезы винтовки Ли Энфилд. Были даже случаи использования деревянных дубинок и щитов для отражения вражеских ножей. В случае обнаружения вражеской галереи в нее старались аккуратно заложить взрыв­чатку. Если со стороны противника слышался шум работы, значит, он пока еще не приготовил своей мины, но если шум прекращался больше чем на минуту или две, сердца саперов замирали. Иногда вовремя обнаруженная вражеская взрывчатка акку­ратно переносилась на поверхность и использовалась в своих минах. Также враже­ская галерея блокировалась рогатками (в точности, как века назад), щитами и меш­ками с землей, перевязанными проволокой.

Лейтенант Джон Уэсткотт описывал схватку между канадцами и немцами в германском туннеле. Передовой канадец (Уэсткотт) ослепил немцев фонариком и выстрелил, затем пригнулся, давая возможность выстрелить напарнику, как они отрабатывали на тренировках. Подземная перестрелка заняла 2—3 минуты, немцы потеряли 4 убитыми, 3 сдались, канадцы — 3 ранеными. Немецкая галерея была подорвана, остановив их работы на недели.

Пока продолжались подземные работы, пехотные части наверху могли сменяться, даже за ночь, и тогда вернувшимся саперам приходилось объяснять подозрительным пехотинцам, кто они такие.


Первые попытки минной войны со стороны немцев начались в середине ноября, когда германские войска у Домпьера (южнее Соммы) сорвали попытку подкопа французских саперов и заложили первые системы прослушивания. 13 ноября отряд германских саперов взорвал заряд в 40 кг и атаковал вслед за пехотой под прикрытием минометного огня. Саперы установили в захваченном кратере в 6,5 м стальные плиты и мешки с песком. Французы ответили прокладкой галерей 18 ноября. 4 января французы взорвали 3 т пороха, благодаря чему атака пехоты была успешной. 3 февраля у высоты 191 немцы одновременно подорвали четыре заряда, по 5 т каждый, и, хотя захватили траншеи, многие атакующие пострадали от слишком близких взрывов. Под Каренси 9 мая 1915 г. было взорвано 17 зарядов, весом от 300 до 1500 кг, искусственные препятствия были снесены, германские траншеи — засыпаны на расстоянии от 50 до 80 м, в отрезанных частях взяты пленные. Также было разрушено много подземных сооружений, оставшиеся в живых саперы сдались.

Немцы, приближаясь к вражеской галерее, закладывали зарядную камеру и затем прекращали работы на долгое время, так что прослушивание не могло их обнаружить. Когда саперы Антанты приближались достаточно близко, немцы закладывали в подго­товленное место заряд и подрывом причиняли значительный ущерб.

20 декабря 1914 г. немцы методически атаковали англичан при помощи покрытых сап — ручные буры тихо вынимали мягкую почву, затем подрывались заряды, и пехота атаковала прямо внутрь траншей, захватив две их линии. Хотя немецкие заявки в 5000 убитых и преувеличены, английские войска оказались не способными отразить такую атаку, в т. ч. и благодаря дефициту минометов, гранат, саперов и оборудова­ния и неприспособленности солдат–индусов к климату зимней Фландрии.

Британцы ответили немцам «кротами» Нортон–Гриффитса — 13 февраля 1915 г. он получил разрешение на создание саперного подразделения. Его агенты вербовали шахтеров Ланкашира, Йоркшира, Камберленда и Уэстморленда, благо в 1914 г. в Ан­глии насчитывалось 250 000 шахтеров. Нортон–Гриффитс выторговал для подчиненных 6 шиллингов в день — втрое больше, чем в пехоте, поэтому мог рассчитывать на квалифицированных специалистов и механических «толкателей» грунта с собственной фирмы. В качестве фронтового средства передвижения использовался «Роллс–Ройс», подарок жены, набитый бутылками с редкими винами — «жидкой валютой» для офице­ров, у которых он забирал солдат.

Еще в декабре англичане заложили первый заряд из 20 кг пироксилина, но из-за сильного артобстрела отступили раньше, чем смогли его подорвать. 17 апреля 1915 г. британцами у высоты 60 было взорвано пять мин, общим весом 4,5 т. Взрывы были произведены с интервалом в 10 секунд одновременно с началом атаки. Как сказал Нортон–Гриффитс, мудрее потерять немногих людей от обломков, чем многих — от пу­леметов. И действительно, англичане потеряли всего семерых, несмотря на сильпый огонь немцев по захваченным позициям.

6 мая саперы лейтенанта Лиминга доказали, что могут достигнуть сухих слоев под движущимся песком, одержав победу над фландрской геологией.

Летом того же года команда капитана Касселя копала туннель в 58 м под немецкие позиции у Ипра. Сначала планировалось заложить 3500 фунтов (примерно 1,5 т) ам­монала, но он все никак не прибывал. Кассель выпросил у других саперных частей доступный аммонал, порох и нитроцеллюлозу, заложив весь этот коктейль вместе с наконец доставленным количеством аммонала. 19 июля заряд был подорван, два взво­да были разорваны на куски или похоронены заживо. Наконец-то англичане смогли захватить важную позицию.

Так как большие воронки, остающиеся после взрывов, мешали бы атакующему, в се­редине войны заряды старались разместить таким образом, чтобы получить камуфлеты — подземные взрывы без образования воронки. Съемка с воздуха позволяла засечь места подземных работ по более светлому тону выброшенного грунта (поэтому грунт сбрасывался в воронки от снарядов по ночам). И аэрофотоснимки наиболее массовых полей сражений минной войны напоминают лунный ландшафт, некоторые кратеры замет­ны до сих пор. Например, в октябре—ноябре 1915 г. и весной 1916 г. у гряды Лез–Эпарж происходило по 4 взрыва в неделю. «Адские ямы», как их называли солдаты, представляли собой готовые оборонительные позиции и становились затем ареной ожесточенных схваток.

3 марта немцы подорвали 16,5 т взрывчатки, заложенной на глубине в 35 м. 9 марта французы смогут откопать и спасти трех засыпанных при взрыве. Ответным хо­дом стало применение электрического бура, прокладывающего пятидесятиметровую скважину диаметром 15 см со скоростью 8—10 м в час и способного бурить даже скальные породы. 5—6 т пороха подняли в воздух 60 м траншей, 30 пехотинцев исчезли, 30 м второй линии повреждено.

К маю 1916 г., после более чем года минной войны, лес Шевалье со скалистым грунтом из-за сплошных воронок представлял собой настоящий карьер. Французы бы­стро закладывали фугасы недалеко от поверхности — так, 70 фунтов пороха разбра­сывали 5 т камней по области 160 на 120 ярдов.

В июне 1916 г. немцы взорвали три мины рядом с кратером Касселя и отбили его обратно, полтора года боев окончились тем же, с чего начинались.
Tags: книжное
Subscribe

  • Хроники английского Кавказа, часть 32

    Испортив отношения с лордом-маршалом, сэр Джон на этом не остановился, а продолжил самодурствовать на всю катушку. Он вдрызг разругался с…

  • Хроники английского Кавказа, часть 31

    Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде…

  • Немного про Ирландию

    Для тех, кому затянуто, и кому хочется узнать кратко об истории Ирландии в одном посте. Я уже как-то говорил, что в истории Ирландии есть четыре…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Хроники английского Кавказа, часть 32

    Испортив отношения с лордом-маршалом, сэр Джон на этом не остановился, а продолжил самодурствовать на всю катушку. Он вдрызг разругался с…

  • Хроники английского Кавказа, часть 31

    Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде…

  • Немного про Ирландию

    Для тех, кому затянуто, и кому хочется узнать кратко об истории Ирландии в одном посте. Я уже как-то говорил, что в истории Ирландии есть четыре…