November 1st, 2021

Америго и Америка

Мы все со школы знаем, ведь нас так учили, что Америка была названа в честь Веспуччи потому что Америго доказал, что Колумб открыл новый континент. Меж тем, как мы с вами видели, и Колумб уже во время своего третьего путешествия[1], и Боабдилья, и Пинсон, и Кабрал вполне себе понимали, что новые земли – это не Азия. То есть мысль о том, что открыт какой-то новый континент буквально носилась в воздухе и не была секретом.
Но обо всем по порядку. Итак, Америго Веспуччи был третьим сыном флорентийского нотариуса Настаджио Веспуччи, который специализировался на обмене денег, то есть сделками с ростовщиками. Настаджио очень хотел, чтобы Америго занялся семейным бизнесом, поэтому он отучился в Пизанском университете и во Флоренции сопровождал сделки по купле-продаже драгоценных камней. После смерти своего отца Америго стал нотариусом по валютным и финансовым операциям.
В конце 1491 – начале 1492 года он перебрался в Севилью, где стал коммерческим агентом Джуаното Берарди, занимавшегося работорговлей и морскими перевозками. Берарди в качестве инвестора участвовал в финансировании экспедиций Колумба. Берарди умер в 1495 году, и Америго был одним из душеприказчиков, который требовал по завещанию банкира с Колумба 180 тысяч мараведи, однако, как мы с вами помним, плавания Колумба были бесприбыльными и денег он не выплатил.
Далее Веспуччи занялся арматорским бизнесом по требованию Фердинанда и Изабеллы. В январе 1496 года снабжал небольшую эскадру из 4 кораблей для снабжения Эспаньолы. Однако разыгравшийся шторм не дал кораблям отплыть в Новый Свет – они вылетели на мель недалеко от Кадиса.
В 1496 году Колумб вернулся из своего второго путешествия, в 1498-м отправился в третье, наконец, в 1499-м был арестован, закован в цепи, и короли Кастилии и Арагона отменили свои прежние статуты, согласно которым только корабли под командованием Колумба могли плавать в Индии[2].
Именно в этот момент Америго Веспуччи отплыл в Новый Свет вместе с испанским исследователем Алонсо де Охеда. Поезда эта была вызвана желанием католических монархов проверить достоверность отчетов Колумба. Экспедиция покинула Испанию 18 мая 1499 года, на борту находились помимо Охеды Америго Веспуччи м знаменитый испанский картограф Хуан де ла Коса. Вторая задача, поставленная Охеде уже церковью – если все-таки Колумб обнаружил новый материк – то надо найти проход через него в Азию.
Флот Охеды достиг устья Ориноко и Эссекибо, далее пошел на северо-запад вдоль побережья нынешней Венесуэлы, открыл ряд островов (Маргарита, Аруба, Кюрасао), полуостров Парагуана (именно его Веспуччи назвал Венесуэлой – то есть Малой Венецией), озеро Маракайбо, и ряд других географических объектов. На побережье Венесуэлы испанцам удалось наловить крупного жемчуга, доля Веспуччи составила 14 жемчужин, которые он по приходе в Испанию смог продать за 1000 дукатов.
5 сентября Охеда прибыл на Эспаньолу, откуда взял курс на Испанию. В следующей поездке Охеды Веспуччи не участвовал, поскольку перебрался в Лиссабон. Связано это было с тем, что в Кастилии и Арагоне поднялась волна ксенофобии, и любым иностранцам, помимо настоящих испанцев запретили плавать в Индии. Веспуччи смог попасть на корабли Кабрала и смог с ним достичь Бразилии и Индии. Вернувшись в Португалию в 1501 году, в 1502-м он перебрался обратно, в Испанию, в Севилью. Где занялся написанием писем о своих путешествиях.
Мы не будем подробно останавливаться на разборе этих писем[3], сделаем лишь краткую выжимку. Прежде всего, описанное Америго вызывает кучу вопросов и сомнений в подлинности. Далее, сравнение отчетов Кабрала и Охеды с письмами Веспуччи показывает множество почти дословных заимствований, причем повествование итальянец вел от первого лица, и создавалось впечатление, что именно он и делал все открытия и командовал экспедициями. Наконец, главное письмо Веспуччи, озаглавленное как Mundus Novus (Новый Свет) так же есть мешанина из самовосхвалений автора и взятых из португальских отчетов данных.
Загвоздка была в том, что все письма Веспуччи, попадая в Италию, почти сразу же переводились на латынь, которая, как мы понимаем, была гораздо больше распространена в Европе, чем испанский и португальский языки.
Наконец, в 1507 году увидела свет брошюра, напечатанная в аббатстве Сен-Дье-де-Вож во Франции, «Cosmographiae introductio» («Исследование Космографии»), сопровождаемая латинским текстом (по сути, переводом четырех писем Веспуччи) под названием «Quattuor Americi navigationes» («Четыре путешествия Америки (Америго)»). В этой брошюре, в главе IX и предлагалось название Нового Света – «quasi Americi terram sive Americam», то есть – «это была земля Америко или Америки».
Эта брошюра получила широкое распространение по Европе, и примерно к 1515 году название «Америка» или «Америки» применительно к новому континенту стало общеупотребительным.
В какой-то степени такое развитие событий было обидно для испанцев и португальцев, особенно если учесть, что Веспуччи как исследователь ничего из себя не представлял. Его дальнейшая карьера при испанском дворе развивалась так. В 1506 году Америго стал клерком Дома Контрактов в Севилье, организовывая экспедиции в Америку. В 1507 году король Фердинанд назначил его «главным штурманом Кастилии» с окладом 75 тысяч мараведи в год. Веспуччи решил учить испанских капитанов методам морской астрономии и составлению карт.
Надо сказать, что ни в первом, ни во втором начинании он не добился успеха. Астрономические методы, предложенные Веспуччи, были бесполезны из-за технической ненадежности инструментов того времени, ну а составление карт, если он их и составлял, у него сильно затянулось. Более того, в 1509 году Веспуччи был пойман за руку, его обвинили в том, что он продавал испанские карты на «черном рынке» португальским и итальянским штурманам. В 1512 году Америго Веспуччи умер, обессмертив свое имя, которым назвали новый континент.
Да, так бывает, когда чему-то дается название, совершенно не связанное с первенством открытия.



[1] Обнаружив в августе 1498 года устье реки Ориноко, Колумб записал, что эта земля вероятно «какой-то другой мир… другой материк».
[2] По некоторым данным связано это было еще и с тем, что Колумб высказал мысль о «грушеподобности Земли», то есть по мнению дона Христофора Земля представляла собой нечто типа груши или, как он сам говорил, женской груди. На тот момент шарообразность Земли не вызывала сомнений ни у ученых, ни у моряков, ни у церкви, поэтому мнение Колумба было сочтено еретическим. Более подробно вопрос рассмотрен в Pascual, Venegas Filardo; Bravo, Enrique R. «Enciclopedia de Venezuela» - A. Bello,, 1975, p. 17.
[3] Кому интересны эти разборы – отошлем к книгам  Fernández-Armesto, Felipe «Amerigo. The man who gave his name to America» - London: Weidenfeld & Nicolson, 2006;  Formisano, Luciano «Letters from a New World: Amerigo Vespucci's Discovery of America» -  New York: Marsilio Publishers, 1992;  Gandía, Enrique de «Amérigo Vespucci y sus cinco viajes al Nuevo Mundo» - Buenos Aires: Fundación Bank Boston, 1991.