September 3rd, 2021

Железный дядька!

Новый Лорд-Заместитель.

Уничтожение Фиаха МакХью позволило Расселу покинуть остров на мажорной ноте. Вместо него Лордом-Заместителем Ирландии стал лорд Томас Бург. Надо сказать, что новый наместник имел довольно обширный военный опыт, он был в свое время военным губернатором Бриля и участвовал в сражении у Зютфена, где выделялся своей храбростью. Проблема была в том, что Томас Бург к этому времени был тяжело болен. Судя по всему, его сильно мучили камни в почках, а от голландского климата, где он долго обитал, эта болезнь еще больше обострилась, и у него сильно опухали ноги, так, что он не мог стоять.
Как писал современник: «Королева то спешит с отправкой Бурга в Ирландию, то на следующий день забывает о нем, и он лежит в предсмертном состоянии уже двадцатый день. Многие не поверят, но это так. Совершенно очевидно, что никто кроме королевы не поддерживает решения назначить Бурга Лордом-Заместителем Ирландии. Его состояние равно 3000 фунтов годового дохода, а красиво обставленный дом побуждает в Ее Величестве жадность и зависть».
Наконец обе стороны утрясли финансовые вопросы, Бург получил на руки 1200 фунтов на неотложные нужды, и привез с собой 24 тысячи фунтов для выплаты жалования солдатам и администрации. По прибытии в Дублин 15 мая 1597 года Бург отписал Сесилу: «Я порезал себе все ноги ланцетом, отковыривая отвратительных червей (пиявок), которые сосут мою плоть».
Бург решил бросить все свои силы на приведение в порядок армии, и жаловался, что его «мозги устали от капитанов, которые рассчитывали в Дублине найти что-то похожее на Лодон с его тавернами и борделями». В этот момент в Ирландии был очередной голод, Бург писал Сесилу: «мне горестно смотреть в глаза христианам. Я вижу, как солдаты, йомены, фермеры и горожане ежедневно гибнут от голода. Вообще же, лишение порции мяса делает солдата диким и испорченным, и в результате он либо становится бандитом, либо попадает в беду».
Тем не менее, новый Лорд-заместитель начал энергично, перехватывая у О’Нилла и О’Доннела военную инициативу. Имея под рукой 3500 солдат, в массе своей ненадежных и необученных, он покинул Дублин 5 июля и дошел до Лиффорда, где встретился с войсками из Коннахта под командованием сэра Коньерса Клиффорда.
Собственно, Томас Бург предвосхитил тактику Ермолова и Паскевича по покорению Кавказа. Что он предложил?  Медленно и методично продвигаться вперед, организуя цепочки фортов в двух-трех переходах друг от друга. Между фортами прокладывать дороги и рубить просеки, дабы уменьшить возможности засад и атак. И постепенно продвинуться к сердцу Ольсетра и Доннегола.
В рамках этой стратегии 14 июля он форсировал Блэкуотер, причем там была стычка с Ирлнадцами, в которой Бург проявил себя с лучшей стороны и показал, что имеет «armoried balls». Брод через реку защищался высоким берегом и рвом, за которым находилось до 40 кэливеров. Бург приказал атаковать, и когда его люди дрогнули, он слез с коня, в одну руку схватил пистоль, в другую – свой штандарт и на своих распухших ногах медленно стал форсировать Блэкуотер. Англичане, устыдившись, развернулись, весьма свирепо атаковали, и ирландцы бежали, побросав аркебузы и не попытавшись сопротивляться.
Вскоре Тирон прибыл к месту событий с 800 пехотинцами и 80 кавалеристами, и попробовал атаковать Лорда-Заместителя, но был легко отброшен. Англичане, преследуя повстанцев, вошли в лес, Бург срочно через вестовых отдал приказ – держаться всем вместе и избегать засад. Однако в его войске было много волонтеров и просто дураков, которые вообще не имели понятия о военной дисциплине. Некоторые вообще были родственниками и пошли на службу в Ирландию ради развлечения, «чтобы убить скуку». Понятно, что разбредшиеся по лесу волонтеры стали легкой добычей кэливеров и кернов, Бургу срочно пришлось идти на помощь, и буквально ножнами шпаги сгонять всех в единую кучу. При этом среди погибших англичан было несколько офицеров и зять самого де Бурга, что позже побудило О’Нилла заявить о своей победе.
 Собранным, в основном богатым хлыщам из Лондона, приехавшим в Ирландию «руку правую потешить, сарацина в поле спешить», он в глаза сказал: «Господа! У меня нету того, что есть у графа Эссекса. Там все генералы и офицеры развлекаются каждый день. Здесь я требую от вас повиновения и дисциплины, те кто ищет службы ради дружбы и развлечений, могут отбыть в Англию тотчас же. Если у вас не будет желания исполнять то, что вам приказано, то чтобы внушить повиновение другим, я вас просто отдам под трибунал и приговорю к смерти».
В месте переправы Бург решил построить форт, одновременно ведя переговоры с О’Ниллом. 10 августа переговоры были прерваны, а армия наместника начала отходить к Дублину, поскольку у нее кончались припасы, а провести обоз не было никакой возможности.
Бург послал письмо Клиффорду с приказом так же отвести войска, но Клиффорд этого письма не получил, поскольку курьера перехватили повстанцы. В результате войскам О’Доннела удалось окружить Клиффорда, и тот был вынужден прорываться обратно в Коннахт с боями, понеся тяжелые потери.
В начале октября Бург со своей армией снова вторгся в Ольстер, освободил форт Блэкуотер, который построил летом и далее планировал войти в Лох-Фойл, чтобы организовать там еще один форт. Однако на марше он заболел сыпным тифом и умер 13 октября 1597 года.
Стратегия Бурга по постоянному преследованию повстанцев путем проведения кампаний в течение года и окружения мятежного центра сетью королевских фортов была в основе своей разумной, но у него не было ресурсов для ее выполнения. Плюс – ему банально не хватило времени. Кроме того, как позже показала практика - необходимость снабжения изолированных фортов делала королевские армии и обозы уязвимыми для засад.

Хроники английского Кавказа часть 38

16 сентября 1588 года 1100-тонное нао “Тринидад Валенсера ор Санта Спирито” из Левантийской эскадры бросило якорь в заливе Киннаго. Выбора у экипажа судна особого не имелось. Исходно построенное как торговое судно для Средиземного моря, нао оказалось слабо приспособлено для военных экспедиций, так что текло, как решето. С борта медленно тонущего корабля на берег удалось высадиться 560 испанцам, которые предприняли семидневный марш вглубь страны, после чего наткнулись на отряды Хью О’Нилла, графа Тирона. Ирландцы пообещали сохранить испанцам жизнь, после чего тайно связались с английским наместником — лордом-заместителем сэром Уильямом Фицуильямом.

Наместник потребовал уничтожения всех донов поголовно, но ирландцы поступили иначе. Они отделили офицеров и дворян, вслед за чем перерезали “всего лишь” 300 испанских солдат. Ещё 150 испанцев-простолюдинов сумели спастись буквально чудом. Во-первых, они сумели удрать от людей графа Тирона через болото. Во-вторых, беглецы угодили к людям Сорли Боя МакДоннела, который был настроен антианглийски. Позже МакДоннел переправил выживших в Шотландию.

Что же касается плененной знати, то 45 человек были отправлены в Дублин, 15 скончалось от ран, а 30 попали в Лондон, где их позже выкупили соотечественники.

О трёх кораблях, которые разбились где-то недалеко от Донегола, мы не знаем ничего. Ещё два судна с повреждёнными рулями — “Санта Мария Рата и Коронада” и “Дюкесса Санта Ана” остановились у Киллибегса в конце сентября. Позже они спустились к Мэйо, где “Санта Мария Рата и Коронада” был частично разоружён и затоплен командой, а “Дюкесса Санта Ана” вылетел на мель. Выживших подобрал галеас “Жирона” (в русской литературе иногда — “Хирона”), который потом отправился в Шотландию, но потерпел крушение у Антрима 26 октября 1588 года. При этом из находившихся на борту галеаса 1 100 человек выжило 9. Эта девятка сумела не только выбраться живыми на берег, но и попасться людям Сорли Боя. Так что в итоге их тоже отправили в Шотландию.

Наибольшие потери у кораблей армады случились в Коннахте, где лорд-маршал Ричард Бингхэм железной рукой навёл нужный англичанам порядок. Роялистов в Коннахте поддерживали О’Берки из Гэллоуэя и О’Брайены из Томонда. Оппозиционно же были настроены Берки МакВильямсы из Мэйо и О’Рурки из Литрима.

Первыми жертвами стали корабли “Фалькон Бланко” и “Консепсьон дель Хуанес дель Кано”, которые пошли к берегу, увидев разведённые на суше огни. Но испанцам не повезло — огни развели так называемые “вредители” из клана О’Флаерти. Этот клан занимался заманиваем судов на мели и скалы для последующего разграбления жертв кораблекрушения. Соответственно, первый “испанец” вылетел на мели Барны, а второй — на мели Карны. О судьбе экипажей “Фалькон Бланко” и “Консепсьон дель Хуанес дель Кано” ничего не известно. То есть, скорее всего, те доны, что не утонули, были убиты на берегу бойкими парнями О’Флаерти.

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxviii/

Экспедиция Лестера,часть 5

Примерно в это же время английская кавалерия, уменьшившаяся до 500 человек, взбунтовалась и совершила набег на Голландию, однако была настигнута голландцами Гогенлоэ и вырезана под ноль. Когда об этом доложили Елизавете – она была в ярости. Но в этот момент в Лондон прибыл старый служака – Томас Уилкс, казначей экспедиционного корпуса, который кинул на стол Тайного Совета все счета и долговые расписки, выданные ему Лестером. По ним выходило, что расходы с тех пор, как Лестер стал генерал-губернатором, составили 579 360 фунтов 19 шиллингов, из которых Елизавета выплатила 146 380 фунтов и 11 шиллингов, а остальная часть – это вклады самих офицеров и командующего корпусом, деньги, выделенные Штатами, а так же долги, долги, долги. Глаза королевы просто полезли на лоб, и она тихо сказала, что у нее просто не хватит финансов вести такую войну, и отказала Голландии в ссуде в 60 тысяч фунтов, которую у нее просили. В ответе она справедливо заметила, что Соединенные Провинции гораздо богаче Англии, поэтому это не Голландии стоит брать в долг у Англии, а Англии просить ссуды у Голландии.
Одновременно с этим Мориц Нассауский, пользуясь тем, что Лестер отбыл в Англию, был назначен генеральными Штатами генерал-губернатором Соединенных Провинций, то есть по сути фаворита королевы просто низложили.
В общем, получалось, что в провале английской миссии в Нидерландах виновата сама Елизавета. Но короли не привыкли чувствовать себя виноватыми. Поэтому козлом отпущения был назначен Лестер.
В конце ноября 1587 года Лестер предстал перед судом. Его обвинили в нарушении инструкций Ее Величества, в растрате средств, в переходе английских отрядов на сторону испанцев, и в «нарушении доброго согласия между королевой Английской и Генеральными Штатами Соединенных Провинций». Однако тут вмешались Уолсингем и Берли, которые вполне логично заметили, что обвинять Лестера – это то же самое, как обвинять саму себя, ведь отношения Дадли и королевы ни для кого не были секретом, и вряд ли кто-то сможет предположить, что граф в Нидерландах занимался самоуправством.
В результате была выработана следующая концепция – в провале англичан в Голландии виноваты… сами голландцы.
Вскоре в Лондон прибыли нидерландские послы – Зуйлен ван Нивельт, Юйс де Менин, Никасиус де Силла, Якоб Фальк и Витус ванн Каммингс, которые предъявили Елизавете верительные грамоты от лица Генеральных Штатов Соединенных Провинций. Королева с плохо скрываемой обидой приняла грамоты, Менин же, будучи прекрасным оратором, немного подсластил пилюлю, сообщив, что Голландия не теряет надежды когда-нибудь обрести себе суверена в лице английской королевы, но теперь уже на определенных условиях – это армия в 27 000 пехоты и 5000 кавалерии, плюс ежегодные субсидии в 60 тысяч фунтов.
В ответ Елизавета заявила, что теперь и произошло то, чего она так все время боялась – Нидерландам нужен не сюзеренитет Англии, а ее деньги и войска. Спасибо, но… нет.
На том и порешили.

https://warspot.ru/20304-rozhdenie-gollandskoy-respubliki

4