June 11th, 2021

Господи, но почему от истории Ирландии вечно хочется не то смеяться, не то плакать?)

Вот вам еще один персонаж ирландской истории. Который тоже вошел в пантеон ирландских "борцов за независимость".

Итак, «Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем», кункатор в лице Уолсингема умер, а на совершенно запутанной сцене Коннахта появился еще один персонаж – Брайан О’Рурк, глава клана из Литрима. О’Рурк отказался признать права Лорда-Президента Коннахта (Бингхэма), заявив, что подчиняется напрямую только Лорду-Заместителю Ирландии (Фицуильяму). Брайан имел довольно большие владения (75000 акров земли),  из которых 8000 акров принадлежали непосредственно О’Рурку, а остальное – его вассалам и арендаторам. Состояние ирландского джентльмена оценивалось во вполне приличные 50 фунтов стерлингов в год. Однако О’Рурк этим не удовлетворился, он ввел арендную плату для мелких землевладельцев в 10 шиллингов с каждого акра в год, а так же ввел воинскую повинность – крупные латифундисты должны были выставлять со своих владений в случае войны 8 всадников и 40 пехотинцев с каждых 100 акров.
Таким образом, О’Рурк неплохо повысил свою капитализацию, путем несложных подсчетов (учитывая, что 1 фунт стерлингов равен 20 шиллингам) мы с вами получим, что даже с чисто своих 8000 акров он теперь получал более 4000 фунтов стерлингов. И понятно, что вскоре О’Рурк начал тратить деньги на собственную армию. Чтобы армия не простаивала без дела – он начал налеты на соседей, так в начале 1589 года во время налета на Слайго и Мойи его отряд из 400 кернов угнал 3000 коров и 1000 кобыл.
Проблема была в том, что созданную Брайаном армию невозможно было прокормить среди болот и холмов Литрима, поэтому, по словам Бингхэма, «О’Рурк мог содержать свое войско на постоянной основе только занимаясь набегами на соседние графства».
Отдельно доставляло то, что в 1586 году Брайан смог оскорбить даже королеву Елизавету. Где-то около озер Макклэнси он нашел деревянную статую ведьмы в женском обличье, и… приказал выбить на идоле слова «Королева Елизавета». Ну а дальше статую привязывали за ноги к лошадям и тащили по грязи, плевали, пинали, и наконец на Рождество просто сожгли к чертям, назвав это действо «судом над матерью и кормилицей всех еретиков».

Хроники английского Кавказа, часть 19

Ну а мы продолжаем продолжать. На этот раз главной фабулой 19-й части стала резня в Смервике.

Тем временем в Смервике итальянцы с испанцами расставляли палатки и укреплялись на каменистой земле, строя небольшой блокгауз. С моря парней ди Сан-Джузеппе остались прикрывать один паташ и 32-вёсельная галера. С собой экспедиция привезла 5 000 единиц стрелкового оружия для раздачи повстанцам и четыре бочонка испанских реалов для Джеральда Фитцджеральда. Узнав об этом, граф Десмонд решил пробиться к Смервику по кратчайшей прямой, для чего атаковал замки Ардферт и Фенит. Однако сильные англо-ирландские гарнизоны играючи отбили эту атаку мятежников. Адмирал Ричард Бингхэм так охарактеризовал воинство Десмонда: “В основном босоногие оборванцы, большая часть из них — просто дети”.

Так и не взяв Ардферт и Фенит, Джеральд Фитцджеральд оказался вынужден идти в обход, чем подарил противнику возможность перехватить его на марше. Впрочем, этой возможностью англичане не воспользовались. Точную численность десанта в Смервике никто не знал, слухи здорово преувеличивали количество солдат ди Сан-Джузеппе. Поэтому старый недруг Десмонда Томас Батлер, граф Ормонд, решил повременить с выступлением. Он очень рассчитывал на помощь Пэлэма. Но у лорда-президента были иные планы. Перед тем как мчаться к Ормонду, Пэлэм захотел закончить дело с Тиром Эоганом О’Ниллом, которому папский нунций Николас Сандерс предложил корону Ольстера в обмен на присоединение к восстанию.

Пока О’Нилл обдумывал предложение Сандерса, ему доставили послание из Дублина. В нём Пэлэм давал понять, что, во-первых, он знает про интригу с короной Ольстера*. Во-вторых, лорд-президент советовал О’Ниллу не дёргаться, на провокации Сандерса не поддаваться, сидеть на попе ровно, “а королева за это пришлёт ему пару мешков с серебром”. Кроме того, в качестве жеста примирения Пэлэм отправил О’Ниллу три воза с бочками французского вина. Объяснил это лорд-президент предельно просто: "Как детвора визжит от игрушек, так и ирландские рыцари от Бахуса пьют до потери пульса этот испорченный виноградный сок, особенно если они претендуют на то, что кровь у них королевская".

Осознав, что время уходит, а подмоги из Дублина всё нет и нет, Томас Батлер спустя три недели после появления в Ирландии “Священного отряда” № 2 всё же выступил из Корка с 1 600 солдатами. Граф Ормонд осознавал, что своей заминкой оказал хорошую услугу ди Сан-Джузеппе и Десмонду, поэтому теперь торопился изо всех сил. По приказу своего командира войско Ормонда двигалось налегке, оставив латы и обозы в Корке. Провизию англичане добывали, грабя попадавшиеся им на дороге манстерские селения.

Вломившись в Керри, воины Ормонда перехватили нескольких гонцов мятежников. Во время допроса те выдали диспозицию повстанцев. Оказалось, что граф Десмонд, его брат Джон, Сандерс и Джеймс Юстас — виконт Балтинглас вместе с большей частью нового “Священного отряда” находятся у развалин замка Бунгундер, недалеко от Трали.

Батлер прямо с марша погнал своё войско в атаку, но удар Ормонда пришёлся в пустоту. Оказалось, что лазутчики мятежников внимательно следили за перемещениями Ормонда и, как только войско графа направилось к Бунгундеру, повстанцы откатились к Смервику. Тут их пути разошлись. Балтинглас отправился через всю Ирландию в Ленстер, а Десмонд и ди Сан-Джузеппе решили попробовать взять Ормонда в “клещи”. Для этого “Священный отряд” приготовился утром атаковать роялистов в лоб, а когда Томас Батлер развернёт свои боевые порядки в сторону Смервика, в тыл Ормонду должны были ударить галлогласы Десмонда.

Естественно, на следующий день всё пошло не так, как задумывалось. Лоялисты обнаружили выдвижение к себе в тыл Десмонда и тут же устремились на его отряд. Не ожидавшие этого галлогласы обратились в бегство. Ди Сан-Джузеппе решил, что у него появился шанс ударить Ормонду в спину и всё же повёл своих людей в атаку. Но поскольку лоялисты погнались за Десмондом, они оказались существенно дальше от Смервика, чем рассчитывал итальянский капитан. Из-за этого “Священный отряд” настиг войско Ормонда уже изрядно выдохшимся. Решительной и чётко организованной атаки у ди Сан-Джузеппе не получилось. Более того, граф Ормонд неожиданно развернул своих солдат на 180 градусов, после чего внезапная атака лоялистов заставила итальяно-испанцев улепётывать до самого Смервика. По итогам всей этой суматошной беготни взад-вперёд Ормонд Десмонда таки упустил. Зато поле боя осталось за людьми Томаса Батлера. Кроме пленных, лоялистам достались “несколько икон, походных алтарей, украшенных драгоценностями чаш, книг и других безделушек, которые, как утверждают, принадлежали папскому нунцию”.

По-хорошему, сразу после сражения Ормонду следовало бы выбить ди Сан-Джузеппе из Смервика, однако этого не произошло. Напомним — солдаты графа покинули Корк налегке. Испытывавшее нехватку пороха, провизии и палаток, да к тому же ещё и лишённое лат войско повести на штурм населённого пункта, загодя приготовленного противником к обороне, Томас Батлер не рискнул.

Пока граф Ормонд размышлял, что делать дальше, ему доставили послание от нового лорда-президента Артура Грея де Уитона. Тот наконец-то пришёл в себя после поражения при Гленмалуре и теперь готовился выступить в новый поход против мятежников. Правда, войску английского наместника не хватало еды. Поэтому де Уитон приказал Ормонду срочно изыскать где-нибудь 1 000 голов скота. В разорённом Манстере выполнить такое распоряжение наместника было крайне затруднительно, а уж в окрестностях Смервика — попросту невозможно. Не имея иного выхода, Томас Батлер решил временно отступить к Лимерику. Свита графа слышала, как тот тихо костерит сэра Артура и язвит, что по степени безумия приказ немедленно собрать 1 000 голов скота равен приказу немедленно найти и убить всех мятежников.

Чтобы поднять себе настроение, Ормонд, явно считавший себя мастером эпистолярного жанра, направил ди Сан-Джузеппе весьма куртуазное письмо. В нём граф сетовал на скуку, вызванную тем, что подчинённые итальянского капитана не высовывают нос из Смервика, а также просил ди Сан-Джузеппе прислать “хорошего ястреба, поскольку он [Томас Батлер — С.М.] давно не занимался соколиной охотой”. В ответном послании Ди Сан-Джузеппе сообщил, что ястреба он графу присылать не намерен, так как, судя по результатам охоты за Десмондом, охотник из Ормонда никакущий. Вошедший во вкус этого “бокса по переписке”, Томас Батлер отписал в Смервик, что “сначала он вдоволь поохотится на диких басков и итальянцев, а потому уже доставит себе удовольствие повесить Десмонда на воротах его собственного замка”.

https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xix/