April 20th, 2021

На обсуждение

Да не покажется нашим читателям странным, но да, и у Испании, и у Англии были местности, в которых они отрабатывали свои «колониальные навыки». И естественно, эти навыки потом накладывали отпечаток на все их действия в Америке и политику в отношении колоний.
Начнем, наверное, с Англии. Согласно книге «Ирландия при Тюдорах с кратким изложением более ранней истории» Ричарда Багвела,  для Англии первым средневековым колонизационным проектом стала, безусловно, Ирландия. Впервые англичане появились в Ирландии в 1160-х годах, когда король Ленстера Дермот МакМорроу ведший войну с Рори ОКоннором пригласил себе на помощь англо-нормандских лордов, из которых стоит выделить Ричерда де Клэра по прозвищу «Мощный лук» (Стронгбоу). Вскоре в междоусобицу вмешался английский король Генрих II и отвоевал себе на острове местность, которую назвали Пэйл (забор).
Периодически английские вторжения в Ирландию происходили до 1399 года, однако вскоре в Англии началась война Алой и Белой Розы, и местные англо-нормандские бароны, оставленные без связи с метрополией, «обырландились», приняв привычки и нравы местного населения.
Следующий этап колонизации связан с династией Тюдоров. После того, как Генрих VIII в 1542 году объявил себя королем Ирландии, связав два острова династической унией, возникла главная проблема – а что же делать с Ирландией? Вернее, какие действия предпринять, чтобы ее колонизировать без проблем, увеличить доходы от этих земель, и сократить расходы на них?
В результате королевой Марией I и ее мужем Филлипом Испанским было предложено два пути:
Путь первый (путь меча, sword trace): вырезать всех ирландцев, заселить на освободившиеся земли англичан и низинных шотландцев. Проблема этого пути была даже не в том, как разгромить ирландцев (английские контингенты по выучке и по вооружению превосходили ирландцев на голову), а в том, как содержать в Ирландии большую армию на постоянной основе. Ибо а) армия стоит денег; б) ее надо чем-то кормить, а в Ирландии, как в Причерноморье XVII века – земля (по мнению англичан) вокруг плодородная, но население живет грабежом.
Путь второй (путь слова, word trace): находим каким-то образом «добрых, мирных ирландцев», которых расселяем на отвоеванных у всяких Джеральдинов, ОКонноров, О'Брайанов, и прочих О'Нилов землях, создаем так называемую «черту оседлости», охраняем их, только пусть пашут, сеют и платят налоги. Проблема этого пути - нужно очень много денег, причем не единовременно, а на постоянной основе.
Изначально Тюдоры пошли по «пути слова», однако колонисты после нескольких налетов ирландцев сами превратились в люмпен-пролетариат, стали сколачивать банды и ганзы, и нападать и на ирландских соседей, и на английский Пэйл с целью угона домашнего скота.
Часть же фермеров, купивших право на землевладение в Ирландии, ехать туда не стали, а наняли для обработки земли самих ирландцев, поскольку им «житье в Ирландии привычнее». В результате вместо поступлений денег от арендной платы и налогов Мария и Филипп получили только лишнюю головную боль, и какую-то финансовую воронку, куда деньги уходили в огромных количествах и растворялись без следа.
Поэтому при Елизавете I англичане логично пришли к реализации «пути меча». В результате двух восстаний Десмонда был разорен и разгромлен Манстеру, куда было перевезено примерно 4000 английских колонистов, но самый широкий размах колонизация приобрела в Ольстере в годы правления короля Якова I. Туда было прибыло до 35 тысяч английских и ирландских колонистов. Сами ирландцы выдавливались в мало пригодный для жизни Коннахт, который в те времена называли Диким Западом (Wilde West of Ireland).
Собственно, если мы сравним действия англичан в колониях в Новом Свете – мы увидим то же самое – выдавливание аборигенов с их земель и организация чисто английских колоний, занимающихся сельским хозяйством, либо принуждение индейцев к принятию английского образа жизни и мышления и вписывание их в чисто английскую структуры («пять цивилизованных племен»). Этот опыт был целиком и полностью привнесен из Ирландии.
У Испании был совершенно другой опыт, и он отличался от английского. Собственно, после вторжения арабов на Пиренейский полуостров в 711-716 г.г. из христианских королевств там осталась только Астурия, куда бежало все христианское население страны. Мы не будем подробно рассматривать борьбу Астурии против арабов, следующий момент нашей истории – это формирование королевства Наварра (Испанской Марки) в результате распада империи Карла Великого в 877 году
Постепенно шло два процесса – это дробление Омейядского халифата на более мелкие территориальные объединения и образование христианских королевств и феодальных образований (графство Арагон, графство Барселона, и т.д.). К 1037 году христиане смогли отвоевать уже треть Пиренейского полуострова, где расположились графства Барселона и Арагон, а так же королевства Наварра, Кастилия и Леон (последние два появились из распавшейся Астурии, оттуда же появилась и будущая Португалия).
К XV веку христианами была отвоевана почти вся территория Пиренейского полуострова, только на юге остался осколок прежнего арабского владычества – Гранадский халифат, который пал 2 января 1492 года.
Как шла «рехристианизация» отвоеванных территорий? В отличие от Англии, где основной упор делался на разницу в уровне культурного и социального развития, а религия начала играть значимую роль только в конце XVI века, в Испании и Португалии религиозный вопрос был главным на протяжении всей реконкисты, и особенно – в период XII-XV веков.
Далее следует краткое изложение статьи Аны Эчеверии «Мудехарское «большинство» в Леоне и Кастилии: королевское законодательство и распределение населения (11-13 вв.)»[1].
Изначально «мудехарам» (так называли мусульманское население христианских стран в Испании на первоначальном этапе) разрешалось исповедовать свою религию, использовать свой язык и свои обычаи. Главным было, чтобы они трудились и приносили пользу и доходы. С учетом того, что мусульманское население того же королевства Арагон составляло не менее 11% населения – речь идет о довольно большой группе «неверных подданных», и понятно, что уничтожить или выгнать их без последствий для экономики не получилось бы. Взамен на такую религиозную свободу мудехары выплачивали особый налог королям Арагона, Кастилии и Леона – yizya. Тут надо учесть, что мусульмане – и это правда! – платили больше налогов, чем христиане, но имели свои льготы – например, они не служили в королевской армии и имели свое самоуправление. Однако постепенно, с ростом христианского населения, гайки мусульманам начали закручивать, что привело к мятежам, и восстания мудехаров происходили с пугающей регулярностью – 1244,1264, 1276, 1304 года, и т.д. Власти пытались этому противодействовать двумя путями – либо жестоким подавлением восстаний, либо принуждением мусульман к переходу в христианство. Очень часто мудехаров использовали в переселенческих проектах, перебрасывая их на дикие земли с тем, чтобы они их освоили.
В царствование Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского события начали развиваться стремительно. В 1486 году Фердинанд по сути отменил крепостное право в Испании, переведя за выкуп всех крестьян сначала в королевстве Арагон, а потом и в Леоне и Кастилии, с барщины на единый для всех оброк. Таким образом, крестьяне из крепостных стали арендаторами земли у помещиков. Далее, для укрепления центральной власти следовало разобраться с местным самоуправлением в городах и сделать единообразную судебную систему. Реализовано это было при поддержке церкви, и с 1483 года в Севилье начала свое существование знаменитая Священная Инквизиция, задачей которой были уголовные дела, арбитраж и борьба с ересью. В 1492 году с подачи Главного инквизитора Торквемады был подписан указ по высылке из Испании евреев. Официально евреев обвиняли в ростовщичестве, главной же подоплекой была их автономное существование в королевствах, с самоуправлением, финансовой независимостью и т.д.
Ну а через 10 лет после падения Гранадского халифата в 1502 году была опубликована «Прагматика принудительного обращения», согласно которому мудехарам ставился выбор – либо обратиться в христианство, либо покинуть Испанию. И опять-таки, эта мера была призвана уничтожить остатки самоуправления и привести мавров к формуле: «Один бог, один король, одна вера».
Здесь мы видим главное различие английского и испанского пути – если англичане ставили главной задачей в Ирландии на ассимиляцию местных и принятие ими своего образа жизни, то в Испании XVI века основной задачей и основным объединяющим жителей пунктом видели религию.
Совершенно схожие с Испанией процессы происходили и в Португалии, где в 1496 году королем Мануэлем был издан указ, подобный испанскому, образца 1502 года. Другой вопрос, что если в Испании с течением времени шло все большее ужесточение положения морисков, то в Португалии указом 1496 года все и ограничилось[2].
Что мы видим в Америке? Да то же самое. То есть поголовная католизация населения, на которую были брошены гигантские ресурсы. То есть Испания и Португалия, в отличие от Англии, основываясь на своем опыте с маврами, считали, что верность короне можно поддержать у тех, кто исповедует католическую религию.
Ну а теперь о Франции и Голландии. Эти страны не имели до эпохи Великих географических открытий собственных колонизационных проектов, сюда не получится отнести ни альбигойцев, не попытки французов утвердиться на Корсике. Поэтому эти страны начали вести политику в отношении аборигенов «с чистого листа». Французская политика получила в литературе название «патерналистской», то есть это своего рода отношение с индейцами, как с «младшим братом». Французы мало вмешивались в религиозные воззрения и социальную жизнь аборигенов, но в то же самое время по мере возможности пытались заключить с ними союзы, дабы обезопасить свои поселения от нападений.
Голландцы во главу угла ставили экономические отношения, этот тип колонизации можно назвать «монетарным». Даже тот самый факт, что голландцы выкупили место для своего поселения Новый Амстердам у индейцев за 60 гульденов (24.5 доллара) говорит о многом. Испанцы или португальцы ни у кого ничего не выкупали, а просто «вступали во владение».
Резюмируя, мы можем отметить следующее. Каждая из будущих колониальных держав, имевших «доколонизационный опыт колонизации» привнесла в свои колонии этот опыт и поступала по тем лекалам, которые были отработаны ранее. Страны, не имевшие подобного опыта, исходили из той социальной и сложившейся ко времени колонизационных проектов идеи, которые имели на данный момент. В случае Франции это главенство короля и система союзов, в случае Голландии – это экономическая и финансовая выгода.





[1] Ana Echevarria «La «mayoría» mudéjar en León y Castilla: legislación real y distribución de la población (Siglos XI-XIII)» - En la España Medieval, 2006, 29, стр. 7-30.
[2] Подробности можно узнать в статье António José da Silva Botas Rei «Moros y Moriscos en Portugal (siglos XII a XVIII)» - Fondation Mémoire des Andalous, 2018, стр. 91-106.

Просто так

Рост долга Испании в период с 1560-1598 г.г. и рост выплат процентов по долгу. В миллионах дукатов (дукат - 23.8 грамм серебра) естественно.




Год / Проценты по долгу / Долг
1560 / 1.468 / 19
1565 / --- / 25
1566 / 1.861 / ---
1573 / 2.752 / ---
1575 / 2.730 / 42.5
1584 / 3.273 / ----
1598 / 4.634 / 68

Ах да, и военные траты Испании в этот же период, по годам.

Безымянный