April 7th, 2021

"Дикий народ, дети гор..."

Пока Томас Батлер собирал войска в Дублине, в Манстере сенешаль Имокилли предпринял попытку завладеть Йогалом. В самом начале декабря 1582 года двое солдат, которым жалование не платили уже шесть месяцев, согласились за 10 фунтов на двоих открыть ночью ворота восставшим. В назначенный день один из них напоил городскую стражу, а второй подставил к воротам лестницу для нападавших. К сожалению для мятежников лестница сломалась, а несколько их людей полетели в ров. Тем не менее, какая-то часть их людей проникла в город, и даже заняла два дома, которые удерживались ими в течение трех дней. Но «подмога не пришла, подкрепленья не прислали», и восставшие были вынуждены сдаться на милость победителя. Сенешаль же при известии, что на подмогу Йогалу идут войска из Уотерфорда, с поспешностью отступил. Потери со стороны англичан составили 16 человек, со стороны ирландцев – около 60-ти. Примечательно, что вместе с отрядом, прорвавшимся в город, присутствовал католический священник, папский епископ Корка и Клойна Дермот Маграт, «очень ученый богослов», который убедил ирландцев «не убивать никого из горожан, дабы они оказали нам поддержку». Как ни странно, горожане поддержки не оказали. Часть Йогала восставшим удалось сжечь, кроме того, по словам бургомистра Фрэнсиса Агнеса «дикари унесли льняное полотно, развешенное на живой изгороди у стен для сушки».
Понятно, что солдат, впустивших мятежников в город, после короткого суда повесили, пленным восставшим сначала переломали руки, а потом просто вышибли кайлом мозги. Ормонд, обеспокоенный нападением, срочно послал в Йогал усиление.

Лично мне описание сильно напомнилов вот это:

Эпитафия Десмонду.

Я буду по нему скучать. Хоть и бестолковый, но уже какой-то свой....

По сути, смерть Демонда провела жирную черту между средневековой Ирландией и Ирландией Нового Времени. Хотя Джеральд Фитцджеральд, по сути англо-нормандский дворянин, человек совершенно скромных талантов, выступил против королевской власти именно как вассал против сеньора -  второе восстание Десмонда приняло сильный размах, и в народной памяти он остался как символ борьбы ирландцев за независимость. Это действительно иронично, поскольку граф решал свои местечковые интересы, он был готов отдать власть в Ирландии хоть папе, хоть испанскому королю, хоть вернуться в лоно Англии, и главной его заботой было сохранение своего титула и своих земель.
Тем не менее, Джеральд Фитцджеральд в Ирландии считается народным героем (хотя в нем нет ничего героического) и занимает важное место в пантеоне ирландских героев. Говорят, иногда призрак англо-ирландского графа в серебряных сапогах, восседающий на призрачном коне, поднимается ночью из вод ЛохГура, и поступь его лошади, особенно когда с моря дует западный ветер, заставляет дребезжать мостовые и окна в Дингле, а жители графства Керри и поныне водят в такие ночи туристов «послушать вой Десмонда».