April 6th, 2021

Мне нравится это письмо)

Антверпен, 12 апреля 1582 года,
Франсуа Анжуйский - Елизавете Английской.

Ваше Величество!
От своего подданного из Анжу по имени Франсуа ле Фор, я узнал, что вор Пьер Базурди (называющий себя так же Ла Лан Бордельер) недавно объявился в Лондоне. Этот проходимец хитростью украл у ле Фора в прошлом году в его замке 11 000 реалов.
Я прошу вас оказать мне услугу и разрешить арестовать упомянутого Ла Лана, где бы он ни находился, и доставить во Францию, где его дело уже было рассмотрено, и осталось только привести в исполнение приговор Парламентского суда города Ренна. В любом случае я прошу Ваше Величество арестовать и заключить его под стражу до тех пор, пока французские судьи не отправят своим английским коллегам бумаги, и они не ознакомятся с ними.
Я думаю, что эти действия послужат общественному благу, и да восторжествует справедливость, так же, как и моя благодарность вам.

Мнение захватчика

Сэр Уорхэм Сент-Леже (Warham St Leger) был солдатом много где повоевавшим. В свое время даже посидевшим в плену в Шотландии. Был и шерифом Кента, и Лордом-Президентом Манстера, во время второго восстания Десмонда стал провост-маршалом Манстера.
Вот его мнение, почему ирландские лорды так сильно сопротивляются пацификации и англификации.
Сент-Леже поздней осенью 1582 года предлагал Десмонду сохранить свою жизнь, и давал слово дворянина, что его будут содержать в какой-либо части Англии или даже Ирландии на свободе, без какого-либо заключения в тюрьму, но Джеральд требовал полного восстановления в правах и титулах. Непонятно, вел ли переговоры Сент-Леже по собственному почину, или за ним стояли королева и Берли, но вполне возможно, что действительно Лондон был не против простить главного смутьяна, дабы избежать лишних расходов.
Разъяренный ответом графа сэр Уорхэм напророчил: «В самый решающий Десмонда предадут его сторонники, и он сохранит за собой только пять-шесть футов земли. На своей могиле». Кроме того, Сент-Леже отмечал: «Причина нынешнего сопротивления и неприятия нашего образа жизни на самом деле столь же очевидна, сколь и прозрачна – для всех местных лордов и вождей, что проанглийски, что антианглийски настроенных, присутствие в Манстере английской администрации смерти подобна, ибо сразу же после установления твердой власти и твердых налогов все они окажутся на мели, ведь уже не получится больше вытягивать из местных работяг все что есть. То, от чего они должны отказаться, и толкает их воевать до последнего ирландца. Такова их дьявольская природа».


Кстати, позже, уже во время Кромвелевского завоевания Ирландии, там отличился его потомок, полковник, тоже Уорхэм, и тоже Сент-Леже