November 16th, 2020

Крымская, начало

"По совету друзей" решил тут прочитать небольшое количество лекций по Крымской, в конце этого поста дам ссылку на первую часть. Своего рода вводная.

В этом же посте хотел бы, так сказать, ответить "небоброжелаетлям" типа Белаша о (как это изящно выразился господин Костенков) том, правда ли, что "социальные и либеральные движения середины XIX века вызвали не объективные социально-экономические процессы, а коварно гадящая всем англичанка."?
Понятно,что формат по времени не позволял на этом вопросе остановиться глубже, но вот за что я более всего не люблю "критиканов в двух словах" и "делателей выводов по вопросам, которые им самим неизвестны" - так это за то, что спроси их самих что-нибудь по предмету - ну ведь ничего не знают, но мнение имеют.
Ну да ладно, мы сейчас не для них, мы для остальных.
Вообще тема комитетов "Молодой Европы" - она очень интересная, и как мне кажется-вообще еще ждет своих исследователей.

Преамбула: Король Бельгии Леопольд Саксен-Кобург-Готский писал как-то своей племяннице королеве Виктории: «У вас в Лондоне что-то вроде зверинца – всякие Мадзини, Кошуты, Легранжи, Ледрю-Ролены и так далее… которых периодически спускают на континент, чтобы там невозможно было достичь ни покоя, ни процветания…».

Ну а теперь - амбула.
Понятно, что на Венском конгрессе главы правительств приняли, что "нерушимость государственных образований" выше "права наций на самоопределение", и этим и обусловлены те самые "социальные и либеральные движения середины XIX века". Однако, как показывает история, (даже на примере революции в США и южноамериканских революций, ибо тут я могу говорить с цифрами и фактами) ни одно революционное движение не обходится без поддержки извне. Ну вот как мы с вами представляем Всех этих Мадзини, Кошутов, Легранжей, Ледрю-Роленов? Парни живут в Лондоне исключительно на членские взносы и питаются из мусорки или подачками? Да нет - жили они исключительно хорошо, в вине и женщинах себе не отказывали - более того, вербовали сторонников, даже формировали диверсионные отряды.
На все это нужны деньги. И эти деньги нашлись. У Британии. Конкретно - у британского Адмиралтейства. По статье "ремонт кораблей и тимберовки", ибо (вспоминаем Royal Navy ltd) за эти деньги Адмиралтейству не нужно было отчитываться перед Парламентом. В частности, в 1858-59 годах тот же Мадзини сидел на денежном прикорме у Джеймса Стэнсфильда (James Stansfeld), гражданского Лорда Адмиралтейства, по совместительству - резидента английской разведки.
В принципе вопрос о том, кто такой Мадзини, я окончательно для себя закрыл, когда почитал, что этот товарищ творил в Риме в 1849-м. Нет, я могу понять антиклерикальные настроения, даже - может быть - разорение церквей, и т.п., но... когда чувак на Пасху устроил в храмах Рима свой вариант Евхаристии (согласно Theodore Dwight "The Roman Republic of 1849"), заменив вино кровью священников, назвав все это "Паска Новум".... когда товарищ Мадзини собрался основать собственную «итальянскую национальную церковь» по англиканскому образцу... ну лично мне с ним все стало ясно. Какой-то больной ублюдок.
Но и это не все. Того же Мадзини устраивала Италия только по его образцу. В частности, он сорвал объединение Италии как раз в 1848-м году. Пеллегрино Росси, одновременно министр финансов и министр внутренних дел в Папской области предложил Пьемонту, Сардинии и Неаполю создать итальянскую конфедерацию государств (что-то типа Германского Союза, но без участия Австрии), однако 15 ноября 1848 года Росси был убит на лестнице в Палаццо делла Канчеллерия неким Луиджи Брунетти, связанным с "Молодой Италией". Ах да, Брунетти так же поддерживал связь с лордом Минто, специальным посланником Пальмерстона (глава МИД Англии) в Италии. Кстати, в 1840-е Мадзини спонсировался (помимо частных пожертвований) по линии британского министерства иностранных дел.
Отдельно можно вспомнить высадку Гарибальди, которая для Кавура оказалась полным сюрпризом, и как Кавуру постепенно пришлось оттеснять Гарибальди на юге. Но товарищ не сдался, и после изгнания из Италии организовал новый "демократический комитет" - "Молодая Аргентина". Так что Че Гевара имеет хороших прототипов в XIX веке.
Про попытки убийства Наполеона III агентами Мадзини все знают, думаю, дело в том, что Мадзини считал Луи-Наполеона "отступником", ибо в молодости вместе состояли в "Молодой Европе".
В принципе, я согласен с Уэбстером Тарпли, который называет все эти "Молодые Италии", "Молодые Германии", "Молодые Польши" (ага, "Христос среди наций" по выражению Мицкевича, поэтому должна быть вознаграждена территорией "от можа до можа") и т.д. "Lord Palmerston's Multicultural Zoo" (Мультикультурный зоопарк лорда Пальмерстона).
Возьмем лидера "Молодой Венгрии" Кошута. Кошут хотел равного статуса для венгров в Австрийской империи - равного с австрийцами. Но ведь в венгерской части Габсбургской империи было много других национальных групп - поляки, украинцы, немцы, сербы, румыны, хорваты и другие. Получат ли они политическую и языковую автономию? Ответ Кошута - запретить любое официальное использование славянского и румынского языков в пользу венгерского. Таким образом, Кошут был на пути к кровавому столкновению с иллирийским движением за "Великую Хорватию" и с вооруженными силами хорватского лидера Елачича. Также был конфликт с сербами. Мадзини обещал одни те же территории Венгрии, иллирийским хорватам и своему сербскому южнославянскому образованию. Затем был вопрос о Трансильвании, на которую претендовали венгры, но также и «Молодая Румыния» Димитири Голеску, другого агента Мадзини. Программа молодой Румынии заключалась в восстановлении королевства Дакия, которое существовало до римского императора Траяна. Таким образом, «Молодая Венгрия» и «Молодая Румыния» были просто запрограммированы на смертельную борьбу за Трансильванию, что они и сделали позже в общем-то. Из-за непрекращающейся борьбы венгров и хорватов, венгров и сербов, венгров и румын между собой Габсбурги смогли спасти свое полицейское государство с помощью русской армии.
И все эти товарищи сидели на подсосе у Британского кабинета и британских финансистов, получая энные суммы денег и повсюду сея хаос.
Поэтому, резюмируя. Ответ простой. Социальные и либеральные движения середины XIX века начала-середины XIX века были обусловлены политической и экономической ситуацией в странах Европы, однако возглавившие эти движения лидеры быстро нашли спонсоров в лице британского правительства и использовали полученные от Британии деньги для прихода во власть в своих государствах, а Британия использовала революционеров как дестабилизирующий фактор Европы, продвигая свои политические и экономические интересы. То есть обе стороны были друг для друга "полезными идиотами". Симбиоз, знаете ли.
Ну а по поводу Мадзини - у меня вообще возникают иногда мысли, что он не революционер, а что-то типа попа Гапона. "Западлянщик я, сынки, западлянщик". Уж слишком много он делал для того,что революция не победила. Причем не только в Италии.
Такие дела.
И да, в видео я говорю о Ганновере, что британский монарх перестал быть его королем после 1802 года (Амьенский мир). Не верьте мне, уния распалась в 1837-м, а в 1815-м смена вектора торговли с Ганновера на Францию была обусловлена протекционистской политикой Ганновера и вступлением его в Германский Союз).

Американская революция, часть 14

И чтобы далеко не ходить..))

Понятно, что неудачи и падение Филадельфии вызвали раздоры среди мятежников, и в армии образовалась так называемая «клика Конвея», которая ратовала за отставку Вашингтона и передачу командования армией Горацио Гейтсу, который, как мы помним, был обласкан после победы под Саратогой.
Томас Конвей был бригадным генералом, участником сражений при Брендивайне и Джермантауне, причем проявил себя очень неплохо. Вашингтон, видя в Конвее конкурента, был против его производства в генерал-майоры на том основании, что Конвей – ирландец, выходец из Франции, а в армии «много достойных коренных американцев». Конгресс не внял критике Вашингтона, дал Конвею очередное звание, более того – назначил его генеральным инспектором армии. Понятно, что особо хороших чувств Конвей к Вашингтону не испытывал, и в одном из своих писем к Горацио Гейтсу он написал среди всего прочего: «небеса полны решимости спасти нашу страну, если слабый генерал и глупые политики совсем не погубят ее».
Вот это – «слабый генерал» - было написано про Вашингтона. Вез письмо Конвея Гейтсу генерал-квартирмейстер американской армии Джеймс Вилкинсон. По пути он остановился у майора Стирлинга, оба они хорошенько выпили, и во время разговора по душам Вилкинсон процитировал этот отрывок из письма Конвея Стирлингу. Стирлинг позже вытащил у спящего Вилкинсона письмо, скопировал его, и отвез Вашингтону. Вашингтон был взбешен, ибо слова про «слабого генерала» он явно примерил к себе, и передал эту копию на рассмотрение в Конгресс, сопроводив его своим письмом от 31 января 1778 года: «Мои враги знают всю щекотливость моего положения, знают, какие политические мотивы лишают меня возможности напасть на них. Я не могу опровергнуть их инсинуаций, не раскрыв некоторых тайн, которые необходимо скрывать до последней возможности. Сердце говорит мне, что я всегда старался делать все, что было в моих силах. Но, может быть, я часто ошибался в моем суждении об обстоятельствах и заслужил обвинения в ошибке».
Если внимательно прочитать письмо Вашингтона, видно, что он никак не пытается оправдать свои действия, ссылаясь на какие-то туманные «тайны», при этом, в сухом остатке, Вашингтон все свои сражения проиграл, а Гейтс имел в активе Саратогу.
К тому же Конгресс сразу после Саратоги назначил Гейтса президентом Военного комитета, оставив одновременно и командовать армией Северного департамента, то есть Вашингтон формально был теперь подчинен ему. При этом Гейтса в Конгрессе поддержали Бенджамин Раш, Сэмьюэл Адамс, Томас Миффлин и Ричард Генри Ли. Особенно издевался в своих письмах Раш (к тому времени он уже не был депутатом Конгресса): «Нынешний главнокомандующий армией просто обезлюдит Америку, если только люди не будут расти так быстро, как растет трава». Ему вторил Джон Адамс: «Я устал от тактики Фабия на всех фронтах!», намекая на римского полководца Квинта Фабия по прозвищу «Кунктатор» (Замедлитель), который не вступал в сражения с Ганнибалом, а изводил того мелкими стычками и нападениями на обозы и тылы.
Кульминация произошла 19 января 1778 года. Гейтс и Конвей прибыли в Конгресс, где сторонники Вашингтона, которых было большинство, фактически заставили обоих генералов взять свои слова обратно. В результате Военный комитет, возглавляемый Гейтсом, уже к апрелю 1778 года просто распался.
Здесь стоит сказать вот что. Обвиняли Вашингтона в тактике Квинта Фабия правильно. Однако это действительно была избранная командующим Континентальной армии тактика! Если почитать американских историков – эта мысль сквозит почти у каждого.
Цитата из книги Дейва Ричарда Палмера «Военный гений Вашингтона»: «Джон Олден в конце 1960-х писал: «Американцам надо было удерживать внутренние территории до тех пор, пока Британия не устанет от войны»; Дуглас Саутхолл Фриман: «Стратегия Вашингтона заключалась в выжидании»; из «Энциклопедии по истории США» 1965 года: «План американцев состоял в обычной глухой обороне – создавать угрозу англичанам в любой точке и иметь для нормального снабжения и угрозы британцам реку Гудзон»; Или вот: «американцы на самом деле не выиграли войну у Англии, это Англия войну проиграла, причем из-за трудностей снабжения и действия за 5000 миль от метрополии, а не из-за армии колонистов». Джеймс Томас Флекснер хвалил колонистов за создание эффективной тактики «hit&run» (бей и беги), но и он отметил, что успех колонистов в конечном итоге мало зависел именно от них самих. Рассел Вейгли назвал американскую стратегию «стратегией истощения сил противника» или, в лучшем случае, «стратегией разрушителей планов» (erosion plans strategy). Томас Фронтингэм полагал, что главная задача Континентальной армии состояла лишь в том, чтобы проводить партизанские и диверсионные операции, чтобы «окутать серией беспорядочных уколов главные силы британцев». Короче говоря, главным мнением в исторической науке остается то, что американская стратегия в войне за Независимость была по существу одномерно-оборонительной и выжидательной». (Рис. 8)
Американский военный историк Макс Бут в книге «Невидимые армии: эпическая история партизанской войны с древних времен до наших дней» писал: «Британцы почувствовали, что американцы будут сражаться всерьез, в самый первый день, еще при Лексингтоне и Конкорде, где британские солдаты шагали по полям Массачусетса.
Однако американцы не собирались давать «джентльменский» бой, вместо этого негодяи-янки предпочли вести огонь из-за деревьев и каменных стен, и нанесли жестокий урон британскому подразделению.
Вообще партизанская тактика сыграла огромную роль в получении колониями независимости»
.
Таким образом, обвинения Вашингтона в тактике Фабия были совершенно непонятными, ибо Континентальная армия в «правильном» бою однозначно проигрывала бы британцам.
Другой вопрос, что многие американские генералы – те же Арнольд, Морган, Салливан, даже Конвей – были более талантливыми военачальниками, однако Вашингтон на голову был выше их как организатор и администратор. И если говорить объективно, то именно организатор и администратор на тот момент армии был гораздо нужнее, чем военные гении типа Тюррена или принца Евгения.
Проблема была только в одном: партизанскими действиями войны не выигрываются, и здесь, на счастье США, в войну вступила Франция, а потом и Испания с Голландией. Континентальной же армии оставалось только держаться, избегать сражений и выжидать удачного стечения обстоятельств.

https://fitzroymag.com/right-place/intrigi-vjelli-fordzh-i-tot-samyj-bomarshe/