November 8th, 2020

Время колокольчиков.

Читаю статью с говорящим названием "That Moral League of Nations against the United States’: The Origins of the 1856 Declaration of Paris.
Это какое-то время дилетантов.
Парижская декларация, подписанная семью европейскими державами 16 апреля 1856 года, сегодня почти забыта. Тем не менее, она знаменует собой начало современного международного права, каким мы его знаем: многосторонние договоры, открытые для присоединения всех держав с целью создания новых универсальных правил. Расширение прав нейтралов на беспрепятственную торговлю в мирное время было радикальным изменением многовековой британской традиции обширных прав на ведение войны. Нет убедительного объяснения, почему Великобритания подписала этот договор и лоббировала его принятие во всем мире. однако при ближайшем рассмотрении видно, что Декларация была пакетной сделкой, в которой Великобритания согласилась на более широкие  права нейтралов, но добилась отмены каперства. Каперство был не анахронизмом, а стержнем стратегии США на случай возможного конфликта с Великобританией. что получилось?  Да очень неприятная для США шутка. Парижская декларация закрыла большую часть мира и нейтральные порты каперам и, таким образом, каперство просто стало невозможным.
И второе. Логика диктовала, что если кто-то будет делать упор на крейсерскую войну, должен иметь как можно больше баз по миру, чтобы крейсерам было где прятаться и куда приводить захваченые суда. Это вполне себе поняли Англия, Франция и США и это обусловило новый раздел мира.
Но это не всё.
В статье Яна Мартина Лемницера "Взлет и падение Парижского мира" отмечается, что это соглашение по каперству было заключено со стороны Лондона дилетантами.
Лемницер отмечает, что британский кабинет по сути действовал против интересов Великобритании и - мотивированный наивной либеральной идеологией - принял документ, который по сути ограничивал Королевский флот, не предлагая никаких гарантий от посягательств со стороны врагов Великобритании. 
Да, сейчас многие британские военно-морские историки считают этот вопрос в значительной степени неуместным, поскольку на протяжении всего XIX века Великобритания была настолько доминирующей в Мировом океане, что при необходимости могла изменить или игнорировать любые нормы международного права, которые она сочла неудобными или наносящими ущерб ее интересам. 
Но не всё так просто. С ростом других флотов возможности Англии все уменьшались, и это потом стало проблемой уже в 20 веке.
А корни идут из Крымской войны и Парижского мира. Вообще для меня Крымская - самая долгоиграющая по своим последствиям война.

Американская революция, часть 12

29 ноября 1776 года Европу просто потрясла новость – в заливе Киберон, во Франции, кинуло якорь судно под флагом несуществующего государства – бриг «Репрессаль» капитана Ламберта Викса (Wickes). Викс хотел продать во Франции два британских торговых судна, захваченных им чуть ранее. Дело дошло до короля Людовика XVI и до американского посла во Франции Бенджамина Франклина. Франклин лично прибыл на корабль, и сообщил, что пока «продажа английских призов во Франции противоречит англо-французским соглашениям», однако корсару предложили отстояться и подремонтироваться во французском Нанте. Таким образом, французы
А) признали в американском капитане не пирата или военного преступника, а именно капера.
Б) Соответственно, признали его деятельность законной.

Этим был безмерно возмущен английский посол в Париже лорд Стормонт. Он писал: «Я слышал, вчера вечером известный доктор Франклин прибыл в Нант …, я не знаю, но подозревать, что он приехал туда как представитель Секретного Кабинета Конгресса (этот кабинет изначально занимался иностранными делами), и, поскольку он хитроумный и ловкий человек, он будет использовать любое средство, чтобы обмануть французов, воспользоваться их незнанием ситуации в Америке, дабы представить мятежников в лучшем свете. Тем самым он надеется склонить французских министров к вмешательству в нашу гражданскую войну. Он имеет здесь большие связи и общественное мнение на его стороне. Одним словом, мой Бог! – я рассматриваю это событие как опасный прецедент, и очень сожалею, что ни один английский фрегат не встретился с кораблем Викса».
Тем временем бретонские купцы, настроенные явно антианглийски, безо всяких разрешений купили призы у американца, правда занизив их стоимость раза в два, поскольку сделка-то незаконная. Часть денег была пущена на умасливание чиновников, часть – на создание подложных документов, согласно которым захваченные суда принадлежали пиратам.
Естественно, Британия обратилась за компенсациями к правительству Франции, дело дошло до секретаря по иностранным делам Вержена, который внешне обеспокоился, и обещал посодействовать англичанам, поскольку «Франция не готова взвалить на себя бремя войны с Англией». Запросили Нант, оттуда пришли документы (поддельные естественно), и эти документы были переданы Стормонту. С сожалением, мол, не знаем, о каких захваченных английских судах вы говорите, Викс захватил пиратов, которые национальности не имеют, поэтому продажа легитимна.
Англия была шокирована, газета «Паблик Эдвертайзер» бесновалась: «Законно ли покупать у несуществующей нации призы в собственном порту? И не есть ли это признание наших колоний как отдельного государства?».
Тем временем, 3 февраля 1777 года Викс вышел из Нанта, и направился в британские воды. В тот же день он захватил английский пакетбот «Сваллоу», причем – что для Лондона было особенно обидно – с дипломатической перепиской, в том числе и секретной. До 14 февраля Викс взял еще 4 британских корабля, которые привел в Лорьян. Британское Адмиралтейство было в бешенстве, Франклин растеряно писал Виксу, что «не стоит так часто отсылать призы во французские порты, поскольку это приносит много неприятностей и беспокойства и нам, и французам», капитану передали требование в 24 часа покинуть Лорьян и вообще побережье Франции. Викс отказался под тем предлогом, что ему нужно время на ремонт. При этом, чтобы обмануть комиссию, которую прислали из Бреста, специально закачал себе воду в трюмы. В результате, по старой схеме с подложными документами, он дождался продажи призов и остался в порту до конца апреля. Французы под шквалом английских обвинений еще раз приказали «Репрессаль» покинуть воды Франции, Викс в ответ просто сменил место базирования – с Лорьяна на Сент-Назер. Французские комиссары отвечали на запрос англичан, что Викс «ушел в неизвестном направлении», но скорее всего его местоположение было секретом Полишенеля, поскольку в Сент-Назере его посещали и Франклин, и Сайлас Дин.
Американский агент во Франции Уильям Кармайкл писал: «Да, это наша задача – втянуть Францию в войну с Англией, которую мы должны реализовать несмотря на французское нежелание воевать, и использование в этом наших морских сил – это один из пунктов решения этой задачи».
7 апреля 1777 года в водах Европы появилось еще одно американское судно – бриг «Лексингтон», которым командовал капитан Генри Джонстон, который прибыл в Нант с просьбой оснастить и получить полноценное судно французской или голландской постройки, предназначенное для каперства. В это же время в Париже появился Густавус Конингхэм, чья жизнь вообще больше похожа на авантюрный роман. В 1775 году он на зафрахтованном корабле «Шарминг Пэгги» отбыл в Европу, чтобы закупить там оружие для революции. Англичане перехватили корабль, однако люди Конингхэма сумели перебить призовую партию и бежали. Добравшись до Голландии, Конингхэм продал «Шарминг Пэгги» голландскому правительству, и отбыл в Париж. С помощью Бенджамина Франклина во Франции капитан приобрел люггер «Сюрпрайз», и 1 марта 1777 года захватил британский пакетбот «Принс оф Оранж», а потом и судно «Джозеф».
По старой доброй традиции, заложенной еще Виксом, он отправил призы во Францию, в Дюнкерк, однако Стормонт добился личной аудиенции и Вержена и предупредил, что Англия в случае признания и легализации этих захватов объявит войну Франции. Дело было в том, помимо всего прочего, что Дюнкерк находился в Ла-Манше, и действия корсаров в этом месте англичане допустить просто не могли. Поэтому призы англичанам вернули, а самого Конигхэма посадили во французскую тюрьму, объявив пиратом. Однако вскоре его тайно освободили, а «Лексингтон» отдали в отряд Викса, который теперь состоял из брига «Репрессаль», куттера «Долфин», и, соответственно, «Лексингтона».

Ссылка: https://fitzroymag.com/right-place/pervyj-blin-komom/