November 6th, 2020

Немного про Испанию

В российской историографии бытует расхожее мнение, что великая Испания закончилась по результатам Тридцатилетней войны, последние терции при Рокруа были уничтожены принцем Конде и далее Испания влачила жалкое существование, не достигая более никогда статуса великой державы.
Это не так. Надо сказать, что реформы Бурбонов, о которых мы говорили, вдохнули в Испанию новую жизнь, и к 1770-м годам страна устойчиво входила в пятерку лидеров как по политическому влиянию, так и по промышленному развитию. Главным локомотивом промышленного развития стала Каталония, где уже в 1720-е насчитывалось до 15 только королевских мануфактур по производству различных тканей – от холста до шелка. На 1775 год в легкой промышленности Каталонии было занято 50 тысяч человек, испанские ткани сбывались в Европе и Новом Свете и составляли конкуренцию французским и английским. С 1785 года начинается массовое внедрение ткацких машин «Дженни», которые сначала импортировались из Англии, а потом испанцы начали сами производить их. Резко вперед рванула металлургия, кораблестроение, многие испанские ученые учились металлургическому производству в Швеции, Англии и даже России.
В Астурии в последней трети XVIII века были запущены гигантские железоделательные заводы, работающие исключительно на угле. В сельском хозяйстве совместно с укрупнением сельхозвладений в руках латифундистов произошла аграрная революция. Крупные хозяйства массово переходили с трехполья на четырехполье, внедрялись механические сеялки, кукуруза, картофель, и т.д. Земли, находившиеся под паром, использовались для выращивания люцерны, клевера, репы, то есть кормовых культур для животных.
Начались гигантские стройки дорог и каналов внутри страны, это потребовало значительных финансов, что в результате привело к формированию фондового рынка.
Согласно исследованию Хосе Луиса Комелласа Гарсиа-Ллера «От «Старого Режима» до смерти Фердинанда VII. История Испании» в 1780-е государственный бюджет (доходы) оценивался в 1.11 миллиардов реалов. К 1800-м эта цифра выросла до 1.5 миллиардов реалов, или, в более привычном исчислении – 75 миллионов фунтов стерлингов (1 фунт стерлингов – 20 расчетных реалов). Для сравнения – бюджет Англии того времени составлял 96 миллионов фунтов стерлингов, то есть больше конечно, но ненамного.
Естественно, такой экономический прорыв трансформировался и в политические успехи. Так, Испания, совместно с Францией победила Англию в войне за Независимость США. Собственно, 1783 год оказался пиком успеха Испании.

Американская революция, часть 11

Продолжаем продолжать)

Помимо каперов и Континентального флота стоит еще упомянуть такие соединения как «флотилия Вашингтона» и «флотилия Арнольда». Первая состояла их 8 шхун, нанятых лично Вашингтоном, на которых просто посадили солдат 14-го полка полковника Гловера, и поставили перед ними задачу нападать на английские корабли и помогать снабжению армии. «Флотилия Вашингтона» захватила в общей сложности 55 призов.
«Флотилия Арнольда» была организована на озере Шамплейн и состояла из 15 судов, имевших в общей сложности 74 орудия. В основном это были канонерки, и небольшое число шхун, 8- или 12-пушечных. Британцы за весну-лето 1776 года переправили и построили на озере свою флотилию, в 25 единиц. У англичан самыми мощными кораблями были 18-пушечный шлюп «Инфлексибл» и 12-пушечный «Тандерер», причем последний обладал шестью орудиями 24-фунтового калибра. Всего британцы имели 5 кораблей, остальное – канонерские лодки. У острова Валькур 11 октября британцы прижали колонистов к суше и устроили настоящую экзекуцию – были потоплены или захвачены 11 американских кораблей, остатки судов Арнольд увел в мелководную бухту, где его не могли атаковать. Это поражение фактически отдало англичанам господство в этих водах. Другой вопрос, что в 1777 году Бургойн не воспользовался этим, повел армию по суше, и в результате все закончилось разгромом под Саратогой.
Перед тем, как продолжим, давайте определимся в терминах, потому что несведущие в вопросе люди очень часто путают пиратов и каперов.
Итак, пираты – это просто разбойники, промышляющие грабежом всех и вся на морях в целях личного обогащения.
Корсары (фр.), приватиры (англ.), или каперы (голл.) – это слова-синонимы - могли нападать на корабли только враждебного государства. Корсарский корабль снаряжался на деньги частного лица или группы лиц и получал от правительства патент (письмо на корсарство, каперский патент или каперское свидетельство), разрешающий вести боевые действия против недружественных судов, а также защищавший самого корсара при его встрече с дружественным кораблем. Взятую добычу, выкупы за пленников и призы (приз – это корабль противника, захваченный корсаром) полагалось представить на призовой суд, который решал, законен ли был захват, и если - да, то определял размеры выплат. В случае неудачи патент давал еще одно преимущество – владелец его считался военнопленным, тогда как любой пират был просто разбойником вне закона и мог быть вздернут на рее без суда и следствия.
Понятно, что пират вполне мог стать капером (получив патент), так же как и капер мог стать пиратом (если его патент аннулирован, но он продолжает свою деятельность, или нападает на свои или дружественные суда).
Тем не менее, грань очень четкая: каперы, корсары, приватиры состоят на службе у государства и подчиняются законам. Пираты находятся вне закона и их деятельность любым государством или правительством расценивается как уголовная.
Сравнить это можно с иррегулярными воинскими сухопутными формированиями – например, казаки или калмыки в русской армии являлись иррегулярным видом войск, однако состояли на государственной службе. Обычные разбойники на конях, хоть и могли жить по обычаям боевого братства, считались разбойниками со всеми вытекающими.
Как получались каперские свидетельства и как делились призовые? Владелец или капитан судна вносил в кассу Конгресса от 4000 до 5000 долларов, эти деньги являлись депозитом, гарантийным платежом. Далее он получал патент, комплектовал судно или суда, вооружал, выходил в море и действовал против англичан. Захваченные призы предоставлялись на призовой суд, который определял правомерность захвата, и далее все 100 процентов премии делились следующим образом: примерно 50 процентов – владельцу судна и инвесторам, вложившимся в предприятие, а 50 процентов – среди команды. Если продажей захваченных призов занимались торговые агенты, то им выплачивалась комиссия, до 3% от суммы сделки.
Для примера, мы можем посмотреть, как на путь каперства и арматорства встали торговцы из Род-Айленда Николас и Джон Брауны. Изначально они владели компанией, занимавшейся поставками в колонии чугуна, рабов и мелассы – то есть контрабандных товаров. С началом блокады Америки Брауны занялись контрабандными поставками пороха. Когда был объявлен «Закон о каперстве», естественно, они переоборудовали свои суда в приватиры, при этом, переоборудовав свой литейный цех в завод по производству пушек, оснастили ими же свои суда.
В 1776 году они были назначены Конгрессом государственными представителями на строительство фрегата Континентального флота «Род Айленд». Брауны рассматривали регулярные морские силы как конкурентов, поэтому заломили за пушки на оснащение фрегата такие цены, что местная ассамблея отказалась их покупать и обвинила их в спекуляции. Как отметил один из конгрессменов: «Я в бешенстве, когда подрядчики ведут себя так, как будто они выше закона». Естественно, эти пушки пошли на собственные каперские суда, а по всему штату были расклеены объявления, призывавшие сорвиголов идти на каперские суда Браунов, обещая быстрое обогащение, много алкоголя, женщин, и возможность поразить «слуг тирана».
В период с апреля по ноябрь 1776 года Брауны спустили на воду 65 каперов, которые захватили 41 приз на сумму, эквивалентную 1 миллиону долларов. Как мы помним, владельцам отходило 50 процентов от стоимости, таким образом, всего за 10 месяцев братья положили в карман полмиллиона долларов, причем в звонкой монете.


Корсары, приватиры, каперы