June 2nd, 2020

Остроумно, я считаю)))

1761 год, суд над Уильямом Бейли, которого обвинили в содомии и домогательстве к своему сослуживцу. На суде Уильям призвал многочисленных свидетелей защиты, которые говорили, что он «вел себя как человек, который любит женщин», «постоянно присутствовал в женских компаниях», «любит женщин в тысячу раз больше, чем мужчин». Вот от этих последних слов уважаемые судьи как-то напряглись. И предложили следственный эксперимент. Привести в здание суда продажную девку из Ист-Энда, дабы она заголилась, и посмотреть за реакцией… хм, в лосинах господина Бейли. Куртизанку привели, раздели, но реакцией естества Бейли, скажем так, остались не совсем довольны. Поэтому приговор был простой – привязать к позорному столбу на день.

И еще про енто самое

В общем, помимо всего прочего, главной проблемой для ЛГБТ XVIII века на тех же кораблях, да и на суше тоже, было фактически полное отсутствие частной жизни.
Дело в том, что количество людей на квадратный метр корабля или работного дома просто мешало скрывать гомосексуальные отношения от других людей. Вообще в XVIII веке у человека было гораздо меньше личного пространства, и не было даже тех 1.5 метров дистанции, к которым нас усердно сейчас призывают ВОЗ и Собянин.
И этот недостаток личного пространства умножался на опаску обнаружения и как следствие - согласно закону "comyttid with mankynde or beaste" - дело быстро подходило к смертной казни.
Два примера. Ханна Снелл - переоделась мужиком и служила морпехом Его Величества несколько лет. Как минимум все это время делила кровать с тремя мужчинами (спала валетиком, а не то, что подумали вы, извращенцы). Результат - как была для них и для всех окружающих "своим в доску парнем", так и осталась.
Мэри Лэки - служила матросом семь лет на шлюпе "Рэттлер". То же самое - так и не раскрыли, пока сама не призналась.
По мысли нынешнего мировосприятия - к Снелл и Лэки у мужиков как минимум должны были быть поползновения гомосексуального характера - ведь плавания долгие, общество "без баб" уже надоело до жути, тут хотя бы в не "к одиннадцати туз" зайти. Ан, нет. Нету никаких домогательств, хотя и спят обнявшись (так теплее), и в туалет ходят, и за одним столом сидят, и все делают вместе.
И это не проблема отсутствия сексуальности или гомосексуальности - тут влияет именно скученность людей. Ибо не так посмотрел, не туда руку положил, и т.п. - это заметят все, и далее - предыдущий пост в помощь.
Такие дела.

Прекрасное от Алексея Терещенко))

В 1805 году Империя Гаити, завоевав независимость от Франции, приняла конституцию. Согласно этой конституции, белые люди не имели прав гражданства и не могли владеть землёй. Вся земельная собственность белых людей национализировалась.

Но из этого правила было три исключения. Чернокожими признавались:

- белые женщины, получившие права гражданства, согласившись на брак с не-белыми гаитянами;

- немцы из немецкого поселения c чудесным названием Бомбардополис, которые не принимали участия в войне между французами и гаитянами;

- поляки: из 5200 польских легионеров, которых Наполеон отправил подавлять восстание на Гаити, 400 человек либо перешли на сторону повстанцев, либо были взяты ими в плен. Император Жак I торжественно провозгласил, что поляки - "негры Европы", они братья и их не следует называть нехорошим словом "белые люди".

Наверное, император Жак I (бывший раб, прославившийся совершенно геноцидной резнёй белых французов на Гаити), хотел сам решать, кто тут белый, а кто нет. В любом случае, гаитянские немцы и гаитянские поляки существуют до сих пор.